Встречи Россия — НАТО проводятся регулярно, практически ежегодно, хотя и называются по-разному. В ноябре 2011 года формой собрания стал семинар на тему «Отражение деятельности НАТО в российских СМИ». Что же до содержания этих встреч, то чем дальше, тем очевиднее, что натовцы могли бы и не тратиться на визиты в неизменно «фантастический город Петербург», а воспроизводить пропагандистский видеоряд, отснятый еще в середине 90-х годов, дополняя его лишь парой клипов на злобу дня.

Эта ярмарка тщеславия устраивается натовцами после очередной победы-рубежа, когда блок пополняется румынами-албанцами-прибалтами (чему нам предлагают солидарно порадоваться) или счастливо избавляет планету от очередного ирода — Саддама или Каддафи (тут нам надлежит понимающе кивать). Кстати, о Ливии... Как скороговоркой признал натовский пресс-секретарь, в резолюции ООН, призвавшей к спасению несчастных, действительно ничего не говорилось о натовском вмешательстве. Но отдельные страны альянса, будучи еще и членами ООН, преисполненными ответственности за судьбы мира, лишь довели до логической развязки глобальную потребность в свержении диктатора. Ну а то, как его растерзали, — африканская экзотика. Между прочим, НАТО ставит себе в заслугу и демократическое «переустройство» (цитата!) Балкан — с 400 тысячами крестов и колонок, которых до «переустройства» не было...

А если бы другие члены ООН помогли полковнику Каддафи пресечь кровопролитие на тех условиях, которые ранее поставили его страну в разряд преуспевающих, это уже не считалось бы гуманитарной миссией? Но натовским сценарием такие вопросы не предусмотрены. Возражать, конечно, можно. Но не дольше пяти минут. Чтобы подтвердить собственную оголтелость. Желательно с некомпетентностью в придачу. Разумеется, НАТО проводит подобные встречи не ради анализа тупикового по итогам 16 лет практического взаимодействия с Россией. Посланцы альянса в Москве — герр Диль, мистер Вильямс, мадам Франсуа, теперь — пан Пшель — из года в год сталкиваются на поприще публичной дипломатии со встречным пожеланием не избранной, а широкой отечественной аудитории, чтобы «НАТО убило себя об стенку». Так это прозвучало несколько лет назад в ходе «НАТО-ралли» по российским городам и весям. Но никого в Брюсселе это послание не озаботило.

Вряд ли ставка делается на русский sapiens. «НАТО-шоу» — это с недавнего времени повод приободрить-наставить критиков российской власти. Тогда почему на эти шоу покупаются российские же соорганизаторы? Неужели из-за обеда в ресторане «Ресторан»?

Хуже, впрочем, другое. Уже не первый год над такими «общественными слушаниями» витает посыл: «НАТО пригодится России в отношениях с Китаем». Нетнет — никто об этом вслух не говорит. Но, может, нынешняя встреча с натовцами «своевременно» наложилась на недавно озвученную идею Евразийского союза? Но ведь именно от Пекина в этом смысле многое будет зависеть. Тогда вовремя упомянутые успехи альянса в искоренении диктаторской скверны приобретают вид предупреждения-пророчества. С ним-то и спешили.

Тем временем есть вопросы, которые из года в год остаются в разряде риторических. Первый: что натовские чиновники полагают более важным — существо нашего взаимодействия или публичное его отражение с опорой на внутрироссийскую фронду?

Второй: состоит ли это существо в партнерстве или в чем-то другом? Третий: если позиция России по натовскому транзиту в Афганистан соответствует логике партнерства, как альянс откликается на озабоченность России по поводу кратно возросшего наркотрафика из Афганистана за время пребывания в этой стране международного контингента? Четвертый: как расшифровать чуть ли не еженедельные натовские заверения в пользу принятия Грузии в альянс? В каком составе и какой ценой она туда войдет? Пятый: как натовцы способствуют предоставлению России искомых ею гарантий того, что американская евроПРО не обращена против нас?

Увы, натовский регламент «партнерства» с Россией не оставляет времени ни на ответы, ни на продолжение списка всякий раз выявляемых «разночтений». И вообще, одну ли проповедь мы силимся постичь?..