www.tatu.announcements.ruФильм основан на реальных событиях, персонажей немного, но все «звезды», съемки прошли в Марокко, любимых местах Ридли Скотта, — казалось бы, что еще надо для успешной прокатной судьбы? Фабула фильма — история российского экипажа, проведшего год в плену у талибов и спасшегося, угнав свой собственный самолет, казалась беспроигрышной. Однако почти полтора года попыток сложить из горы отснятого материала внятную историю не привели ни к чему. Попытки ходить вокруг да около внятной идеи, размышлять о человеческих отношениях (будто бывают какие-то другие) отвлекали творцов. Была собрана версия фильма на 3 часа 10 минут, которую практически невозможно было смотреть.
Пришлось обращаться туда, где твердо понимают, что нет фильмов без идеологии и, не сформулировав ее, нет смысла браться за кино. Мною была приглашена знаменитый голливудский режиссер монтажа, лауреат «Оскара», смонтировавшая практически все фильмы Бернарда Бертолуччи, г-жа Габриелла Кристиани.
История ее поиска, установление контактов, ведение переговоров — это то, что может быть совершенно отдельно и увлекательно описано. Но поверьте, что заманить поработать в России специалиста из Голливуда такого уровня, как Габриелла, было весьма непросто. Приехав, она отсмотрела весь материал и задала ровно один вопрос: «О чем будем делать фильм?» Ведь из любой груды глины можно сделать как народную свистульку, так и музейный шедевр. Я ответил: «Девиз фильма — «Русские не сдаются»«. О?кей, сказала она, тогда все понятно: фильм о том, что русские не сдаются, на этом материале будет хронометражем 1 час 40 минут — и взялась за работу. Так и получилось, а фильм стал успешен в прокате и любим зрителями.
Для любого американского кинодеятеля как дважды два понятно, что кино любого жанра есть сфера приложения идеологии — государственной, корпоративной, общественной, какой угодно, но без нее кино — лишь набор сцен, «движущихся картинок». Они, правда, предпочитают модное ныне и у нас слово message, но сути это не меняет. В постсоветском кино слова «идеология» или, не дай Бог, «идеологичное кино» — ругательные.
Продюсер или режиссер, заподозренные в согласии с какими бы то ни было мыслями политического руководства стра­ны, считаются предателями идей демократии, а уж попытки провести эти мысли в жизнь (читай — в кино) считаются просто позором. Никак не забуду негодующих вопросов из демСМИ после фильма «Обратный отсчет» — уж не из Кремля ли создатели фильма получали указания и финансирование? И ведь это они еще не знали, что я настаивал на том, чтобы рекламным слоганом фильма была знаменитая фраза «мочить террористов в сортире» — у нас в фильме, по сценарной логике, финальная драка главного героя с террористом происходит именно в общественном туалете. Но инвесторы и прокатчики посчитали эту идею слишком авангардной и идеологизированной, хотя в ее «прозрачности» был заложен и коммерческий смысл. Это могла быть улица с двусторонним движением — инвестор получил бы большую прибыль за счет яркости рекламной кампании, а государство — большие идеологические дивиденды. Кстати сказать, никакого финансирования из Кремля не было. К сожалению.
Думаю, что за прошедшие пять лет ситуация изменилась. Финансирование государством через федеральный Фонд эконо­мической и социальной под­держки отечественного кинематографа компаний, признанных лидерами отечественного кино, — это безусловный шаг вперед, и, хотя фонд демонстративно не цензурирует проекты, предложенные компаниями, госфинансирование дает возможность с большей легкостью искать инвесторов на такие «непопулярные» жанры, как драматическое и патриотическое кино. Критерий коммерческой успешности при этом никто не отменял, однако опыт вышеозначенного фильма «Кандагар» (пусть и с голливудским вмешательством) показывает, что и серьезная патриотическая драма может быть финансово весьма привлекательной.
Сегодня компания «Рекун-Синема» при поддержке фонда реализует новый проект — художественный фильм с рабочим названием «Матч смерти». Мы планируем закончить работу над фильмом в декабре 2011 года. Это героическая драма по жан­ру, история о том, как в 1942 году футболисты киевского «Динамо» в оккупированном фашистами Киеве играют против них в футбол и выигрывают все матчи, даже под угрозой смерти. Это фильм, посвященный духу победителей, тому, как этот дух в нас живет и откуда берется. Мне это интересно и, думаю, будет интересно и большому числу жителей нашей страны, которые подтвердят это, придя в кинотеатры.