«Болотная» оппозиция не признает никаких результатов выборов, независимо ни от чего. На самом деле она уже объявила эти выборы нелегитимными. Путин просто не заслужил перед этой оппозицией права избираться. С этой точки зрения все попытки какого-то диалога, договоренности об участии активистов оппозиции в контроле на выборах и т. п. будут использованы как инструмент в делегитимации выборов. Собственно, эти выборы и нужны этой оппозиции, чтобы делегитимировать власть. То, что Путин, очевидным образом побеждающий на этих выборах, более всех заинтересован в том, чтобы они были дистиллированно чистыми, им понятно и доставляет им садистское наслаждение. И хотя отдельные особо экзальтированные представители «болотных» уже слышат в своих наушничках музыку революции, сжимая ручонки на горле путинского «кровавого режима», главной тактической задачей этого этапа является именно делегитимация российской власти.

Это никак не означает, что спокойная и респектабельная экспансия «болотной» активности будет и дальше продолжаться как ни в чем не бывало. Товарищи уже сейчас закупают палатки и параллельно готовятся к бою. До сих пор, пока их больше всего интересовало увеличение численности митингующих, больше всего они боялись спугнуть «интернет-хомячков», они были заинтересованы в корректном и законопослушном характере митингов. Отсюда такая готовность к сотрудничеству с властями. Как только они почувствуют, что численность далее существенно не надувается, превосходство над улицей они теряют — все может резко измениться. Митинговые горлопаны «несанкционированных» акций и их боевая гопота, в настоящее время явно держащаяся в тени (давненько мы не слышали гр. Навального), выйдут на передний план. Есть все основания полагать, что после 4-го (или после 20-го) настанет очередь масштабных провокаций. Настанет час гапонов и гапоновщины. Голубая мечта «болотных» кукловодов — вывести ситуацию на «сирийский» сценарий. Также очевидна и задача власти этого не допустить. Тем не менее достаточный результат на текущем этапе для оппозиции — еще раз повторим — делегитимация выборов, которая должна быть оформлена внешним вердиктом высшей инстанции. Трудно представить себе, каковы должны быть внутренние проблемы оппозиции, чтобы такой вердикт не был бы им обеспечен заведомо. А далее, объявив де-факто президентские выборы и, таким образом, всю российскую власть нелегитимной, можно компенсировать проблемы оппозиции внешним давлением. Чего и следует ожидать.

Нетрудно заметить, что здесь существует и обратная связь. Беспрецедентная активизация оппозиции наряду с ужесточением, иногда до истерики, тональности наших западных партнеров по отношению к России очевидным образом связана с претензиями к российской позиции в чувствительных, мягко говоря, для Запада вопросах. Курс на удушение Ирана, где промежуточной целью является уничтожение Сирии (чему посвящена наша главная тема) — это решенный вопрос. Товарищи просто конкретно работают. Неуместное, с их точки зрения, российское упрямство, от которого там уже успели отвыкнуть за медведевский период, вызывает у Запада дикое раздражение, известными способами прямо передающееся нашей прозападной оппозиции. Что необычно, к западному раздражению российским упрямством, да и несовершенствам российской демократии добавляется еще более дикое во всех смыслах раздражение главных бенефициаров арабской весны — саудитов и особенно Катара, превращающегося на глазах в основное гнездо не только арабской, но и мировой демократической революции. Особенностью этого канала распространения демократии являются практически неограниченные финансовые возможности. Как заметил один из американских аналитиков, если бы те деньги, которые монархии Залива вкладывают в революцию в Сирии, были бы вложены в революцию в США, то в Америке уже давно сменился бы политический режим. Каково же было удивление, например, Евгения Сатановского, когда он обнаружил жирный «катарский» след в финансировании революционной интернет-активности в России. Если у не менее жирного катарского эмира хватило умища вложиться в продвижение демократии в России, следует ожидать появления очередной русской «Аль-Джазиры», и свет свободы взойдет с Востока, как он взошел над обалдевшими от счастья арабами. Недаром добрый Маккейн обещал своим российским поклонникам именно «арабскую весну». Наша весна с неизбежностью должна стать арабской!

Если серьезно, если мы дождались «заливских» вливаний в «поддержку демократии», то уж ожидать оживления финансирования ваххабитского подполья на Северном Кавказе (да и не только там) мы имеем все основания. Как бы ни сложились выборные и послевыборные расклады, практически безошибочно можно предположить, что мы увидим на выходе. А увидим мы до боли знакомую коалицию внешнего давления, ваххабитского террора, интеллигентской истерики, «лево-правой» гопоты на улицах, координируемых олигархо-чиновничьей внутренней «пятой колонной» при сохранении и укреплении руководящей и направляющей роли вашингтонского обкома. Другое дело, что употреблять этот знакомый коктейль на придется в незнакомых и сложно меняющихся обстоятельствах. Собственно, одному их этих обстоятельств — последовательно разжигаемой нашими добрыми западно-восточными партнерами большой войне на Ближнем Востоке — посвящена наша главная тема. 

Главная тема номера: КАТАР МИРОВОЙ ДЕМОКРАТИИ