2012 год оказался рекордным для российского экспорта вооружений как по объему поставленной за рубеж техники, так и по сумме заключенных контрактов (которая составила не менее 16–17 млрд долларов). Значительная часть новых контрактов пришлась на Индию, с которой в конце года во время визита Владимира Путина был заключен целый пакет контрактов объемом почти 8 млрд долларов. Среди закупаемого вооружения фигурировали 216 крылатых ракет воздушного базирования PJ-10 Brahmos.

Новый контракт еще раз подтвердил коммерческий и технический успех этой ракетной системы. Ее история начинается еще в советское время, когда в СССР приступили к разработке нового поколения крылатых тактических, оперативно-тактических и стратегических ракет для ВМФ. Одной из них стала сверхзвуковая оперативно-тактическая противокорабельная ракета (ПКР) П-800 «Оникс». Разработчиком новой системы стало НПО машиностроения под руководством В.Н. Челомея, в котором было разработано большинство отечественных крылатых ракет морского базирования. Особенностью новой системы стало требование ее размещения в транспортно-пусковом контейнере. Ракета изначально создавалась универсальной по носителям и способам старта, включая и подводный.

Впрочем, в Советском Союзе довести ракету до серийного производства не успели, а в 90-е годы российскому флоту было не до финансирования сразу нескольких программ новых ракет. Соответственно, работы по «Ониксу» были фактически заморожены. Но судьба ракеты резко изменилась, когда этим проектом заинтересовалась Индия, которая в середине 90-х остро нуждалась в новых ракетных системах для модернизированных и перспективных боевых кораблей.

Для решения одной из главных задач перевооружения своей армии индийская сторона обратилась к России с предложением создать совместное производство по разработке и производству противокорабельных ракет еще осенью 1993 года. Интересно, что первоначально рассматривалось четыре варианта возможного сотрудничества: продажа лицензий на производство в Индии ПКР; оказание технического содействия Индии в разработке ПКР; техническое содействие в самостоятельной разработке ПКР путем продажи готовых агрегатов и систем; совместная разработка комплекса.

После всестороннего анализа было принято решение остановиться на четвертом варианте. Он позволял привлечь значительные финансовые средства Индии для разработки комплексов с ПКР, обеспечивал многолетнюю загрузку российских разработчиков и изготовителей ракет. А также позволял использовать емкий рынок Индии (ее потребность только до 2015 года оценивалась в несколько сотен ракет), не считая открывавшихся дополнительных возможностей на рынках третьих стран. Кроме того, реализация этого проекта поднимала российско-индийское военно-техническое сотрудничество на качественно новый уровень, сдерживала проникновение в эту область третьих стран. Было принято решение вести работу на базе разработок экспортного варианта ПКР «Оникс» — «Яхонт» с элементами системы управления индийского производства.

Взаимная заинтересованность сторон позволила создать совместное предприятие, в котором соучредителем с российской стороны выступало НПО машиностроения (49,5% акций), а с индийской — Организация оборонных исследований и разработок Министерства обороны Индии с долей уставного капитала 50,5% (общая сумма уставного капитала составила 250 млн долларов, из которых Россией было внесено только 122,5 млн долларов). Интересным представляется источник финансирования работ российской стороной — государственный «рупийный» долг Индии.

Все это позволило уже в июле 1999 года подписать первый контракт между НПО машиностроения и СП BrahMos Aerospace на проведение работ по созданию ракетных комплексов.

Основным заказчиком стали индийские вооруженные силы, которые заинтересовались сухопутным, морским и воздушным вариантом ракеты. СП приобрело на территории Индии государственное предприятие Keltec (сейчас известное как BrahMos Aerospace Trivandrum Ltd., BATL), на котором планировалось вести серийный выпуск ракеты. С российской стороны в производственной кооперации приняло участие оренбургское Производственное объединение «Стрела».

Конструкционно российско-индийская ракета повторяет ПКР «Яхонт». Она оснащена прямоточным воздушно-реактивным двигателем, имеет максимальную скорость 2500–2800 км/ч и способна поражать цели на расстоянии до 300 км. Сверхзвуковая скорость ракеты и относительно небольшие размеры значительно усложняют ее перехват. Система наведения автономная с инерциальной системой навигации и радиолокационной головкой самонаведения. Разработка нового изделия продвигалась весьма оперативно. Благодаря имевшимся наработкам по «Яхонту» уже в июне 2001 года удалось выйти на этап летных испытаний ракеты. К началу нынешнего года было проведено уже 34 пуска BrahMos, а также выполнены проектные работы по ракете и комплексам морского и наземного базирования, развернута сборка ракет и производство элементов комплекса в России и Индии.

Сейчас до этапа серийного производства доведены ракеты корабельного базирования «корабль — корабль» и «корабль — земля», сухопутного базирования «земля — земля», на этапе разработки находятся ракеты воздушного базирования «воздух — земля». Индийский флот получил первые ракеты в 2005 году, и к настоящему времени они установлены на эсминцах Rajput и Ranvir, фрегатах Teg, Tarkash и Trikand. Этой системой также предполагается оснастить фрегаты индийского проекта типа Shivalik. Сухопутный вариант BrahMos Block I поступает в строевые части с 2007 года, причем в настоящее время ведутся испытания модифицированного варианта Block II.

Интересно отметить, что в случае с ракетой BrahMos индийские вооруженные силы уже в который раз получили систему, аналогов которой не было на вооружении Российской армии. Таких примеров в истории российско-индийского ВТС довольно много (пожалуй, самый известный — истребитель Су-30МКИ), однако, как опять-таки бывало с другими совместными проектами, благодаря Индии заказанные ею высокотехнологичные системы в итоге попали на вооружение отечественных вооруженных сил. Так, парадоксальным образом резко возросший объем работ по PJ-10 стимулировал и другие проекты НПО машиностроения.

Это было вызвано в первую очередь стабильным финансированием программы. Известно, что к 2010 году за выполненные работы НПО машиностроения получило более 500 млн долларов. В итоге уже к 2009 году кроме ПКР BrahMos были наконец завершены разработки ракеты «Оникс» и ее экспортного варианта «Яхонт». Важным также представляется тот факт, что в ходе работ по BrahMos удалось восстановить производство на российских предприятиях и их кооперацию, что позволило довести уровень производства ракет в России до нескольких десятков в год. Как результат российские аналоги BrahMos — ПКР корабельного базирования «Оникс» и береговые комплексы «Бастион» были получены российским флотом, а также Сирией и Вьетнамом. Причем об уровне совершенства ракет говорит тот факт, что они станут «главным калибром» серии многоцелевых атомных лодок четвертого поколения проекта 885 и 885М (головная лодка — «Северодвинск»), двух серий фрегатов проекта 11357 (аналога индийских 11356М) и 22350, а также малых ракетных кораблей проекта 21631.

В целом российско-индийский проект BrahMos относится к несомненным успехам российского ВТС. С одной стороны, он позволил нарастить продажи крупнейшему мировому потребителю российской военной техники — Индии, фактически монополизировав рынок ПКР этой страны, а с другой — это сотрудничество содействовало реанимации работ по российским ракетам. Будущее СП представляется довольно обнадеживающим: так, портфель заказов BrahMos Aerospace составляет не менее 5 млрд долларов, кроме того, предприятие постоянно совершенствует выпускаемый продукт. Наряду с Индией и, возможно, Россией, интерес к данной системе проявлял довольно большой круг стран, среди которых Бразилия, Кувейт, Малайзия, Чили, ОАЭ и ЮАР. Производственные мощности, на которых оценочно можно производить не менее 100 ракет в год, позволяют обеспечивать и экспортные поставки.

Наконец, не исключается и создание принципиально нового варианта ракеты под условным наименованием BrahMos II, которая будет оснащена новым прямоточным воздушно-реактивным двигателем, что позволит ракете достичь скорости 5000–6000 км/ч, то есть она станет гиперзвуковой.