Год назад дипломный короткометражный фильм «Дорога на», где в сумерках герой выходил во двор спального квартала и напутствовал матом сограждан и их мирный сон, занял в Канне первое место на конкурсе студенческих работ «Синефондасьон». Согласно регламенту этого конкурса кроме диплома и денежного приза его победитель получает гарантию показа своей первой полнометражной ленты на Каннском фестивале. Ни в один из каннских конкурсов новый фильм Таисии Игуменцевой не сочли возможным взять. Премьера эксцентричной сказки «Отдать концы» о том, как готовятся к апокалипсису жители одной условной деревни, состоялась в рамках специального показа и получила неоднозначную оценку критиков и фестивальной публики. После премьеры Мария Разлогова встретилась с Таисией ИГУМЕНЦЕВОЙ.

Вы уже второй раз приезжаете в Канны. Каково сюда возвращаться с новым фильмом?

— Канны — это большой праздник. Меня здесь охватывает такая странная эйфория, которая не покидает потом еще долгое время. Конечно, мне нравится сюда приезжать, видеть уже знакомые лица, радоваться всем вместе.

 Уже успели чему-то обрадоваться?

— Мне понравился фильм Софии Копполы «Элитное общество». Я вообще люблю женщин-режиссеров.

 Почему вы решили сделать местом действия вашего фильма деревню? Ведь и вы сами, и персонаж вашего короткометражного дебюта — городские жители, со всем вытекающим отсюда жизненным опытом.

— Дело в том, что нам требовалось создать какое-то ограниченное пространство, в котором герои фильма были бы друг у друга на виду и на слуху. Деревня как раз и есть такое замкнутое пространство. Кроме того, деревенские жители кажутся мне более открытыми и более эмоциональными. Мы попытались отразить эту особую атмосферу жизни на миру в нашей картине.

 Деревня и ее судьба у вас получились довольно своеобразные, а как вам удалось устроить так, что вся она уходит под воду?

— Мы снимали полтора месяца под Петербургом в поселке Келколово. Чтобы создать эту деревню, мы построили ее с нуля на песчаном карьере, а потом затопили. Надо сказать большое спасибо нашему художнику-постановщику Эльдару Кархалеву — он создал все декорации и изобрел множество разных технических устройств, которые украсили нашу картину. Например, Эльдар разработал чертежи того плавучего грузовика, на котором передвигался герой Максима Виторгана. Этот «транспорт» — его ноу-хау.

 Сюжет и декорации вашей картины заставляют вспомнить разные фильмы, в том числе побывавшие в каннском конкурсе, например, «Меланхолию» Ларса фон Триера. Вы задумывали цитаты или как-то подразумевали эту ленту, когда придумывали свой фильм?

— Конечно, я видела «Меланхолию», но мы не отталкивались от этой картины. Мы ни в коем случае не хотели проводить какие-то параллели с этим или каким-то другим фильмом о конце света. Мы не собирались копировать или подражать. Мы хотели создать что-то свое.

 Вы передали привет Жану-Пьеру Дарденну, который присудил вам приз год назад: ваши герои смотрят его «Молчание Лорны» в убитом советском телевизоре. Были какие-то другие причины вводить фрагмент этого фильма в кадр?

— У Жана-Пьера и Люка Дарденнов все фильмы прекрасны. Выбор пал именно на эту картину, поскольку, если вы помните, она посвящена довольно непростым взаимоотношениям мужчины и женщины. Мы попытались провести параллель между двумя нашими героями и персонажами «Молчания Лорны».

 Расскажите, как вы выбираете актеров? Я заметила что вы вновь сняли Анну Рудь и вашего мужа Сергея Аброскина.

— Мне важно, насколько хорошо актер понимает характер своего героя и насколько свободно может существовать в образе. Во время кастинга мы делали этюды: я задавала артистам те или иные предлагаемые обстоятельства, и они их проживали. В результате становится видно, насколько глубоко актер может влезть в кожу своего героя. Кастинг проходил одинаково для всех, в том числе и для участников моего предыдущего проекта. Никаких поблажек не было. Когда мы уже приступили к съемкам, некоторые артисты признались мне, что они в жизни сталкивались с ситуациями, подобными тем, что они должны были играть в фильме. Мне повезло, что все так совпало. Значит, выбор оказался правильным.

 Как вы полагаете, насколько реалистична история, которую вы рассказали в фильме?

— Вы имеете в виду историю с концом света? Конечно реалистична — совсем недавно, в 2012 году, объявили конец света, и многие реально начали к нему готовиться, строить бункеры, закапываться под землю. Это все очень жизненно. Более того, наша история должна быть понятна в любом уголке мира. Это, кстати, подтвердил мне сегодня один из зрителей.

 Вашим продюсером выступил Алексей Учитель. Расскажите, каково сотрудничать со своим педагогом?

— Большое ему спасибо за то, что на наших занятиях во ВГИКе и на съемках этого фильма он всегда старался давать свободу, возможность раскрыться. Я очень благодарна ему за доверие.

 Конца света пока не будет, а к чему готовиться зрителям, которые увидят ваш фильм в августе?

— Хотелось бы пожелать им, чтобы они были свободными, испытывали чувства по отношению друг к другу. Все равно, ненависть это или любовь. Чтобы они выражали эти чувства. Чтобы их жизнь была не серой, а разноцветной. В нашей жизни очень не хватает добра. Так что приходите за добром на мою картину. Она очень светлая.