Истекает срок Обамы… Ну, точнее, пока не истекает, заканчивается первый срок, и теоретически американский президент еще имеет шанс переизбраться на второй. Предвыборная кампания в США только набирает обороты, и мы еще увидим и неожиданные ходы, и острые баталии, и «скелеты в шкафу». Однако возникает желание посмотреть на героя последних лет, так сказать, в реальном виде, без PR-шелухи.

Понятно, что деятельность Барака Хусейна Обамы на посту президента во многом была посвящена чисто тактическим аспектам, особенно с учетом продолжающегося, чтобы не сказать усиливающегося, экономического кризиса. Однако в его работе явно прослеживается и стратегическая линия. Во всяком случае, мне она кажется очевидной. Другое дело, что линия эта не столько активная, сколько пассивная, направленная на сохранение того, что есть, но, тем не менее, она существует. И это выгодно отличает Обаму от многих других политических деятелей прошлого и настоящего.

И, как мне кажется, и историческая роль Обамы в том случае, если он выборы проиграет, и его деятельность на посту президента во время второго срока, в том случае если он выиграет, будут определяться именно успехом его стратегической линии. В конце концов, много ли людей лет через 20 будут помнить само название базы в Гуантанамо, закрытие тюрьмы в которой было важным фактором предвыборной кампании Обамы 2008 года? Мне кажется, что не очень. А вот некоторые другие моменты…

Антибуш

Обама шел к посту президента с невероятной скоростью, на волне обновления. Всем надоело жесткое мракобесие Буша-младшего, который упорно цеплялся за консервативные ценности и окружение которого вызывало явные ассоциации с известной книгой Марио Пьюзо о крестном отце. Никто тогда еще не понимал, что Буш пытался остановить уже начавшееся сползание эшелона американской экономики с накатанного пути, и ничего, кроме невероятной воли, тут было не нужно. Но избирателям надоело смотреть на напряженные мышцы и голую силу, им не нравилось, что кризис не заканчивается, они хотели обновления и начала роста. И им дали соответствующий образ в лице Барака Обамы.

Можно много спорить на тему о том, откуда взялся на высшем на планете административном посту (ну тут мы немножко забываем про Китай) человек, который никогда ничем не руководил. Было много разговоров о том, кто пишет ему программу действий, про историю его появления в американском истеблишменте, про его «наследственные» связи с ЦРУ, про отношения с «еврейским лобби», про роль «клинтоновских клептократов»… Но, по большому счету, после того как Обама стал президентом, на кнопку стал нажимать именно он, именно его подпись стала ставиться под всеми документами. Он должен был предъявить реформы, и он их предъявил.

Главных реформ было три. Первая касалась внешней политики — Обама активно продвигал идею о том, что от силового доминирования, свойственного Бушу-младшему, нужно переходить к системе взаимодействия с различными региональными лидерами и созданию временных и постоянных коалиций для решения необходимых вопросов (провал попыток согласовать с ООН агрессию в Ираке дорого стоил и лично Бушу, и всей Америке). Вторая и третья были внутренними — медицинская реформа и реформа налогообложения.

И вот тут начались проблемы… Нет, на первом этапе все было не так плохо. Можно вспомнить про колоссальное мировое турне Обамы после инаугурации, в рамках которого было, в частности, блестящее выступление в Каире (предлагаю, кстати, всем желающим разобраться в том, что происходит в мировой политике, прочитать это выступление сегодня, после событий последних лет). Однако в процессе создания новых коалиций Обама давал много обещаний, а вот реализовать их, в общем, не смог… И сегодня уже совершенно не важно, что, когда он (и его команда) выстраивал свои внешнеполитические конструкции, у США был один ресурс, а в процессе их реализации ресурс стал существенно меньше (кризис-то продолжался!). В конце концов, что мешало разобраться в ситуации заранее? Теория кризиса уже много лет как была написана, правда, не в США… Это победителей не судят, а проигравших…

В любом случае уже по итогам первых двух лет внешнеэкономической активности Обамы (в том числе и в рамках нового формата, так называемой двадцатки) стало понятно, что Буш, закрывающий своим телом пробоину в корпусе судна американской экономики, может быть, был не так уж неправ: ресурсов на сложные маневры явно не хватало, проблемы множились. И сегодня Обама уже не смотрится как выдающийся политик мирового масштаба: его внешнеполитические достижения весьма и весьма ограниченны. Тем важнее стало для него решение проблем внутренних.

Президент-«социалист»?

Реформа здравоохранения в США назрела давно — уж слишком много людей не имели возможности получать реальную помощь. А если еще учесть продолжающийся кризис, который, хотя это и не признавалось мэйнстримовской экономической наукой, все-таки снижал уровень потребления граждан, проблема могла за достаточно короткий срок стать не просто критической, речь могла идти о социальной катастрофе. И Обама, воспользовавшись своим колоссальным авторитетом, созданным в процессе предвыборной кампании, и тем обстоятельством, что его партия имела большинство в обеих палатах конгресса, реформу продавил. И оказался в довольно сложной ситуации.

Дело в том, что сама эта реформа, дающая многим людям незаработанные ими блага и накладывающая дополнительный «оброк» на других людей, глубоко противоречила тому, что называется «американский образ мысли». В результате в адрес Обамы полетели разные ругательства, включая страшное для США слово «социалист». Разумеется, Обама не дурак и прекрасно понимал, что ему грозит, но тем не менее пошел на риск. И ему удалось не только протащить реформу через конгресс, но и отразить нападки оппонентов, которые пытались оспорить ее в Верховном суде США.

А вот реформа налоговой системы провалилась. Все попытки Обамы надавить на банкиров и финансовую систему США, даже столь некорректные, как публичные нападки на «жирных котов», ни к чему не привели. Да и возможности президента после 2010 года были ограниченны — республиканцы отвоевали себе одну из палат конгресса. А ведь аргументы Обамы были очень серьезны: доля богатых в перераспределении национального пирога достигла в США совершенно неприличного масштаба.

Тем не менее поползновения увеличить налогообложение для состоятельных граждан (даже просто отобрать у них льготы, выделенные Бушем) не увенчались успехом. Если бы Обама начал именно с налоговой реформы, возможно, ему удалось бы ее протолкнуть, но тогда не прошла бы реформа здравоохранения. Сейчас об этом говорить бессмысленно — что есть, то есть. Отметим, что недостаток поступлений средств в доходную часть бюджета Обаму не очень волновал — он все равно увеличил расходную часть примерно на триллион за счет роста долговой нагрузки на бюджет. Это, кстати, стало еще одной серьезной проблемой, затуманившей его предвыборные перспективы, однако и тут он на попятный не пошел. Казалось бы почему?

Вряд ли Обаму можно считать упертым идиотом, значит, у него должны были быть какие-то соображения. Главным из них, безусловно, является необходимость поддерживать на плаву экономику США: чем чревато ее ослабление Обама уже воочию убедился на примере своей внешней политики и отношений с Китаем. Но что делать для усиления экономики и, главное, можно ли что-то сделать?

Спасти средний класс!

Первые два года, что Обама находился у власти, денежные власти США пытались стимулировать рост. Но затем эти потуги прекратились, и последние два года эмиссия ФРС носит чисто поддерживающий характер, она только компенсирует падающий спрос и позволяет закрывать дефицит бюджета. Так в чем же заключается экономическая стратегия Обамы? Стоит напомнить, что одним из главных советников президента является Пол Кругман, нобелевский лауреат по экономике, известный публицист и блогер. И у него есть весьма и весьма важные идеи, которые он не мог не донести до своего патрона.

Ключевой для Кругмана является идея сохранения среднего класса. Отметим, что эта проблема занимает сейчас многих представителей американского интеллектуального истеблишмента, например, Фрэнсиса Фукуяму. Понятно и почему они цепляются за эту идею: и Кругман, и Фукуяма — люди, безусловно, умные, и они прекрасно понимают, что нынешний кризис угрожает самим основам капиталистического общества.

В конце концов, главное для этого общества — это «священное» право частной собственности и демократия. Но нужны ли они бедным? Нет, конечно. У них нет собственности, и им нет дела до демократии. Нужны ли они богатым? Нет, у них достаточно ресурсов для того, чтобы защищать свою собственность самостоятельно, демократия им для этого не нужна, они прекрасно существовали, например, при феодализме. Демократия нужна среднему классу, чтобы защищать его невеликую для одного, но массовую для всего общества собственность.

А вот если среднего класса не будет, то современному западному обществу придет конец. Это будет означать историческое поражение западного глобального проекта. И Фукуяма, и Кругман настаивают на этом. И если посмотреть на политику Обамы, то мы увидим, что вся она направлена на одну цель — сохранение среднего класса!

Не маньяк ли Обама? Может быть, нужно было поставить перед собой более простые и понятные обществу задачи? Мне кажется, что нет. Сам ли президент это понял, или ему Кругман со товарищи объяснили, но для него эта тема является принципиальной, и в этом я с ним согласен. Поскольку наш анализ экономического кризиса показывает, что главным его социальным последствием станет как раз исчезновение среднего класса. Сегодня он существует только за счет кредитной и бюджетной накачки спроса, завтра эти ресурсы будут исчерпаны. И что тогда?

Бесплодные усилия

Я не знаю, понимают ли Кругман и Обама, что кризис будет нарастать и сохранить средний класс практически невозможно. Но то, что этот класс под угрозой, они явно поняли и активно пытаются спасти ситуацию. Именно на поддержание среднего класса направлена в реальности реформа здравоохранения, поскольку очень скоро у большей части представителей этой группы населения не будет денег на медицинскую страховку, а она — важнейший элемент самоосознания представителей среднего класса. Именно на поддержание бедняков, которые рассчитывают попасть в средний класс, направлены бюджетные расходы Обамы. Обратите внимание: если в начале кризиса деньги тратились в основном на поддержку финансового сектора, то сейчас львиная доля бюджетных средств идет на социальные расходы.

Да, рост этих расходов вроде бы увеличивает количество иждивенцев. Но на самом деле, вместо того чтобы впасть в беспросветную нищету, люди в случае удачного стечения обстоятельств могут получить приличную работу и реально вернуться в средний класс. Если денег им не давать, шансов на такое возвращение не будет.

Обама активно пытался изменить механизмы перераспределения прибыли в экономике, которые последние десятилетия действовали исключительно в интересах богатых. Состоятельные граждане ругают президента, утверждая, что их обирают. Это, конечно, вранье, более того, именно необходимость компенсировать для среднего класса «выпадающие» доходы вынуждает правительство и самих представителей среднего класса увеличивать свои долги (перед теми же богатыми). К сожалению, нынешний президент стал жертвой доминирующей в США идеологии, которая так долго демонизировала социализм, что сегодня не может себе позволить минимальные социалистические эксперименты даже ради спасения устоев западного общества. А сказать правду Обама не может (да и никто не может), потому что в нынешней ситуации объяснение реальной картины в экономике может вызвать такой обвал, что мало никому не покажется. И спасая систему от обвала, Обама вынужден за это же подвергаться жесткой критике.

Разумеется, мы прекрасно понимаем, что усилия Обамы завершиться успехом никак не могут. Он тут не виноват — за 30 лет расходы домохозяйств (как раз среднего класса!) превысили их реальные доходы на 20—25%, и практически все механизмы стимулирования спроса исчерпаны. Да, еще пару лет бюджет США выдержит, но дальше-то система точно пойдет в разнос. Впрочем, Обаме сегодня на это наплевать. Его главная задача — выиграть выборы в ноябре, а потом будь что будет…

Второй Гувер

Оценивая деятельность Обамы, я вынужден констатировать, что он попал в самую дурную ситуацию, какую только можно представить. В некотором смысле, он повторил опыт Герберта Гувера, отличного инженера, хорошего организатора, который был президентом США с начала 1929 до начала 1933 года. Он делал все, что мог, для преодоления кризиса, но вошел в историю как его виновник и бездарный лидер. А Франклин Рузвельт, который делал практически то же самое, что Гувер, стал национальным героем просто потому, что к началу его первого президентского срока острая стадия кризиса, характеризующаяся быстрым экономическим спадом, закончилась.

Если бы Обама спровоцировал острую стадию кризиса в самом начале своего срока, у него, теоретически во всяком случае, был бы шанс к концу правления показать улучшение. Другое дело, что общество, которое бы он получил по итогам кризиса, сильно бы отличалось от того, которые мы видим сегодня. И на это он никогда бы не пошел. А сегодня у Обамы нет шансов, даже если он выиграет выборы. Поскольку свалить вину за кризис на предшественников президент уже не сможет — слишком долго он будет руководить страной. Остается только уповать на удачу: вдруг случится нечто, что заставит американскую экономику по совершенно иррациональным причинам пойти в рост. А в случае нормального развития ситуации у Обамы практически нет шансов войти в историю США в качестве позитивного персонажа. Во всяком случае в ближайшие лет пятьдесят. Напомним, кстати, что Гувер сегодня уже не считается плохим президентом. Общество стало понимать, в каких обстоятельствах он действовал, и начался процесс переосмысления его роли в истории. Но произошло это лишь после того, как умерли все, кто помнил Великую депрессию, — до того реабилитация была категорически невозможна.

Обама в тупике. Никто не понимает, зачем он делает то, что делает, богатые при этом активно проплачивают негативные материалы против него, а сам американский президент ничего не может сказать в ответ, опасаясь усилить проблемы. По мере ухудшения экономической ситуации, по мере нищания бывшего среднего класса, все будут предъявлять претензии именно ему, но шансов изменить общественное мнение у Обамы не будет. К тому же жизнь сложилась так, что именно его партия защищает интересы Уолл-стрит, то есть финансового сектора, и поэтому довести до конца свои атаки на него Обама не способен. Это противоречие, скорее всего, сильно отравляет ему жизнь, но он вынужден мириться с этим.

Отметим кстати, что последним президентом США, который осмелился по собственной инициативе менять правила игры, установленные элитой, был Ричард Никсон, и он за это поплатился: его подвергли импичменту. И это несмотря на то что Никсон спас США в начале 70-х, когда они реально проигрывали СССР. Что уж говорить про Обаму, который явно не в состоянии предъявить американскому обществу конструктивную программу. По нашему мнению, впрочем, такой программы и быть не может.

Действующий президент надеется лишь на тактические предвыборные ухищрения, на слабость своих противников (у которых, естественно, тоже нет позитивной программы) и на удачное стечение обстоятельств. Он может даже выиграть ноябрьские выборы, но сделать что-то позитивное у него наверняка не получится. А значит, во время его президентства или после него начнется обвал, и Обаму практически неминуемо объявят его виновником.

Другие материалы главной темы