Наступление осени не внесло оптимизма относительно перспектив развития российской экономики. Индекс предпринимательской уверенности замер на стагнационной отметке 0%. Темпы роста производства и спроса снижаются. Все говорит о том, что к концу 2012 года темпы экономического роста в России продолжат падать.

На перепутье

По предварительным оценкам, темпы выпуска продукции и услуг по базовым видам экономической деятельности сократились по итогам января-сентября по отношению к аналогичному периоду 2011 года до 3,5% с 3,6% в январе-августе (таблица 1). В промышленности динамика торможения была еще больше. Здесь темпы увеличения выпуска упали с 3,1% по итогам восьми месяцев 2012 года до 2,9%.

Сельское хозяйство, столкнувшееся этим летом с засухой в южных регионах страны, продемонстрировало минимальные темпы прироста — на 0,6%. Практически не изменилась ситуация с грузооборотом транспорта, который увеличился по итогам января-сентября 2012 года на 1,8% (январь-август — 1,7%).

Опросы руководителей промышленных предприятий, регулярно проводимые Институтом экономической политики им. Е. Гайдара (ИЭП), однозначно указывают на спросовую природу замедления темпов роста в реальном секторе экономики. К началу сентября динамика спроса осталась в отрицательной зоне.

Причем, кажется, что отечественные компании уже смирились с нынешними ограничениями спроса. Если еще в конце 2010 — начале 2011 годов нормальным считался спрос на уровне 76–77% загрузки мощностей, то теперь предприятиям достаточно 72–73%.

При этом прогнозы изменения спроса отражают неуверенность реального сектора в направлении дальнейшего развития экономики. По данным конъюнктурных опросов ИЭП, ожидания роста денежных продаж в промышленности полностью уравновешиваются ожиданиями их снижения.

Неудивительно, что в этих условиях реальный сектор демонстрирует редкий консерватизм в планах расширения выпуска. Если раньше значительная часть производства была связана с пополнением или даже расширением запасов готовой продукции, то теперь ситуация совершенно иная. Согласно опросам, к началу сентября показатель запасов сократился на 8 процентных пунктов, а уровень удовлетворенности предприятий сформированными запасами достиг исторического максимума!

Естественным следствием сдержанной динамики спроса и жесткой политики ограничения запасов готовой продукции становятся минимальные темпы наращивания выпуска. Опросы ИЭП указывают, что оценки предприятий по текущим и прогнозным параметрам спроса незначительно отличаются от нуля.

Стратегии выживания

В условиях общих конъюнктурных ограничений предприятия осваивают новые стратегии выживания, призванные обеспечить им устойчивость параметров производства и прибыли даже в условиях неопределенности. Уже сейчас можно говорить о нескольких элементах такой стратегии.

Первый ее элемент — сдерживание темпов роста отпускных цен. Данные Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ свидетельствуют, что повышение цен в сентябре планировало менее 23% предприятий реального сектора. Причем и текущий, и прогнозный баланс инфляционных ожиданий в промышленности, по опросам ИЭП, является нулевым. Боясь потерять спрос, предприятия повышают цены лишь в пределах, допустимых с точки зрения потребителей их продукции.

Неслучайно поэтому значение индекса цен производителей промышленной продукции по итогам девяти месяцев 2012 года оказалось ниже аналогичного показателя для индекса потребительских цен (таблица 2). По данным Росстата, уровень потребительской инфляции за январь-сентябрь составил 5,2% с прогнозом на январь-октябрь в размере 5,8%. Промышленная инфляция в январе-сентябре 2012 года не превысила 4,4%, а по итогам десяти месяцев прогнозируется на уровне не выше 4,9%.

Причем темпы инфляции в промышленности были бы еще меньше, если бы не влияние сырьевых отраслей, ценовая динамика которых связана с мировыми рынками. В частности, в добыче полезных ископаемых индекс цен производителей по итогам девяти месяцев 2012 года увеличился, по оценке, на 7,6% (прогноз на январь-октябрь — 8,2%). В производстве и распределении электроэнергии, газа и воды достигнутые и прогнозные значения инфляции составили соответственно 5,7% (оценка) и 5,9%.

Для сравнения: в обрабатывающих отраслях промышленности, испытывающих наиболее жесткое ограничение спроса, инфляция по итогам января-сентября 2012 года не превысила, по оценке, 3,1% (прогноз на январь-октябрь — 3,5%).

Вторым элементом стратегии выживания для предприятий реального сектора стала политика оптимизации уровня занятости. Согласно опросам ВШЭ, в сентябре баланс оценок изменения занятости в промышленности сохранился на отрицательном уровне (-5%), то есть указывал на тренд к сокращению рабочих мест.

При этом прогнозные оценки ИЭП указывают на повышение интенсивности процесса сокращения численности персонала в ближайшие месяцы. В частности, к началу сентября прогнозный показатель изменения занятости сократился еще на 6 процентных пунктов.

К сожалению, пока выбранные стратегии выживания дают смешанные результаты. По опросам ВШЭ, баланс оценок обеспеченности предприятий собственными финансовыми ресурсами пока остается отрицательным, стабилизировавшись на уровне -3%. При этом темпы снижения прибыли увеличились. В сентябре, по данным опросов, баланс оценок этого показателя снизился до -5%, тем самым оказавшись на 1 процентный пункт меньше, чем в августе.

Впрочем, на уровне отраслей встречаются случаи достаточно успешного развития в последние месяцы.

Отраслевая динамика

Обрабатывающим отраслям пока удается удерживать темпы роста производства на уровне выше средних по промышленности (график 1). По итогам девяти месяцев 2012 года выпуск здесь увеличился на 4,5% относительно аналогичного периода прошлого года.

Для сравнения: в добывающих отраслях производство выросло на 1,0%, в том числе в добыче топливно-энергетических полезных ископаемых — на 1,3%, а в прочих добывающих отраслях — на 0,9%. В производстве и распределении электроэнергии, газа и воды ситуация чуть лучше, чем в добыче, но все равно сильно отстает от обрабатывающего сектора. Выпуск увеличился здесь за январь-сентябрь 2012 года на 1,3%.

Наибольшими темпами наращивания выпуска характеризуется производство транспортных средств с показателем 15,9% по итогам девяти месяцев года. В результате загрузка мощностей выросла здесь с 59% в начале 2012 года до 62% по итогам сентября.

Со значительным отставанием от лидера идет целая группа отраслей. В металлургической промышленности, а также в производстве резины увеличение выпуска по итогам января-сентября составило 5,7% по отношению к соответствующему периоду 2011 года. В производстве прочих неметаллических изделий темпы наращивания производства оказались чуть скромнее — 5,6%. Еще больше отставание в пищевой промышленности, выпуск которой увеличился за девять месяцев 2012 года на 5,4% относительно аналогичного периода прошлого года.

В остальных отраслях темпы экономического роста оказались ниже средних для обрабатывающего сектора. Так, в целлюлозно-бумажной промышленности выпуск увеличился на 4,3%, в обработке древесины — на 2,7%, в производстве кокса и нефтепродуктов — на 2,4%, а в химическом производстве — на 2,1%.

Отрицательные темпы роста отмечены в трех отраслях: производство кожи (падение выпуска на 12,7%), текстильная промышленность (спад на 4,1%), а также производство машин и оборудования (падение на 0,4%).

Если первые две отрасли устойчиво находились в отрицательной зоне с начала года, то появление в группе аутсайдеров машиностроения является очень тревожным симптомом. Еще в январе темпы роста производства достигали здесь 42%!

При этом именно в отраслях со спадом производства, по данным опросов ВШЭ, сейчас наблюдается наибольший дефицит собственных финансовых ресурсов. В производстве машин и оборудования он отягощен значительными ограничениями по квалифицированной рабочей силе. Причем, несмотря на это обстоятельство, именно в машиностроении, как указывают опросы, сейчас наблюдается максимальная динамика сокращения численности персонала.

Без инвестиций и внутреннего потребителя

Спад производства в отраслях внутреннего потребительского и инвестиционного спроса в значительной степени отражает структуру факторов экономического роста в нашей стране.

В последние предкризисные годы инвестиции и внутренний потребительский спрос обеспечили значительное ускорение развития нашей страны. Теперь же именно в их слабой динамике скрываются проблемы роста российской экономики.

По предварительным оценкам, объем вложений в основной капитал за девять месяцев 2012 года увеличился всего на 8,1% с прогнозом 7,7% по итогам января-октября. При этом, например, в строительстве текущие уровни производственной активности почти на 10% отстают от максимальных докризисных значений. И причина здесь одна. В условиях неясной экономической ситуации предприятия имеют минимальную мотивацию к инвестициям. При этом потребность экономики в модернизации непрерывно увеличивается. Согласно опросам ВШЭ, изношенность и отсутствие надлежащего оборудования является ограничением на пути наращивания производства у более чем 28% компаний промышленности. Еще у 22% таким ограничением является конкурирующий импорт.

До недавнего времени недостаточное стремление предприятий к инвестициям частично компенсировала активная кредитная политика банков. Однако и они теперь стали значительно более осторожно подходить к финансированию вложений в основной капитал. В результате доля кредитов в структуре инвестиций стала падать. И это на фоне падения обеспеченности предприятий собственными финансовыми ресурсами!

Ситуация с внутренним потребительским спросом внешне выглядит более привлекательно. По предварительным оценкам, реальные располагаемые денежные доходы населения выросли за девять месяцев 2012 года на 3,9%. Оборот розничной торговли растет еще быстрее — на 6,4%.

Причем здесь-то кредитная активность банков явно на подъеме. За восемь месяцев 2012 года объем потребительских кредитов увеличился на 26% на фоне роста корпоративного кредитования менее чем на 10%. В результате доля кредитов в товарообороте составляет в настоящее время 10,7%.

Проблема лишь в том, что частный сектор экономики все более активно оптимизирует численность занятых. А государство вряд ли сможет сохранить набранные темпы роста индексаций доходов бюджетников и пенсионеров. Уже сейчас доля выплат из бюджета в доходах населения превышает 25,1% против 20,1% в докризисный период.

Надо отметить, что именно бюджет до последнего времени был основным фактором поддержания спроса в экономике. Расходы федерального бюджета, находившиеся в докризисный период на уровне 15–16%, теперь устойчиво закрепились на уровне 21–22% ВВП. В номинальном выражении непроцентные расходы федерального бюджета за восемь месяцев 2012 года были на 22% больше, чем в прошлом году.

Однако возможности бюджета по поддержанию такой ситуации и в будущем практически исчерпаны. Мировые цены на энергоносители закрепились на стабильно высоком уровне без значительных возможностей для дальнейшего роста. По итогам девяти месяцев 2012 года средняя цена нефти марки Urals составила 111,02 доллара за баррель против 109,48 доллара за баррель за аналогичный период прошлого года. Для сравнения: прирост нефтяных цен в 2010 году достигал 40%, в 2011 году — 30%.

При этом возможности несырьевой экономики поддерживать расходы бюджета явно невелики. Ненефтегазовый дефицит федерального бюджета составил по итогам января-августа 2012 года 9,6% ВВП. А ведь до кризиса он не превышал 2%.

Стабилизация нефтяных цен привела также к деактивации еще одного драйвера экономического роста — внешнего спроса: стоимостной объем экспорта в последние пять месяцев стагнирует, а импорт продолжает расти (график 2).

Прогнозы и оценки

Таким образом, российская экономика постепенно сползает в состояние стагнации. В настоящее время не наблюдается ни одного фактора, который мог бы значительно оживить динамику развития отечественной экономики. По прогнозам, выпуск продукции и услуг по базовым видам экономической деятельности увеличится в январе-октябре 2012 года на 3,4% относительно аналогичного периода прошлого года.