Помимо рождественских распродаж, новогодних акций и скидок, призванных стимулировать потребителя раскошелиться как можно значительнее, последний месяц года традиционно считается еще, если так можно выразиться, толчковой ногой следующего двенадцатимесячного периода. По опыту прошлых лет именно отсюда рынки очень часто получали предновогоднее ускорение и стратегическую ориентацию на будущее. Однако сегодня речь если и идет об ускорении, то тенденций совсем другого рода.

Бесплатный суп по-европейски

За последние десять лет, пять из которых пришлись на все более затягивающий пояса стран и народов кризис, цены на продовольствие и нефть (цены на нефть являются важной составляющей стоимости продуктов) в мире выросли примерно в три раза. Этот рост все больнее ощущают на себе не только слаборазвитые и малоимущие государства и их население, но и те, кто еще недавно так старательно и увлеченно строил неолиберальную катапульту, отбросившую своих творцов в их нынешнее плачевное состояние. Воистину революция пожирает собственных детей. А что же пожирают сами «дети»?

Картина, прямо скажем, печальная. Кризис оставил миллионы европейцев без постоянных доходов, и некоторые семьи могут выжить только благодаря специально созданным так называемым продовольственным банкам. «Здесь есть люди, которые приходят к нам, потому что остались без работы, а им нужно еще оплатить аренду квартиры или выплачивать ипотеку. И после того как они заплатят по счетам, денег на еду уже не остается», — говорит менеджер «Благотворительной кухни» административного центра испанского автономного сообщества «Астурия» города Овьедо сестра Эсперанца Ромеро.

Комплексный обед стоит здесь 50 евроцентов, но даже такую сумму многие жители страны не могут себе позволить. И бедственное положение граждан только усиливается. По данным на конец ноября, около 400 тыс. жителей Испании вынуждены были покинуть свои дома из-за кризиса на ипотечном рынке. Удивляться не приходится. Безработица не уменьшается, инфляционная индексация пенсий и социальных выплат заморожена, а госдолг составляет 85,3% ВВП. 3 декабря Испания официально запросила у Европейского союза финансовую помощь для реструктуризации банковского сектора. Несмотря на принимаемые меры, министерство финансов страны смотрит на ситуацию пессимистично. По его мнению, в 2013 году долг пиренейского государства вырастет до 90,5% ВВП. Благотворительность в таких условиях становится почти что необходимым условием выживания для сотен тысяч граждан.

С 1 по 9 декабря благотворительный Продуктовый банк Португалии провел кампанию по борьбе с голодом в стране. В супермаркетах дежурили волонтеры, вежливо, но настойчиво предлагавшие покупателям проявить солидарность с голодающими и поделиться с ними продуктами. Речь уже не о деньгах, а о продуктах! О подобной продуктовой благотворительности речь в Европе еще недавно заходила практически исключительно применительно к азиатским и африканским странам. Теперь вот ситуация меняется. Если в 1992 году в той же Португалии остро нуждающихся было 15 тыс. человек, то в этом году их уже 370 тыс. Если в 2011 году Европейская федерация продовольственных банков распределила более 400 тыс. тонн помощи среди 5 млн 200 тыс. граждан, оказавшихся на грани нищеты, то сегодня в Европе многие фонды уже не справляются с наплывом нуждающихся, среди которых студенты, уволенные и не получающие пособие по безработице специалисты и профессионалы, которым некому помочь.

Из двух стран, о которых еще в 2011 году говорили как о неком тандеме, в единой упряжке тянущем трещащий по всем швам воз европейской экономики, сегодня эту роль примеряет на себя все больше солирующая и все больше спотыкающаяся (с начала года демонстрирует отрицательную динамику роста: первый квартал — 0,5%, второй — 0,3%, третий — 0,2%) Германия. Что касается второго участника тандема, то в конце ноября международное рейтинговое агентство Moody's понизило кредитный рейтинг Франции на один пункт — с AAA до AА1 с негативным прогнозом на основании неопределенности бюджетных и экономических перспектив страны. Соперничающее с Moody’s рейтинговое агентство Standard & Poor’s понизило кредитный рейтинг Франции еще в январе. (Третье агентство из «большой тройки» — Fitch Ratings — пока подтвердило наивысший рейтинг Франции, но прогноз по рейтингу остается негативным.)

5 декабря в ходе представления «Осеннего послания» палате общин министр финансов Великобритании Джордж Осборн сообщил, что независимые эксперты Управления по бюджетной ответственности (OBR) понизили прогноз по темпам роста ВВП Великобритании на текущий год с 0,8% до -0,1%.

Так что очередь за бесплатным всеевропейским супом, очевидно, будет только расти.

Растет не то, что надо

В Соединенных Штатах, несмотря на все предвыборные речи и усилия Барака Обамы, не могут себя прокормить более 14% населения. Если в октябре 2008-го число получающих продовольственные талоны американцев составляло 30,8 млн, то в августе 2012-го данный показатель вырос до 47,1 млн. Это каждый седьмой американец и каждый четвертый ребенок в США. Динамика, как и в Европе, демонстрирует рост совсем не в том направлении, о котором бы хотелось говорить в Рождественский сочельник: число живущих в бедности американцев увеличивается в последнее время примерно на 6 млн человек в год. При этом представители разных ветвей власти спорят не о темпах экономического роста, а о том, насколько еще урезать бюджетные расходы и повысить налоги. Как следствие, аналитики Barclays Capital понизили оценку роста американской экономики в четвертом квартале до 1,8% с ранее ожидавшихся 2,2%. Эксперты CIBC World Markets опустили прогноз до 1,2% с 1,8%, а пессимистичные ожидания RBC Capital Markets стали еще хуже — теперь аналитики компании ожидают повышения ВВП всего на 0,2% против объявленного ранее 1%. В число снизивших оценку экономического роста вошли также Morgan Stanley и Goldman Sachs.

Еще более удручающая, по словам президента Всемирного банка Джима Ен Кима, картина предстает в странах Африки и Ближнего Востока. Они импортируют большую часть растущих в цене продуктов, из-за чего расходы на еду составляют там основную долю общих трат среднестатистической семьи. По данным банка, цены на кукурузу, например, в Мозамбике выросли на 113%, а на сорго в Южном Судане — на все 220%.

В Индии местная продуктовая корзина уже подорожала на 9% по сравнению с прошлым годом, а в Китае высокая стоимость привозной кукурузы отразилась на ценах на свинину — важнейший для Китая продукт.

В Иордании повышение на 28% цен на мазут, который используется для отопления домов в зимний период, на баллоны с газом на 54% и на бензин на 14% уже привели к стихийным акциям протеста в Аммане и других городах. Уличные демонстрации в ряде мест сопровождались беспорядками. Существует опасность того, что ценовые маневры кабинета министров страны автоматически повлекут за собой инфляцию и увеличение стоимости основных продуктов питания, что, в свою очередь, чревато продолжением цепной реакции «арабской весны». Социально-политическая напряженность в Иордании усиливается на фоне резкого ухудшения экономического положения. И неудивительно, поскольку королевство серьезно зависимо от иностранной помощи, которую основные доноры неумолимо сокращают. У самих количество голодных и злых растет с каждым днем. А экономический «тришкин кафтан» прикрывает все меньше мерзнущих мест. Пик волнений — теперь уже с большой вероятностью не только на Ближнем Востоке, но и в некогда сытых и благополучных уголках планеты, как и в прошлом году, может прийтись на март.

 

Первых нет и отстающих

Россия вместе со всеми неолиберально «оздоровленными» странами, перефразируя слова известной песни В.С. Высоцкого, бежит в общей плотной группе.

За первое полугодие, по данным Росстата, стоимость минимального набора продуктов питания возросла на 7,8%, а по данным на конец сентября, эта стоимость выросла уже на 14,1% с начала года. Согласно результатам опубликованного в декабре мониторинга Минэкономразвития, в ближайшее время в России продолжат расти цены на хлеб, картофель, молоко, яйца, спиртное. В частности, потребительские цены на хлеб и булочные изделия из пшеничной муки 1-го и 2-го сортов, хлеб ржаной и ржанопшеничный уже на 11,2% и 10,1% выше, чем в прошлом году. Цены на картофель на 11,1% выше прошлогодних. И это несмотря на то, что, по данным ФТС России, в январе-октябре 2012 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года объем импорта картофеля снизился на 70,6% — с 1 млн 451,1 тыс. тонн до 427,3 тыс. тонн. Аналогичная динамика роста отмечается и по другим составляющим продуктовой корзины.

Продуктовая инфляция во многом способствует ее общему разгону выше запланированных 6%. Чего, к сожалению, нельзя сказать о доходной части семейных бюджетов многих россиян. Так, согласно законодательным нововведениям, минимальный размер оплаты труда (МРОТ) в России с 1 января 2013 года увеличится на 12,9% и составит 5205 руб. в месяц. Однако профильный комитет по социальной политике Совета Федерации считает, что новый МРОТ «не соответствует требованиям Трудового кодекса РФ», так как прожиточный минимум в стране 6913 руб., что на 24,7% больше, чем уровень МРОТ с учетом предлагаемого повышения. Для значительной части населения это в прямом смысле жизненно важные цифры. По оценке Минтруда, граждан России, получающих МРОТ, насчитывается 1,3 млн человек. Согласно данным другого ведомства — Росстата, по итогам первого полугодия доходы ниже прожиточного минимума имели 17,7 млн человек, или 12,5% россиян. Так что и наши показатели роста особенно не окрыляют. В итоге, по разным оценкам, даже жители крупных городов с весьма приличными по сравнению с МРОТ доходами потратят в предстоящие праздники на 200 евро меньше, чем их бьющиеся в конвульсиях кризиса европейские собратья, которые еще к тому же лишены такого счастья, как высокие нефтегазовые доходы. Справедливости ради надо сказать, что там и стандарты другие. Так, европейцы признают в качестве порога нищеты заработок, который составляет не менее 60% от средней заработной платы по стране. Трансформировав подобные подходы на отечественные почвы, мы бы получили МРОТ в 16 тыс. рублей, что, конечно же, недопустимо. Ведь мы перенимаем и копируем только «лучшие» образцы мировой практики и мирового опыта. Правда, потом не знаем, что делать с результатами внедрения этого опыта, — как, так сказать, преодолевать последствия этих результатов.

В настоящий момент российская экономика, по-видимому, балансирует на грани сползания в стагнационный режим. Ему пока противостоят строительство, торговля и в некоторой степени сельское хозяйство. Однако в этих сферах замедляющий эффект может проявиться позже: из-за кредитной паузы конца второго квартала и продолжения ускорения инфляции за счет роста тарифов и дорожающего по всему миру продовольствия. В этих условиях люди, начиная с лета, пытаются инвестировать имеющиеся средства, причем порой в весьма далекие от понимания либеральных экономистов позиции.

По мнению генерального директора компании inFOLIO Research Group Олега Клепикова, которое он высказал еще в августе: «Естественно, люди с невысоким достатком, не имеющие возможности вложить свои деньги в недвижимость, автомобили или бытовую технику, пытаются инвестировать во что-то материальное и необходимое. Мука для этих людей — идеальный объект для вложения, ведь она точно подорожает».

Тем не менее «позитив» в завершающемся году в России все-таки был.

Нога того, кого надо

Летом мировые сырьевые рынки показали максимальный рост за 10 месяцев, и это не могло не сказаться на благосостоянии лучшей — «филейной» части общества. Так, согласно вышедшему в октябре нынешнего года Global Wealth Report, на долю 1% самых богатых россиян приходится 71% всех личных активов в России. Для сравнения: в следующих за ней (среди крупных стран) по этому показателю Индии и Индонезии 1% владеет 49% и 46% всего личного богатства. В мире в целом этот показатель равен 46%, в Африке — 44%, в США — 37%, в Китае и Европе — 32%, в Японии — 17%. Россия лидирует в мире и по доле самых состоятельных 5% населения (это 82,5% всего личного богатства страны), и самых состоятельных 10% населения (87,6%). Отечественные миллиардеры (а их у нас 96) владеют 30% всех личных активов российских граждан. В среднем по миру миллиардеры владеют лишь 2% всех личных активов.

Самое главное, что в этом направлении в отличие от всех других, — у нас имеется устойчивая положительная динамика. Если в 2008 году в России, по данным журнала Forbes, проживали 32 миллиардера, а в 2009-м, кризисном году, их число увеличилось почти вдвое — 62, то сейчас — 96. Wealth-X, правда, насчитал уже 97 миллиардеров с суммарным состоянием 380 млрд долларов.

Аналитики Bloomberg Markets, в свою очередь, отмечают, что бизнес всех россиян в рейтинге так или иначе связан с добычей или обработкой сырья. У миллиардеров из других стран на эту отрасль приходится всего 10% представителей. Богатейшие люди западных стран предпочитают зарабатывать на ретейле, медицине и высоких технологиях.

Не отстает от собственников и высокооплачиваемый наемный персонал, который, впрочем, постепенно сам входит в крупный бизнес или приобретает более мелкий, но личный, пополняя таким образом ряды

истинных хозяев России. Ну а почему бы, собственно, ему и не пополнять, если, согласно исследованию консалтинговой компании Hay Group, доходы российских топ-менеджеров за 2010 год оказались на 71% выше зарплат их коллег в Европе. Твердые оклады — больше на 40%, бонусы по итогам года — на 60%. К этому следует добавить, что в нашем отечестве рост доходов топ-менеджеров составил 6% — выше, чем где бы то ни было. По данным ежегодного рейтинга зарплат руководителей, составляемого Forbes, по размеру компенсаций топ-менеджеров в 2011 году лидерство по-прежнему удерживает нефтянка. Так, например, генеральный директор нефтегазовой компании получил в среднем в виде компенсаций за 2011 год на 20% больше, чем за 2010-й (включая денежный бонус), компенсация составила (в зависимости от компании) от 790 тыс. до 8 млн долларов за год.

«Нижние» рейтингуемые, надо сказать, тоже не бедствовали.

По мнению исследователей CitiGroup, за последние 10 лет в мире произошел самый значительный транзит богатства: деньги развитых стран постепенно перетекали к странам, экспортирующим нефть. И эти средства оказались даже больше, чем те, что арабские страны получили во время нефтяного бума 70-х годов прошлого века. Применительно к нашей стране, реформированной неолиберальным инструментарием местными «специалистами» под руководством иностранных кураторов, данные перетоки принесли мало пользы, если, конечно, не считать так называемую элиту общества, живущую главным образом на ренту от углеводородных и других природных ресурсов. Получая и распределяя в своем кругу львиную долю этой ренты, они не заинтересованы в увеличении размеров и диверсификации экономики. В итоге сегодняшнее устройство экономики в целом работает на укрепление и репродукцию имущественного неравенства, которое, в свою очередь, является мощнейшим деморализующим общественным фактором, стоящим на пути любых модернизаторских, новаторских, общегражданских и всяких других благих идей и начинаний.

Печальным результатом всего этого является тот факт, что все минувшие двадцать лет, включая близящийся к завершению год, советское наследие поддерживает на плаву одних и обогащает других. Ибо богатство самых состоятельных граждан по-прежнему на 97% генерируется на промышленных и сырьевых мощностях, созданных в эпоху СССР, а важнейшей частью состояния других является жилье, созданное опять же в советскую эпоху и приватизированное при новой власти.

Очередной прыжок в бестолковость?

По мнению ведущих аналитических центров, мировая конъюнктура в наступающем году вряд ли улучшится, поскольку помимо дебатов вокруг новых финансово-стимуляционных мер каких-либо серьезных и реально обсуждаемых решений и планов как в рамках различных межгосударственных объединений, так и на внутригосударственном уровне не прослеживается. На этом фоне в России в предстоящие 12 месяцев с большой долей вероятности ожидается замедление темпов и без того слабого экономического роста. Чего не скажешь об инфляции, в оценке которой экспертные расхождения колеблются от 5,5 до 7%. Для того чтобы продолжить продвижение вперед, потребуются дополнительные усилия и новые стимулы. Пока что в четком и определенном виде они не прослеживаются, поскольку существует серьезная нерешенная проблема самостоятельной курсовой экономической стратегии, ориентирующейся на собственные долгосрочные цели и задачи, а не ответные шаги на изменение мировой конъюнктуры и политико-экономических шаблонов.

Страхи вызвать неудовольствие зарубежных «партнеров» выработкой собственной, независимой от их согласия и воли политико-экономической доктрины и концепции национальной идеологии, внушенные на рубеже 80–90-х годов прошлого века российской прослойке, ответственной за принятие государственных решений, кар динально-парализующим образом сдерживают дальнейшее поступательное развитие страны. Не изжив их и не избавившись от ложных идеологических и экономических ориентиров, замкнутый круг в виде планов, подведения неутешительных итогов и признания ошибок, новых планов и так далее, будет продолжаться не только в наступающем, но и в последующие годы.