Показы пройдут с 19 по 22 октября в московском киноцентре «35 мм», а также на вновь присоединившейся площадке киноклуба «Фитиль». Жюри в составе режиссера Жан-Клода Бриссо, президента фестиваля «Слэмдэнс» Питера Бакстера, режиссера и кинокритика Марка Казинса и режиссера Бахтияра Худойназарова выберет наиболее отвечающий норме творения фильм. Эта норма, в сущности, заложена в основу отбора. Никто в стране пока не опередил фестиваль по части художественной и человеческой адекватности фильмов конкурсной программы — именно здесь первыми и единственными в Росиии показали «Пал Адриенн» Агнеш Кочиш, «Бесподобного мистера Фокса» Уэса Андерсона, «Большого фаната» Роберта Сигела и «Служанку» Себастьяна Сильвы. Личность отборщика по-прежнему играет главную роль, и именно программному директору, критику Алексею Медведеву мы обязаны тем, что фестиваль все годы существования в разных форматах и под разными именами воскрешал старинное мотто первых кинопоказчиков века: «Идти впереди всъхъ и идеализацiя синематографа». Нынешнему кинематографу, дерганому, заторможенному, зияющему социальными катастрофами, просвистывающему со скоростью несварения между Амфестом и Фильмдоком, по зачастившим неделям кино любых широт, в самом деле необходима доза здоровой идеализации. В какой-то мере это означает возвращение к пониманию кино как художества. С другой стороны, это давно назревшая остановка конвейера смыслов, осознание того, что фильм творит единственный и неповторимый смысл у тебя на глазах, в режиме ручного управления, и соответственно, требует неспешного усвоения, а не жадного заглота. Иные из девяти картин конкурсной программы едва ли не буквально следуют такой «остановке» — остановке взгляда, внимания, памяти, самой жизни.

Изумительная «Отсрочка» уругвайца Родриго Пла зовет увидеть стариков, которые вот-вот уйдут, с их бесплотным достоинством. Может, перестанут быть в тот момент, как только переведешь с них взгляд, оставишь. Просто исчезнут, ударив в сердце вырванным с корнем присутствием. Дочь моет восьмидесятилетнего отца, намыливает ушные раковины, вспенивает волосы, думает, как с ним быть, теряющим память. Душераздирающую хрупкость кристаллизует камера, снимающая через стекло перегородок, окон, дребезжащих трамваев.

«Музейные часы» Джема Коэна ведут по главному художественному собранию Вены, где работает музейным смотрителем один из героев, по блошиному рынку, по венскому Рингу. Замечают, что почти необитаемы нами наши города, куда все реже выходишь без практической надобы, лишь чужак дает шанс вновь населить улицы и соборы, собрать их новым взглядом. Созерцательный фильм-гид сопоставляет детали картин Брейгеля или Кранаха с пуантилизмом голубей на площадях, монтирует натюрморты из уличного мусора, продлевает конвенциональные красоты за пределы художественной галереи, сдвигает контекст искусства.

Единственный документальный фильм программы, впрочем, едва отличимый от игрового, «Последняя «скорая помощь» в Софии» содержательно перекликается с недавней записью в блоге врача, работающего в бригаде медицины катастроф без сильнодействующих анестетиков, с трехколесным автопарком, на честном, хоть и матерном слове. Мила, Красимир и Пламен — экипаж софийской неотложки. В арсенале в основном обезболивающие слова: знаю, дорогой, что болит, знаю, уже все, все. Выразительные, главным образом добротой, лица, способные хоть час удерживать внимание. Они слыхали про зарплаты 30 тысяч евро, хотя в их реальности лишь 30 минут неработающей связи с диспетчером. Недосчитываются коллег — уволились, нашли другую работу. Режиссер Илиан Метев не станет дознаваться до причин, заставляющих эту троицу колесить посреди нигде, полного искалеченных детей, наркозависимых взрослых, одиноких стариков. Никаких интервью, наводящих вопросов «уходящей натуре». Все написано на лицах, от которых не желает отвлечься камера.

«Остановка на перегоне» Андреаса Дрезена, болезненное погружение молодого отца семейства в раковый плен, в смерть, которую не отсрочить, но можно попробовать проложить мягкой магией домашней любви, уверенностью, что не помрешь за кадром камерной семейной постановки. Парадоксальный оптимизм принес картине приз каннского конкурса «Особый взгляд».

В программу также вошли элегические «Воспоминания смот рят на меня» китайца Фана Сунна, спродюсированые знаменитым Цзя Чжанке, костюмно-революционная «Полевая дорога» португальца Родриго Ареаша, «Августина» Алис Винокур о взаимоотношениях знаменитого профессора Шарко и его смутного объекта желания, «Эксперимент «Повиновение» Крейга Зобела и главный призер «Кинотавра» «Я буду рядом» Павла Руминова.

Данью памяти Кена Расселла, ушедшего в прошлом году, станет ретроспектива фильмов британского режиссера, связанных со звуком, музыкой, ее сочинителями и исполнителями: «Листомания», «Малер», «Томми», «Любители музыки». В знак подлинного уважения к творчеству Расселла картины будут показаны на кинопленке в копиях редкого качества. Всего около десяти программ, так или иначе связанных с независимым кино — модным американским, украинским «злым», и на открытии — «Охота» датчанина Томаса Винтерберга, интервью с которым «Однако» публиковал в дни Каннского фестиваля. Марафоном фестиваля станет показ пятнадцатичасовой «Истории кино», предельно субъективной одиссеи критика Марка Казинса.

Традиционный для одного из самых коммуникабельных отечественных фестивалей творческий обмен с аудиторией произведут Лео Каракс, чьи «Святые моторы» недавно стартовали в нашем прокате, и лидер нового немецкого кино, участник конкурса Андреас Дрезен.

В предварительной продаже стоимость билетов на фестивальные показы составит 100 рублей. Вход на все сеансы программы «Док.Три.На» традиционно бесплатный.