Неважно, кто пришел к власти в республике. Важно, что благодаря стратегическим изменениям на Южном Кавказе страна получает уникальный шанс.

Ровно неделю назад в Армении прошли выборы президента республики — событие, достойное внимания не столько само по себе, сколько как повод обратить внимание на возможные перемены во всем регионе Южного Кавказа. О том, что победу на выборах одержит нынешний лидер страны Серж Саргсян, сомнений не было ни у кого — как в самой Армении, так и за ее пределами. Так, еще задолго до выборов известный армянский политолог Сергей Минасян охарактеризовал их как «технические». И действительно, какими они могли быть, если среди претендентов на высший государственный пост, по сути, не было ни одного человека, обладающего возможностями и влиянием, даже близко сравнимыми с ресурсом действующего президента. К тому же в выборах не принимали участия традиционные возмутители спокойствия: первый президент Армении, а ныне лидер Армянского национального конгресса Левон Тер-Петросян и второй президент республики Роберт Кочарян.

Эти два политика, о которых довольно долго говорили не иначе как в контексте их возможного возвращения во власть, были какое-то время реальными конкурентами действующего президента. Но за последние год-два разговоры о возвращении постепенно утрачивали свою актуальность, пока не сошли на нет. Дело в том, что и Тер-Петросян, и Кочарян ассоциируются у армянских избирателей с карабахским конфликтом (при Тер-Петросяне началась война, а Кочарян сам принадлежит к так называемому карабахскому клану, к которому в самой Армении довольно неоднозначное отношение), в результате которого страна, по сути, оказалась в блокаде. Что же касается семерых фигурантов избирательных бюллетеней, то они еще более уступают в привлекательности Сержу Саргсяну, при котором живется хотя и не сладко — а какая еще может быть жизнь в условиях блокады, — но зато относительно спокойно.

Например, лидер партии «Свобода» Грант Багратян в середине 1990-х был премьерминистром и «отцом армянской земельной реформы», которую называют самой последовательной и либеральной на всем постсоветском пространстве. Принимая во внимание средний уровень жизни в армянской глубинке, наивно было рассчитывать, что оценка Всемирного банка совпадет с мнением рядового армянского избирателя.

Или другой кандидат — Раффи Ованисян, сын известного американского историка Ричарда Ованисяна. Он вырос и получил образование в США, потом перебрался на историческую родину и в 1991–1992 годах был даже министром иностранных дел Армении. На последних парламентских выборах возглавляемая им партия «Наследие» получила немногим более 5% голосов.

В президенты также баллотировались: бывший министр иностранных дел непризнанного Нагорного Карабаха Арман Меликян, политолог Андреас Гукасян, специалист по мифологии Вардан Седракян и лидер объединения «За национальное самоопределение» Паруйр Айрикян. Во времена позднего СССР господин Айрикян активно выступал за государственную независимость Армении, за что неоднократно арестовывался, а в 1988 году был даже лишен советского гражданства и выслан в Эфиопию.

Но, повторимся, ни харизма, ни многочисленные заслуги остальных кандидатов не помешали прагматику Саргсяну одержать убедительную победу уже в первом туре. Иного никто и не ожидал. В обзоре американского исследовательского центра Stratfor говорится:

«Нынешние президентские выборы в Армении вряд ли приведут к сколько-нибудь значительным политическим изменениям в стране. Но они пришлись на время начала стратегических изменений на Южном Кавказе. Благодаря начавшемуся потеплению между Россией и Грузией армянская экономика получает хороший шанс не только на оживление, но и на бурный рост, который может вызвать региональная интеграция. Все предыдущее десятилетие Армения была главным и, пожалуй, единственным союзником России на Южном Кавказе. Грузия однозначно ориентировалась на США и НАТО, а Азербайджан довольно успешно балансировал между интересами Москвы и Запада. После прошлогодних выборов в грузинский парламент, в результате которых премьер-министром страны стал Бидзина Иванишвили, отношения между Москвой и Тбилиси начали улучшаться. Это не может не беспокоить Азербайджан и Турцию, но более чем устраивает Армению, стремящуюся вырваться из экономической блокады и политической изоляции».

Наметившиеся в Закавказье подвижки уже привели к возобновлению интереса к целому ряду проектов — вроде возобновления железнодорожного сообщения между Россией и Арменией через территорию Абхазии и Грузии. В этой связи весьма примечательны заявления Иванишвили, сделанные им во время визита в Ереван в последние дни января. Грузинский премьер, в частности, говорил о возобновлении железнодорожного сообщения через грузинскую территорию, о том, что Армения является хорошим примером и «Грузия должна завидовать Армении белой завистью». В отличие от армянских выборов, не вызвавших в Грузии никакого интереса, слова об «армянском примере» сопровождались множеством комментариев, в том числе о скором изменении внешнеполитических ориентиров Тбилиси.

Но даже если отбросить в сторону смелые прогнозы по поводу резкой смены курса, то и крайне осторожной реакции некоторых официальных лиц на заявления премьер-министра вполне достаточно, чтобы сделать вывод, что перемены все же будут. Например, министр иностранных дел Грузии Майя Панджикидзе в интервью Prime Time заявила, что слова Иванишвили следует понимать в том смысле, что в интересах Грузии иметь хорошие отношения со всеми соседями, в данном случае — с Россией. При этом Панджикидзе, отметив необходимость восстановления связей с РФ, исключила вхождение Грузии в СНГ даже в перспективе и заявила, что единственные международные структуры, куда вступит ее страна, — это Евросоюз и НАТО.

Что же касается возобновления железнодорожного сообщения, то, по словам министра иностранных дел, решение о нем будет принято только после детального рассмотрения и изучения вопроса, из чего можно заключить, что вопрос, скорее всего, рассмотрят.

В соседнем Азербайджане к результатам выборов в Армении отнеслись с традиционным недоверием. Бакинская газета «Эхо» пишет о массовых фальсификациях в ходе «нарисованных» выборов, об акции протеста, которую намерены провести сторонники занявшего второе место Раффи Ованисяна, и о голодовке, которую хочет объявить другой проигравший кандидат — Грант Гукасян. «Эхо» также сообщает о массовых фактах порчи бюллетеней, в которые разгневанные избиратели вписывали собственных кандидатов в президенты. Фаворитами протестного голосования стали: герой советского мультфильма Чебурашка и Ким Кардашьян, американская поп-дива армянского происхождения.

Азербайджанский портал aze.az приводит слова директора российского Центра политической информации Алексея Мухина о том, что избрание на второй срок Сержа Саргсяна никоим образом не повлияет на урегулирование вокруг Нагорного Карабаха. Азербайджан и Армения занимают по этому вопросу диаметрально противоположные позиции, и урегулирование конфликта на данном этапе возможно только через войну, что не устраивает ни одного из внешних игроков в Закавказье. В то же время нет никакой гарантии, что в случае начала войны Россия выступит на стороне Армении, решение будет приниматься исходя из анализа обстановки, пишет aze.az со ссылкой на российского политолога.

Интересный комментарий к выборам президента Армении предлагает влиятельный турецкий еженедельник Zaman. По мнению издания, Саргсян вряд ли предпримет какие-то шаги в сторону карабахского урегулирования и улучшения отношений с Турцией и Азербайджаном, но наверняка постарается воспользоваться наметившимся потеплением между Москвой и Тбилиси, чтобы вывести Армению из экономической и политической изоляции. Особое внимание во время своего второго срока президенту придется уделить проблеме массовой эмиграции из республики. Армению ежегодно покидают десятки тысяч людей, которые уезжают, главным образом, в Россию и США. Zaman приводит цифры: только в 2009 году российское гражданство получили 55 тыс. армян, а за период с 2001 по 2009 год россиянами стали 272 тыс. бывших граждан Армении. Американское гражданство за этот период получили 20 тыс. армян.