В декабре 2011 года, когда в Москве начались марши протеста тех, кто ставил под сомнение результаты выборов в Государственную думу, в западном и, прежде всего, в американском истеблишменте стало твориться нечто несусветное. Многогранную и неоднозначную ситуацию в России европейская и заокеанская пресса упростила до незамысловатого тезиса: под руководством Бориса Немцова, Гарри Каспарова и Алексея Навального народ восстал против тирании Путина.

Представители международного креативного класса, который относится к России без ненависти и предубеждения и реализует это отношение в своей профессиональной деятельности, с разной степенью скептицизма отнеслись к итогам выборов в России. Не все считали разумным решение Владимира Путина вернуться на пост президента. Тем не менее агрессивность реакции на происходящее в России вызвала у этих людей неподдельную тревогу.

Интенсивность и агрессивность освещения российских событий возросла до такой степени, что американец Эдуард Лозанский, бывший советский диссидент, а ныне член Республиканской партии, президент Американского университета в Москве, был вынужден обратиться к представителям элиты с открытым письмом-увещеванием: «Американский внешнеполитический истеблишмент неустанно пропагандирует линию, что Владимир Путин — это безжалостный диктатор, который сфальсифицировал недавние выборы в Думу. Выражения, которые используют высокопоставленные дипломаты, порой трудно отличить от оскорблений». «На Путина в наших медиа нападают с такой яростью, что это уже становится неприличным», — написал тогда же Уильям Данкерли, американский медиааналитик, специализирующийся в том числе на изучении антироссийских пропагандистских кампаний.

Однако прагматиков, симпатизирующих России, на Западе называют кремлевскими наймитами и видят в их выступлениях «руку Москвы».

В феврале 2012 года вышла статья Владимира Путина «Россия в меняющемся мире». Говоря об образе России за рубежом, он подтвердил очевидное: «Надо признать, что успехов здесь у нас немного». Может, и помощь теперь подоспеет, — решили ветераны пророссийского движения.

6 июня 2012 года, в день рождения Александра Сергеевича Пушкина, нас собрал у себя в «Русском доме» в Вашингтоне Эдуард Лозанский. Мы познакомились, сверили часы, сочинили страстный текст против «закона Магнитского», который Лозанский тут же разместил на правах рекламы во влиятельной газете «Вашингтон таймс». В те же дни в Вашингтоне было распространено письмо Национального совета по внешней торговле США с критикой ряда ключевых положений «закона Магнитского». «Эх, нам бы мандат от Москвы! Да, с такими союзниками мы бы камня на камне от этого закона не оставили», — думали мы.

Скоординировав дальнейшую работу, мы помогали друг другу добывать недостающую информацию, оповещали о новых угрозах, договаривались со знакомыми редакторами о публикациях статей или выступлениях в эфире наших коллег.

Некоторые порой впадали в отчаяние. Вот что написал канадец Патрик Армстронг, много лет проработавший аналитиком министерства обороны своей страны и какое-то время — советником посольства в Москве: «Давайте представим, что президентом России стала мать Тереза. Вот как западные СМИ будут освещать ее деятельность: Со времен Ивана Грозного Россия была ужасным местом, и у президента матери Терезы нет никаких шансов провести здесь успешные реформы… Президент мать Тереза говорит, что гордится русской историей — Ага! Россия готовит вторжение в Польшу, говорит наш источник... В России циркулируют слухи о неминуемом государственном перевороте. Наш все тот же источник считает, что дни президента матери Терезы сочтены… БАБ придумывает историю о преступлениях, совершенных матерью Терезой. Ее подхватывают все основные медиа... Мать Тереза не поддерживает план США вторгнуться в очередную арабскую страну. Не такая уж она и святая, оказывается… И все возвращается на круги своя».

Тем не менее Армстронг стал одним из авторов вышедшей в этом году на русском и английском языках книги «Путинская Россия как она есть», отличного контрпропагандистского продукта, где западные авторы опровергают, кажется, все стереотипы о России, которые внедряют западные СМИ. Ее издал за свой счет финн Йон Хеллевиг, юрист, бизнесмен и эксперт Американского университета в Москве.

В этом году в ночь перед католическим Рождеством одна очень известная нью-йоркская журналистка разослала по нашему дискуссионному списку отчаянное письмо: «Объясните Москве: пусть они принимают какие угодно ответные меры на «список Магнитского», но только не запрет на усыновление! Америка еще не пришла в себя от расстрела 20 детей в Ньютауне, и сейчас это действие будет интерпретировано как посягательство на права детей и встречено здесь крайне негативно. Это будет стратегической ошибкой!» Неутомимый Уильям Данкерли, оторвавшись от семейного праздника, стремительно написал статью об этом, предложив иные разумные выходы из ситуации. Ее так же стремительно напечатала «Комсомольская правда». Увы, случилось это в тот самый день, когда «закон Димы Яковлева» был подписан президентом.

 Алексей Панкин, эксперт Американского университета в Москве

Другие материалы главной темы