Хаккани, друг Рейгана и бен Ладена

На днях катарский телеканал «Аль-Джазира» передал сообщение о негласной встрече Хамида Карзая с Сиражуддином, сыном Джалалуддина Хаккани, легендарного командира времен войны против советских войск, имевшего близкие связи в администрации Рейгана, друга Осамы бен Ладена. Сейчас под командованием отца и сына Хаккани находятся сотни, а может, и тысячи бойцов, которым молва приписывает наиболее дерзкие акции в Кабуле и на востоке Афганистана.

Сейчас основная часть контролируемой отцом и сыном территории, или так называемый пояс Хаккани, сосредоточена в пакистанской Зоне племен в Северном Вазиристане вдоль границы с Афганистаном. Формально Хаккани находятся под командованием муллы Мохаммада Омара, но фактически самостоятельны.

«Президент Карзай стремится использовать свою старую дружбу с Джалалуддином Хаккани и его сыновьями, чтобы убедить их принять участие в процессе примирения», — приводит пакистанская газета «Дон» слова парламентария Халеда Пуштуна с юга провинции Кандагар, оплота афганских талибов. — Пакистан тоже оказывает давление на наше правительство, с тем чтобы привести Хаккани в правительство».

Очевидно, что после заявления Барака Обамы о начале вывода американских войск в июле 2011 года Хамид Карзай стал искать возможности улучшения отношений с Пакистаном и установления контактов с оппозицией. Для чего и были сделаны несколько жестов доброй воли. Он обещал добиться освобождения содержащихся под стражей и убедить ООН вычеркнуть имена некоторых лидеров движения «Талибан» из черного списка террористов.

Между тем факт встречи президента Афганистана и младшего Хаккани опровергли как талибы, так и сам Карзай. Однако дипломатические источники в Кабуле убеждены, что переговоры (скорее всего, с участием посредников) все же идут. Но пока, правда, без особых результатов. И вот почему.

Талибы уверены, что побеждают в войне, а раз так, то и незачем идти на компромисс. Они уже сейчас весьма успешно формируют параллельные органы власти, уверенности им придает и тающая решимость американцев и их союзников продолжать войну. Еще немного, и власть сама свалится им в руки.


Марксиста на талиба

В начале года пакистанские силовики захватили в Зоне племен муллу Абдул-Гани Барадара, известного в качестве правой руки муллы Омара и посредника на переговорах Омара с Карзаем. Не исключено, что Барадара арестовали именно для того, чтобы сорвать прямые переговоры между Кабулом и талибами. А сейчас стало известно, что Исламабад готовится экстрадировать муллу на родину в Афганистан.

До последнего времени в окружении Карзая было достаточно много людей, считавших, что обсуждать с талибами не за чем и не о чем. Но в начале июня в Кабуле произошли две громкие отставки. Со своих постов были смещены министр внутренних дел Афганистана Мохаммед Ханиф Атмар (бывший марксист и, по распространенному мнению, агент бывшего СССР) и глава Национального управления безопасности Амрулла Салех (таджик и бывший командир Северного Альянса). Оба были убежденными противниками переговоров с талибами и сближения Кабула с Исламабадом.

Таким образом, арест Барадара можно расценивать как сигнал Исламабада о том, что он не потерпит переговоров с талибами без своего участия, а отставки главных афганских силовиков — как согласие Кабула на особую роль Исламабада в афганских делах.

Как пишет со ссылкой на собственные источники американский исследовательский центр Stratfor, после отставок афганского министра МВД и главы службы безопасности шеф пакистанской Межведомственной разведки (ISI) Ахмед Шуджа Паша и армейский генерал Ашфак Каяни несколько раз приезжали в Кабул, где встречались с Карзаем. Есть мнение, что пакистанцы хотят убедить Карзая в том, что именно его они желают видеть в качестве главы будущего коалиционного правительства. 
Талибы были и остаются главным рычагом пакистанского влияния в Афганистане. С началом американского вторжения это влияние несколько ослабло, зато теперь Исламабад отвоевывает сданные девять лет назад позиции. Правда в отличие от конца 1990-х годов ему не нужен Афганистан, полностью подконтрольный талибам — Пакистану хватает собственных экстремистов. Пакистанская пресса пишет, что и военные, и Межведомственная разведка верят, что группировка Хаккани сможет защитить интересы Пакистана в Афганистане. Приводится также мнение отставного пакистанского генерала Талата Масуда о том, что привлечение Хаккани к работе в правительстве — единственный способ стабилизировать обстановку в стране после того, как ее покинут американцы.  

 

А мы уйдем на север

Кстати, об американцах. Неизвестно, как они отнесутся к переговорам с Хаккани, которого считают связанным одновременно с пакистанской ISI и Аль-Каидой, и не захотят ли внести собственные коррективы в процесс афгано-пакистанского сближения. Один афганский журналист приводит в своей статье заявление, сделанное Хаккани-младшим не далее как в апреле этого года. Рассказывая о сотрудничестве его группировки с Аль-Каидой, он охарактеризовал его как «происходящее на самом высоком уровне». «Таким образом, любые переговоры и соглашения с Хаккани угрожают свести на нет сам смысл американского присутствия в Афганистане в течение последних десяти лет. Люди Хаккани живут, тренируются и сражаются бок о бок с членами опаснейших международных террористических группировок вроде Лашкар-и-Таиба и Союза исламского джихада, в рядах которых, помимо прочих, находятся курды, узбеки, азербайджанцы и даже немцы», — говорится в статье.

А теперь представим, что пока еще гипотетическая ситуация, при которой американцев больше нет, а правительство в Кабуле как минимум наполовину состоит из сторонников движения «Талибан», стала реальностью. Пассионарные талибы, как и марксисты прошлого, не могут существовать без перманентной работы по совершенствованию общества. И где тогда они будут искать применениия своей энергии, если и Кабул, и населенные главным образом пуштунами юг и восток Афганистана (об этнических противоречиях в стране читайте в №21(37) от 07.06.2010) окажутся под их властью? Только на севере, больше негде.

На еще совсем недавно спокойном афганском севере становится в последнее время все горячее. Особенно в приграничных с Таджикистаном районах. Боевики, в числе которых, по свидетельствам очевидцев, много выходцев из стран Средней Азии и России (Поволжье и Северный Кавказ), появились в провинции Кундуз как-то внезапно. Вроде еще вчера было полное спокойствие, а сегодня — вот вам, получите альтернативную власть. Могут остановить машину, обыскать багажник, проверить документы пассажиров. 

По данным источников «Однако» в Афганистане, талибы прибывают с юга и востока страны (провинции Хост, Кандагар, Гильменд) колоннами, которые беспрепятственно пропускают войска союзников. Есть даже информация, что отдельные отряды боевиков перебрасывают на север военными самолетами.

При этом сценарий, при котором полчища талибов форсируют Пяндж и Амударью и ринутся смещать центральноазиатские режимы, выглядит маловероятным. Уже хотя бы потому, что узбеки и таджики не примут в качестве освободителей талибов, воюющих с их соотечественниками в соседнем Афганистане. Другое дело, что конфликтная зона сместится к северу (поближе к границам России, а главное — Китая), где ее вполне можно будет расширить, используя внутреннюю нестабильную ситуацию в странах Средней Азии.

Но вернемся к переговорам официального Кабула с талибами. Заведующий сектором Афганистана Института востоковедения РАН Виктор Коргун в интервью «Однако» так прокомментировал пос­ледние сообщения о контактах Карзая с Хаккани:

«О попытках переговоров известно относительно давно, и в этом нет ничего странного. Достижение договоренностей с Хаккани (я не делаю различий между отцом и сыном) было бы для Карзая, если он думает об Афганистане после ухода американцев, очень правильным ходом. Конечно, речь не идет о прямых контактах, такие дела делаются через посредников.

Хаккани, пожалуй, самая перспективная фигура в афганской оппозиции, в отличие от того же муллы Омара, которого можно назвать отработанным материалом. Хаккани хорошие стратеги и далеко не фанатики. Особый вес им придают контакты как с Аль-Каидой, так и с пакистанской ISI. Именно поэтому, я думаю, американцы будут самым внимательным образом следить за переговорами, чтобы в случае необходимости не дать им зайти слишком далеко».