На Западе идет охота за деньгами «арабских диктаторов»

Волнения на Ближнем Востоке привели к падению правителей, которые уже давно воспринимались как живые символы арабской государственности. Неординарность ситуации полностью изменила модель поведения стран ЕС, которые никогда раньше не покушались на состояние свергнутых диктаторов. Телегеничная картинка толпы, призывающей к демократическим преобразованиям и отставке коррумпированных чиновников, судя по всему, так вдохновила европейцев, что они кинулись искать запрятанные в банковских ячейках сокровища. Бывшие генералы, которые пришли к власти несколько десятков лет назад, в массовом сознании европейцев неожиданно превратились в халифов из сказок «Тысяча и одна ночь».

Арабские богачи

В западных СМИ не стихают разговоры о баснословном богатстве Хосни Мубарака и Муамара Каддафи. Состояние экс-президента Египта, по версии журналистов, составляет 70 млрд долларов, а лидер ливийской революции сумел якобы сколотить капитал в 150 млрд долларов. Таким образом, получается, что эти политики — самые богатые люди на земле. Верится в это с трудом. Как заявил в интервью «Однако» директор Центра исследований постиндустриального общества Вячеслав Иноземцев, «в действительности состояние Мубарака не превосходит нескольких миллиардов долларов. По крайней мере три известных нам диктатора, у которых были не меньшие возможности для обогащения, — Маркос, Сухарто и Мобуту (президенты Филиппин, Индонезии и Заира) — за время своего правления накопили от 5 до 10 миллиардов». Что касается Каддафи, то, по словам бывшего посла СССР в Ливии Павла Акопова, «все доходы от нефти уходили на развитие страны. Хором и дворцов он себе не строил и разговоры об алчности создателя Джамахирии явно преувеличены».

Однако, как пишет The Guardian, «охота за сокровищами египетского фараона и ливийского диктатора вызывает на Западе нездоровый ажиотаж». Падкие на сенсации журналисты уверяют, что «половина доходов от нефтегазового бизнеса Ливии осела на частных счетах клана Каддафи. «Слухи о том, что состояние ливийского диктатора составляет 80 млрд долларов, не соответствуют действительности, — говорит член Международного Уголовного Суда Альхари Шарруф. — Это устаревшая информация. Сумма его накоплений давно перевалила за сотню миллиардов». В западных СМИ не вызывает сомнений и 70-миллиардное состояние Мубарака. И хотя выкачать из Египта, в котором нет ни нефти, ни развитой промышленности, такую сумму физически невозможно, нас пытаются убедить в том, что он сделал это в 90-е годы во время приватизации госпредприятий. «Приватизация стала крупнейшей коррупционной аферой в истории Египта со времен фараонов и принесла клану Мубарака несметные богатства», — отмечает арабский экономист Ахмед эль-Наггар.

Где спрятаны сокровища?

Главная проблема ближневосточных диктаторов — их привязанность к золоту. Говорят, что тунисский президент Бен Али бежал из страны на самолете, заполненном золотыми слитками, а в тайниках, обнаруженных в его дворцовой библиотеке, были найдены бриллиантовые и золотые ожерелья, которые оцениваются в десятки миллионов долларов. По слухам, младший сын Мубарака Гамаль вывез в Лондон несколько сундуков с золотыми монетами. Как пишет The Washington Post, «для арабских правителей банковские счета и бумажные доллары — это лишь символы богатства, им нравится, когда сокровища можно пощупать руками, и потому они предпочитают живое золото и бриллианты. На арабских женщинах всегда много драгоценностей — для их мужей это надежнее банковского счета».

«Ближневосточные лидеры, — заявил в интервью «Однако» бывший глава Центробанка России Виктор Геращенко, — словно царь Кащей из пушкинской сказки, чахнут над златом. Они редко пускают деньги в оборот, вкладывают их в бумаги, акции банков и крупных компаний». Однако это, конечно, не значит, что арабские правители совсем не участвуют в глобальной финансовой игре. Как отмечает автор книги «Последний фараон» Алладин Флаасар, «Мубараки приобрели себе акции автоконцернов Hyundai и Skoda, Vodafone и Hermes». Каддафи, по некоторым данным, контролировал 8% итальянского банковского сектора. Ему принадлежали акции автоконцерна «Фиат» и футбольного клуба «Ювентус».

Ненадежный сейф

Европейские страны всегда считались «банковским сейфом диктаторов». Здесь спокойно хранили свои миллионы такие одиозные лидеры, как президент Нигерии Сани Абача и правитель Заира Сесе Секо Мобуту. Никому не приходило в голову замораживать счета иранского шаха или египетского короля Фарука, диктаторов Уганды и Центрально-Африканской Республики. Однако под давлением американцев в государствах ЕС был принят целый ряд законов о борьбе с иностранной коррупцией. «После того как США начали атаку на банковскую тайну, высокая конспирация стала вещью весьма относительной», — говорит Геращенко. Швейцария, а вслед за ней и другие европейские страны, замораживают счета ближневосточных правителей. Причем не только полковника Каддафи (в нынешних условиях, когда западные страны проводят военную операцию против ливийского режима, это вполне объяснимо), но и своих старых союзников Мубарака и Бен Али, которые по идее должны были вызвать на Западе восхищение, отказавшись применять силу для сохранения личной власти.

Конечно, во многом это показуха. Ведь европейцам вряд ли удастся отследить большую часть активов ближневосточных правителей. Речь идет не об именных счетах, а о небольших трастах и фондах, бенифициарами в которых являются члены семьи, родственники и соратники «диктаторов». К тому же огромная часть собственности Мубарака и Каддафи находится внутри страны. Через подставных лиц их кланы владеют наиболее прибыльными отраслями экономики. В Египте Мубараки являются акционерами крупнейших заводов и самых роскошных отелей. В Ливии лидеру революции принадлежит львиная доля нефтяной промышленности. Хотя западные страны заморозили банковские счета, принадлежащие государственным и финансовым структурам Ливии (в одной только Америке на этих счетах хранилось более 30 млрд долларов), по данным The New York Times, «большая часть средств Каддафи находится в Триполи, и он может щедро оплачивать услуги верных ему солдат, африканских наемников и политических сторонников».

Опасаясь за свои сбережения, ближневосточные лидеры, по слухам, начали переводить активы из европейских банков в банки Персидского залива. И это очень показательно. Экономисты уверяют, что теперь диктаторы будут хранить капиталы за пределами Европы. «Люди, которые не слишком праведным путем заработали свои богатства, — говорит Иноземцев, — будут тяготеть к переводу денег в банки и финансовые институты тех стран, которые так или иначе близки им по стилю управления. Я думаю, что это могут быть банки Саудовской Аравии, Катара, ОАЭ. Для Азии, безусловно, банки Сингапура и Китая».