Президент США повторяет ошибки последнего советского генсека

Главной интригой прошедшего года стало формирование афганской стратегии Барака Обамы, в корне противоречащей образу президента-пацифиста, созданному его командой. Мало кто ожидал, что новый хозяин Белого дома, построивший свою предвыборную кампанию на критике иракской авантюры Буша, пойдет на поводу у пентагоновских «ястребов», настаивающих на расширении американского присутствия в Афганистане. Однако президент, получивший авансом Нобелевскую премию мира, объявлял о наращивании воинского контингента за Гиндукушем.

Любители исторических аналогий указывают на то, что два десятилетия назад в Советском Союзе к власти также пришел лидер-пацифист, который распорядился послать в Афганистан подкрепление, призванное переломить ситуацию в затяжной военной кампании и добиться решающей победы. Однако в итоге крупномасштабная операция ускорила падение советской империи, и Соединенные Штаты, которые переживают самый разрушительный финансовый кризис со времен Великой депрессии, вполне могут повторить ее судьбу.

По словам профессора Гарварда Нила Фергюссона, «в Афганистане вы либо контролируете столицу, а все остальные регионы отдаете на откуп полевым командирам, либо оказываетесь вовлеченными в крайне жестокую и, возможно, бесполезную войну на всей территории страны. Первая модель была характерна для британцев, вторая — для СССР». Еще во время предвыборной кампании советник Обамы по внешней политике Збигнев Бжезинский предупреждал его об опасностях, которые таит в себе советская модель. Однако тот упорно продолжал твердить, что увеличение воинского контингента в Афганистане является одним из его главных приоритетов.

 

Американский Суворов

Уже через два месяца после инаугурации Обама объявил, что посылает в Афганистан подкрепление из 21 тысячи солдат. Он распорядился также о смене командующего, надеясь, что это приведет к пересмотру тактики ведения боевых действий. Вместо специалиста по общевойсковым операциям генерала Дэвида Маккирнана на ключевую должность был назначен автор армейского пособия по борьбе с партизанами генерал Стэнли Маккристал, который возглавлял объединенное командование специальных операций в Ираке и руководил розыском и захватом Саддама Хусейна и лидера иракской «Аль-Каиды» Абу Мусаба аль-Заркави.

«Маккристал — крайне колоритная фигура, — пишет Newsweek. — Он напоминает классических полководцев-аскетов: встает в 5 ут-ра, ест один раз в день и постоянно изучает исторические труды. Заняв новый пост, он первым делом потребовал, чтобы американские солдаты соблюдали местные правила дорожного движения, и закрыл сети фастфуда на военных базах в Афганистане. Маккристал — воин-созерцатель, который утверждает, что «выстрел в воздух иногда намного важнее выстрела в грудь». Он верит в законы «противоповстанческой математики». «Если вы столкнулись с группой из 10 талибов, — говорит он, — и убили двоих, это вовсе не означает, что у вас осталось восемь врагов: напротив, их число увеличилось как минимум до двадцати за счет родственников и друзей убитых».

Однако, несмотря на миролюбивые заявления, сразу после вступления в должность Маккристал начал операцию против талибов под названием «Удар меча». Война шла с переменным успехом, американские потери продолжали расти, и к концу лета новый командующий представил Пентагону секретный доклад, в котором говорилось, что, если Белый дом не пришлет в Афганистан дополнительные войска, Соединенные Штаты рискуют потерпеть поражение. Речь шла о 40—45 тысячах военнослужащих, которые, по мнению Маккристала, могут переломить ситуацию. Как объясняет американский военный историк Макс Бут, согласно классической теории антипартизанских действий, на 50 жителей мятежной территории требуется один солдат. В Афганистане проживает 30 миллионов человек, причем мятежные пуштуны составляют лишь 45% населения, следовательно, для борьбы с ними необходимо около 300 тысяч военных. Подкрепление, которого в ультимативной форме потребовал генерал Маккристал, позволило бы довести численность антиталибских сил до этого уровня.

 

«Голуби» Байдена

В ответ на требования генерала Обама заявил, что не собирается принимать скоропалительных решений, несколько месяцев проводил совещания с силовиками и за свои метания даже получил прозвище «чернокожий Гамлет». Против увеличения воинского контингента выступала влиятельная группа политиков во главе с вице-президентом Джо Байденом. Они обвиняли Маккристала в желании скрыть собственную некомпетентность, указывали на политическую неразбериху в Афганистане и отсутствие надежного местного партнера.

«Нынешние афганские власти нелегитимны, — писал в газете The Boston Globe сенатор-демократ Пол Керк. — Фактически мы повторяем опыт Советского Союза, поддерживая непопулярное коррумпированное правительство, которое сами же привели к власти. Президента Хамида Карзая в стране никто не воспринимает всерьез: говорят, что он является «марионеткой оккупантов» даже в большей степени, чем советский ставленник Наджибулла».

Байден и его сторонники утверждали также, что усиление американской группировки в Афганистане лишь укрепит позиции талибов, которые получают огромную прибыль от логистических контрактов Пентагона. «В афганском театре абсурда, — писала The Huffington Post, — военные подрядчики США вынуждены платить талибам, чтобы защитить американские пути снабжения. Убийственная ирония заключается в том, что эти средства являются дополнением к огромным денежным суммам, которые офицеры тратят, чтобы завоевать сердца и умы населения в мятежных провинциях».

Многие советники Обамы призывали его отказаться от идеи построения в Афганистане «дееспособного государства», ограничившись преследованием террористов. С этой целью предлагалось закрепиться в Кабуле и нескольких соседних провинциях, отдав остальную часть страны талибам. Однако Маккристал выступил с критикой такого подхода, заявив, что «невозможно потушить пожар в одной половине здания, когда вторая продолжает гореть».

 

«Лауреат премии войны»

После долгих раздумий Обама решил все-таки удовлетворить требования генералов. Он по-обещал им 30-тысячное подкрепление — и рекрутировать еще 7 тысяч солдат у союзников по НАТО. 1 декабря, незадолго до 30-летней годовщины советского вторжения в Афганистан, американский президент выступил в академии Уэст-Пойнт, обнародовав новую военную стратегию, которая во многом перекликалась с иракской доктриной трехлетней давности. Любопытно, что речь Обамы даже называлась так же, как и речь Джорджа Буша, произнесенная в январе 2007 года: «Новый путь вперед».

Как отмечал Der Spiegel, «создавалось впечатление, что президент взял одну из своих старых предвыборных речей и смешал ее с текстом из собрания сочинений Джорджа Буша. Выступление в Уэст-Пойнте вызвало смятение и у романтиков, и у реалистов. Это была речь лауреата нобелевской премии войны».

И хотя британский историк Саймон Шама заявил, что по богатству риторических приемов выступление Обамы не уступает лучшим цицероновским речам, содержавшиеся в нем противоречия бросались в глаза даже неискушенным в политике курсантам Уэст-Пойнта. Американцы отправятся на фронт, провозгласил Обама, и практически сразу начнут марш к миру (к 2011 году планируется завершить вывод войск со Среднего Востока). Президент пообещал, что ответственность за безопасность Афганистана скоро будет возложена на правительство Хамида Карзая — то самое правительство, которое он назвал «коррумпированным». «Талибан опасен и все время усиливается», — заявил Обама и тут же отметил, что «Америка готова завершить войну».

Новая афганская стратегия Обамы была воспринята в штыки как левыми, так и правыми политиками в Вашингтоне. По словам бывшего сотрудника Пентагона Джеда Бэббина, «президент желает вести крохоборческую политически корректную войну в соответствии с либеральными теориями, что неминуемо закончится поражением». Большинство экспертов считают, что дополнительные войска вряд ли сотворят чудо за год с небольшим и обозначение срока вывода войск лишь приободрит талибов, которые воспримут это как косвенное признание бесперспективности американской миссии.

Стратегию Обамы осудили и его однопартийцы, правда, совершенно по другим соображениям. Как заявила спикер палаты представителей Нэнси Пелоси, Америка не может позволить себе широкомасштабную военную кампанию. А известный кинорежиссер Майкл Мур посоветовал президенту США «позвонить Горбачеву, который мог бы рассказать ему, как Афганистан становится кладбищем империй».