Необходимость внешней пропаганды — аксиома, не требующая доказательств. Но последние двадцать лет вместо упорядоченной работы в этом направлении делаются судорожные движения. «Сверху» тем временем поступают противоречивые сигналы. То надо улучшать внешний облик страны, но по-другому; то не надо, потому что бесполезно…

Начинаешь спрашивать: а почему, собственно, бесполезно? И выясняется, что все это время мы говорили о разных аудиториях. Те чиновники, которые занимались вопросами российского имиджа, искренне считали, что речь идет о контрпропаганде на Западе, и уверяли, что занятие это неблагодарное, поскольку в европейском и американском массовом сознании давно уже укоренились негативные стереотипы о России. Однако есть ведь и другие общества, которые — и я могу это подтвердить собственным опытом — относятся к Москве не так предвзято.

По стопам Японии

Сколько раз я слышал в Индонезии, Вьетнаме, Таиланде, Бирме: «Почему вы исчезли из нашего информационного пространства? Вернитесь. Дайте нам о себе информацию, нам это нужно, нам это интересно!»

Не разделяют русофобских настроений и в Китае. Напротив, в Поднебесной Россия вызывает неподдельный интерес.

Несколько лет подряд я был едва ли не единственным специалистом-политологом, читающим лекции в Индии. Моя аудитория — эксперты научных институтов, исследовательских центров, журналисты и дипломаты, то есть интеллектуальная элита страны, люди, которые принимают важнейшие политические решения или скорее способствуют их принятию. Приведу в качестве примера отрывки из некоторых разговоров…

«Почему вы позволили американским агентствам полностью монополизировать право на информацию о том, что происходит в России и что она предпринимает за рубежом? Дайте нам выбор: их информация или ваша. Мы напечатаем и то и другое». «У вас раньше были культурно-информационные центры в крупнейших городах страны. Постепенно все закрылись. Кто принимает такие решения? Понимаете ли вы, что речь идет о нации численностью более миллиарда человек, значение которой в мире в последние годы невиданно выросло?»

«Почему раньше к нам выстраивалась очередь желающих поработать в университетах, а сейчас никого нет? Куда исчезли российские специалисты? Нам не нужна пропаганда, нам нужны коллеги из России, которые между делом будут рассказывать о том, что у вас происходит. Честно и открыто. Об этом просят индийские студенты, ведь сами мы не можем удовлетворить их любопытство». (Знания в Индии — абсолютная ценность, которая котируется намного выше денег.)

И таких «любопытствующих» неравнодушных стран, мечтающих получать правдивую информацию о России, довольно много. Сотрудники посольств уверяют, что вынуждены выкручиваться сами, подпитки из Москвы практически нет, систематическую работу вести некому. Можно, конечно, составить доклады, в которых будет четко обозначено, в какой части света и какой информации от нас ждут. Вот только кто будет их читать?

Зачем нам нужно, чтобы люди знали Россию? Самый нелепый ответ: Москва должна бороться с западной дезинформацией. Это, безусловно, отголосок холодной войны, ее осколок, застрявший в сознании. А что если дезинформации не будет — раз, и кончилась? Да и выгодно ли нам выступать в роли пламенных борцов, которых жители развивающихся стран с удовольствием сталкивают лбами с западными конкурентами?

Почему бы не брать пример с Японии? Эта страна прекрасно владеет приемами пропаганды, дорогостоящей и умной, которую она развернула во всем мире. Кстати, впервые я обратил на это внимание даже не в России, а в азиатских странах — в Индии, Малайзии, Сингапуре. Там везде ощущается японское присутствие, но не только торговое, но и информационное.

А ведь японцев никто не стремится оклеветать, даже недолюбливающие их китайцы. Однако в Токио убеждены: в мире должны знать о существовании высокоразвитой японской культуры. «Продвигать» Японию, безусловно, помогают товары, пользующиеся спросом на мировом рынке, и сами жители Страны восходящего солнца, которые умеют очаровать иностранцев. А какую политику ведет очередное японское правительство и кто прав в споре за острова в Желтом море — эти частности интересны немногим.

Получается, что имидж страны зависит от внешней торговли и поведения ее граждан за границей. Все очень просто. И такого рода «внешнюю пропаганду» (которая и не пропаганда вовсе в нашем понимании) надо вести всегда и везде, не рассчитывая на то, что она даст немедленный эффект. Если есть спрос на информацию, ее следует предоставить. Главное, чтобы вырос сад, а уж как его возделывать, можно решить потом.

Кто создает образ России: диаспора и государство

Во время холодной войны русская эмиграция была естественным врагом СССР. В пропагандистских войнах она чаще всего находилась по ту сторону баррикад. Сейчас — скорее наоборот. В современном мире большие диаспоры стали нормой. И как правило, это инструмент взаимного влияния стран и сближения народов. Диаспоры постепенно становятся частью той «мягкой силы», которую используют государства во внешней политике.

Известно, что все русофобы живут в Лондоне. Но ведь кроме них там есть множество эмигрантов, которые относятся к России неплохо и вполне могут помочь в создании положительного образа нашей страны. Эти люди способны заниматься «внешней пропагандой» куда эффективнее, чем профессиональные «пиарщики» в самой России. Более того, они этим и занимаются, ни у кого не спрашивая разрешения.

Яркий пример: наша 70-тысячная община в Таиланде и 50-тысячная община в Китае. Русские, проживающие в Азии, ведут блоги, издают журналы о своей жизни. Есть русские телекомпании и каналы. Получается, что эмигранты заполняют образовавшиеся по вине нашего государства пустоты. Они хотят, чтобы местные жители понимали, что имеют дело с людьми, достойными уважения.

Отчасти интерес мира к России вызван тем, что русских кругом очень много. Я знаю человека, постоянно живущего в Гватемале. В общем, действовать надо по старой ковбойской поговорке: «лучше всего подгонять лошадь в том направлении, куда она и так скачет». Если бы у советской власти был такой потенциальный ресурс, как нынешняя российская диаспора, Советский Союз достиг бы колоссальных успехов во внешнеполитической пропаганде. Кстати, надо отдать должное бойцам идеологического фронта: они и без этого ресурса добились впечатляющих результатов. Мы сейчас живем во многом за счет того задела, который нам оставила старая неуклюжая советская пропаганда. Удивительно, что этого резерва хватило так надолго.

К сожалению, в России многие считают, что внешняя пропаганда — это отдельный фронт нашей борьбы с Западом. В чем причина? Да просто в неграмотности российского «просвещенного» класса, который до сих пор в массе своей убежден, что «заграница» и «Запад» — это одно и то же, и который не желает признать, что мир изменился. Роль Запада, с которым мы уже который век выясняем отношения, сегодня уже совсем не та, что прежде. Запад стал меньше и слабее во всех смыслах.

По сути, происходит нечто странное: мы не считаем для себя важным вести какую бы то ни было информационную работу в тех странах, где эту работу приветствовали бы. Это те самые страны, которые имеют огромное влияние в современном мире и вполне могут стать лидерами XXI века: Китай, Индия, государства Латинской Америки. В России же так и будут сокрушаться по поводу сложных отношений с Западом и делать вывод, что заниматься вопросами собственного имиджа не стоит.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель РИА «Новости»

Другие материалы главной темы