Объявленная в стране «война с наличными» предоставляет крупнейшим кредитным организация отличный шанс для дальнейшей монополизации рынка. Однако, потворствуя возрастающим аппетитам банкиров, финансовые власти пока оставляют в стороне вопрос о гарантиях потребителям банковских услуг. Последствия такой «забывчивости» могут оказаться весьма неприятными.

Заявляя о необходимости ограничения наличного оборота в стране, Минфин предлагает уже со следующего года ограничить максимально возможную сумму покупок за наличные. Напомним, что на первом этапе сумма ограничения составит 600 тыс. рублей, но уже с 2015 года этот порог будет понижен до 300 тыс. рублей. Фактически население насильно выдавливается в банки. При этом нынешняя сумма страхования вкладов (700 тыс. рублей) явно недостаточна для того, чтобы гарантировать сохранность средств граждан при совершении ими крупных сделок (автомобили, недвижимость). Смогут ли банки повсеместно гарантировать сохранность средств при совершении банковских расчетов, а финансовые власти, в свою очередь, стабильность банковской системы — большой вопрос.

Уже круг

Чиновники заявляют, что переход на безналичные рельсы решит сразу множество проблем: снизит расходы, уменьшит преступность, сделает денежные потоки более прозрачными, а повседневные расчеты более удобными. Но при этом почему-то не учитываются нюансы текущей российской действительности. Государство выбирает административный путь решения проблемы, а не стимулирующий.

«Вероятно, можно сократить объемы выплат наличными, обязав все бюджетные организации и предприятия использовать банковские счета и карты как при перечислении зарплаты, так и при выплате пенсий и социальных пособий. Но никто не гарантирует, что, получив карту, граждане не будут использовать ее дважды в месяц при получении зарплаты. Можно обязать торгово-сервисные предприятия определенного типа принимать банковские карты, однако нужно снизить комиссии за осуществление эквайринговых операций, чтобы расходы не были перенесены на клиентов. Вообще в стране, где 80% платежей осуществляются с помощью наличных, 60% всех трансакций по картам приходятся на получение кэша, а многие регионы до сих пор не использую карты в торгово-сервисных сетях, грандиозные планы государства по борьбе с наличностью не будут быстро реализованы», — считает Вилен Ли, директор департамента продаж и продуктов «Росгосстрах Банка».

По мнению эксперта, переход на безналичный расчет должен произойти естественным путем и исходить от рынка. То есть стоит применить стимулирующий подход в решении проблемы: безналичные платежи для граждан должны стать дешевле и удобнее наличных. Должна быть создана инфраструктура безналичных платежей, получение платежной карты стать простым и доступным, ее использование повсеместным, на рынке помимо карт должны присутствовать и электронные деньги, и мобильные платежи, и их разнообразные гибриды. Однако сегодня очевидно одно — планируемое революционное «наступление на наличные» вместо постепенного, эволюционного развития рынка играет на руку лишь крупнейшим игрокам рынка. «Повышение уровня монополизации, безусловно, произойдет. От нововведения выиграют крупные банки. Не только государственные, но и некоторые частные», — считает Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации. При этом эксперт убежден, что власти не пойдут на сознательное ограничение аппетитов банкиров (например, в части величины комиссии за совершение безналичных платежей), поскольку придерживаются либеральной доктрины избыточности вмешательства государства в экономику, — защита интересов потребителей, в том числе в сфере финансовых услуг, прямо противоречит этой доктрине.

«Банки с государственным участием, без сомнения, выиграют — вместе с крупной торговлей — от введения ограничений на использование наличных средств. И никто не станет в этом случае ограничивать аппетиты крупных банков. Доверие же к ним, особенно к Сбербанку, в течение 2013 года может возрасти. А малые кредитные институты могут столкнуться с оттоком средств вкладчиков. В целом же ситуация в российской финансовой сфере будет зависеть от антикризисных мер властей. Если политика поддержания внутреннего рынка будет активной, то банковский сектор до конца года сохранит стабильность», — добавляет Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений.

Сами банкиры, соглашаясь с выводами экспертов об усилении роли крупнейших игроков, подчеркивают, что борьба с наличностью приведет к росту доходов банков. «Будет больше клиентов, оформивших карты, открывших счета, увеличатся объемы операций интернет- и мобильного банкинга. Дополнительный доход получат банки с широкой эквайринговой сетью. В итоге выиграют те игроки рынка, которые сумеют в конкурентной борьбе привлечь новый пласт клиентов, еще не попавших в «сети банков». Госбанки в данном случае всегда будут иметь небольшую фору за счет их большей надежности в глазах населения», — подтверждает Вилен Ли.

На чужой страх и риск

Создавая режим наибольшего благоприятствования для нескольких кредитных организаций, законодатели сознательно или нет, но предпочитают не обращать внимания на очевидные проблемы, с которыми могут столкнуться рядовые граждане. Начнем с того, что по понятным причинам рост объемов рынка пластиковых карт и более широкое их использование в быту ведет к увеличению числа преступлений, связанных с хищением средств с карточных счетов. Очевидно, что с появлением «обязаловки» в сфере безналичных платежей неизбежен и опережающий рост киберпреступности. По оценкам представителей платежной системы «Золотая Корона», ежегодный уровень потерь от карточного мошенничества в России в настоящий момент составляет около 25 млн долларов (порядка 800 млн рублей). При этом оценки экспертов сильно разнятся. Например, в 2011 году представители Газпромбанка озвучивали цифру 2,5 млрд рублей потерь. В любом случае на фоне общего оборота по «пластику», превышающего 14 трлн рублей в год, эти потери не выглядят критическими, составляя порядка 0,05%. Для сравнения: в Европе этот показатель достигает 0,09% — почти в два раза выше. Однако это связано лишь с недостаточной развитостью этого рынка в России.

О том, что проблема неправомерного списания по банковским картам и в системах интернет-банкинга станет (если еще не стала) одной из самых актуальных, признали и в Банке России. В прошлом году регулятор разработал специальную форму отчетности для кредитных организаций, по которой они обязаны предоставлять информацию обо всех инцидентах при осуществлении денежных переводов. Центробанк собирал эти данные в течение второго полугодия прошлого года и в апреле опубликовал первый аналитический отчет. Согласно ему, за июль-декабрь прошлого года банки выявили более 7,8 тыс. подобных случаев. Любопытно, что при этом подавляющее большинство кредитных организаций рапортовало о том, что никаких проблем с неправомерным списанием средств клиентов у них не наблюдалось. Доля таких «счастливчиков» колебалась в пределах от 88% до 93%. В масштабах всей банковской системы это означает, что проблемы с пропажей денег с «пластика» наблюдались лишь примерно у 100 банков. Из них 42% отчитались в том, что было выявлено более одного, но менее десяти таких инцидентов, и еще 3% сознались в том, что подобных случаев у них зафиксировано более 100.

С одной стороны, всего около 100 банков, обнаруживших проблемы с пропажей средств клиентов, кажется неплохим показателем. Однако не стоит забывать, что в настоящий момент именно на первую сотню отечественных банков приходится практически весь объем эмитированного в стране «пластика». С этой точки зрения получается, что все кредитные организации-эмитенты постоянно сталкиваются с неправомерным списанием денежных средств. Отметим, что подавляющее большинство выявленных инцидентов — 6,5 тыс. из 7,8 тыс. — пришлось на Москву и столичную область. В качестве основной причины пропажи денег с «пластика» (43,1% всех случаев) банки назвали «осуществление переводов денежных средств лицами, не обладающими правом распоряжения этими денежными средствами». Еще 30% списаний вызвано нарушением конфиденциальности информации, необходимой для совершения операции. При этом из-за «воздействия вредоносного кода» произошло только 7% инцидентов. Учитывая, что под этим понимаются хакерские атаки, можно констатировать, что банки косвенно заявили о высокой неуязвимости своих систем, переложив вину на клиентов, которые из-за неосторожности или халатности предоставляют доступ к своим счетам третьим лицам.
Однако вряд ли можно однозначно утверждать, что, передавая статистические данные в ЦБ, банкиры не слукавили. Кому захочется нарваться на возможные санкции регулятора, сообщив неприятную для себя правду?

В этой связи более показательна статистика других участников рынка, а именно страховых компаний, которые непосредственно занимаются урегулированием убытков, связанных с хищением средств с банковского «пластика». В конце апреля аналитический центр компании «АльфаСтрахование» опубликовал результаты очередного исследования основных рисков для держателей пластиковых карт. Для анализа использовались данные о заявленных страховых случаях, связанных с картами. Интересно, что в 2011 году самым распространенным риском для собственников карт была их утрата (потеря, хищение либо повреждение) — 62,6% зафиксированных случаев. На второй позиции находилось несанкционированное снятие денежных средств со счета с долей 36,8%. Однако уже по итогам прошлого года, риск хищения денежных средств с карты увеличился в полтора раза. В итоге его доля составила уже 54,6% от общего числа обращений клиентов. Доля страховых случаев, связанных с утратой банковской карты, снизилась до 43,3% — данный риск опустился на вторую строчку статистики. На третьем месте находятся хищения наличных денежных средств, совершенные путем разбойного нападения и ограбления держателей карт в момент снятия ими денег в банкомате и в течение 12 часов после снятия. Доля этого риска увеличилась с 0,6% происшествий в 2011 году до 2,1% в 2012-м.

При этом потери клиентов от несанкционированного списания денежных средств с карточного счета уже не первый год лидируют по абсолютным показателям (объемам потерь). На этот риск приходится подавляющая доля денежных средств, выплаченных страховой компанией: 87,8% в 2011 году и 90,7% в 2012-м. Компенсации по утрате «пластика» составили 11,8% (2011 год) и 5,4% (2012 год) от общей суммы возмещения. Наименьшие убытки в денежном выражении связаны с риском ограбления — 0,4% и 3,9% соответственно. «Активный рост уровня пользования картами провоцирует и растущее количество случаев мошенничества. В «группе риска» находятся, прежде всего, люди, которые часто пользуются «пластиком» для оплаты товаров и услуг, в том числе за границей и через интернет. Способы, которые применяют преступники, становятся все более сложными и технологичными, и сегодня попасть в поле действия мошенников можно, даже соблюдая все требования безопасности при использовании карты», — комментирует Ирина Карнаева, директор департамента страхования имущества физических лиц «АльфаСтрахование». Отметим, что по статистике страховых компаний сегодня застраховано не более 5% банковских карт.

Игры на выбывание

Пытаясь с помощью «войны с налом» добиться декларируемых целей (наполняемости бюджета и противодействия коррупции), финансовые власти пока оставляют за рамками дискуссий и вопрос о другом возможном риске безналичных платежей — банкротстве кредитной организации. Так, за прошлый год ЦБ отозвал банковские лицензии у 19 банков. Справедливости ради отметим, что громких «резонансных» случаев зафиксировано не было, как это случилось, например, в 2011 году, когда помимо прочих лицензию потеряли АМТ Банк и сразу несколько кредитных организаций, входящих в банковскую группу, совладельцем которой являлся Матвей Урин, или в 2010 году, когда случился крах Межпромбанка. Тем не менее из 19 прошлогодних случаев банкротств банков сразу 14 были признаны государственным Агентством по страхованию вкладов (АСВ) страховыми. То есть лицензии были отозваны у 14 банков, входящих в систему страхования вкладов. Всего же с момента своего создания в 2004 году и по апрель текущего года АСВ зафиксировало 131 страховой случай, выплатив почти 76 млрд рублей страхового возмещения. На данный момент размер фонда обязательного страхования составляет 217 млрд рублей. При этом размер страховой ответственности АСВ (потенциальные обязательства по выплате возмещений) на 1 января этого года составил 67,2%.

Статистика эта приведена неслучайно. Дело в том, что, храня деньги «под матрасом», все риски их возможной потери несет сам гражданин и повлиять на снижение этих рисков он может самым непосредственным образом. В конце концов, это его личный выбор. Совсем другое дело — возможное банкротство банка: ни предотвратить, ни предугадать эту ситуацию рядовой клиент кредитной организации просто не в состоянии. Напомним, что появление системы страхования вкладов и последующие несколько увеличений максимальной застрахованной суммы были призваны как раз обеспечить доверие населения к банковской системе. В кризисное время это стало одним из решающих факторов предотвращения паники и массового изъятия гражданами средств из банков. В настоящий же момент активно ведется дискуссия на тему фактически принудительного наполнения банков деньгами населения. Ведь для совершения большинства серьезных покупок уже со следующего года придется пользоваться услугами кредитных организаций.

«Граждане сохраняют возможность иметь наличные и вносить их на счет в последний момент перед покупкой. Думаю, отделения банков, где они смогут сделать это, расположатся непосредственно в помещениях автосалонов и прочих торговых точек», — отмечает Михаил Делягин. Тем не менее вполне возможно представить ситуацию, когда человек, решившийся совершить крупную покупку, принес деньги в банк (или копит их на счете), но к моменту совершения сделки у банка отзывают лицензию. Более того, при банкротстве банка (вообще юридических лиц) существует такое понятие, как «обращение сделок». Говоря простым языком, все совершенные за последнее время (минимум две недели до отзыва лицензии) банковские операции откатываются назад. То есть клиент банка-банкрота получает почетное право встать с прочими кредиторами в свою очередь и ждать возврата средств. Да, средства граждан, застрахованные системой страхования вкладов, возвращаются сравнительно быстро и без большой бюрократической волокиты. Вот только напомним, что сегодня предельная сумма, гарантируемая государством, составляет 700 тыс. рублей. А как быть, если стоимость покупки, оплаченной через проблемный банк, превышает эту сумму? Законодатели никакого ответа не дают. Можно предположить, что 700 тыс. рублей будут выплачены полностью и в срок, но вот за возврат остатка суммы уже никто не поручится.

Очевидный шаг для преодоления этой проблемы — увеличение максимальной страховой суммы — никем из представителей финансовых властей до сих пор не озвучивался. Даже дискуссия о необходимости ее повышения до 1 млн рублей, продиктованная тем, что последнее повышение было еще в 2008 году и требуется сделать поправку на инфляцию, пока наталкивается на противодействие АСВ, указывающего, что нынешний размер страхового возмещения достаточен для большинства счетов граждан. Банкиры же уверены в том, что, реализуя комплекс стимулирующих мер, финансовые власти не должны ограничивать их только запретами. «Можно ограничить крупные покупки только безналичными платежами, обязать банкам снизить комиссии за осуществление переводов и повысить комиссии за обработку операций с наличностью. Но тогда придется обязать каждого гражданина стать клиентом банка и вести банковскую карточку или открыть счет. При этом если государство настаивает на проведении безналичных оплат по крупным сделкам, крупные суммы на вкладах и счетах, открытых в банках, должны быть адекватно застрахованы. То есть желательно страховую сумму возмещения по средствам на счетах и вкладах в банке повысить не до планируемой в ближайшее время суммы 1 млн рублей, а до 100–200 тыс. евро, как в Европе», — считает Вилен Ли.

Независимые эксперты отмечают, что о столь масштабном повышении суммы страхования вкладов можно только мечтать, поскольку основная цель финансовых властей предельно проста — обеспечить необходимый приток пассивов в банковскую систему. «В российской экономике начался спад, и банки остро нуждаются в притоке средств. Они рассчитывают получить их, усилив свой контроль над розничной торговлей. Проблемы есть и у денежных властей. Поэтому они вряд ли значительно увеличат сумму страхования вкладов. Скорее они негласно гарантируют крупнейшим банкам оказание помощи на льготных условиях, не снижая при этом ставку рефинансирования», — констатирует Василий Колташов. Однако очевидно, что в этом случае масштабный переход на «безнал», затеянный Минфином формально ради благих целей, может обернуться и для граждан, и для чиновников просто пугающим комом новых проблем.