REUTERSСогласно озвученной ФБР информации, многие из подозреваемых приехали в США еще в 1990-е годы. Девять агентов были снабжены фальшивыми документами и даже детскими фотографиями, для них были разработаны подробные легенды — так разведчики называют вымышленные биографии. Чапман (она разведена и приняла фамилию бывшего мужа) и Семенко жили по своим подлинным русским документам. Настоящая национальность остальных подозреваемых неизвестна, но некоторые данные, полученные в ходе расследования, указывают, что большинство из них могут также иметь русское происхождение.

В обвинении, выдвинутом ФБР, говорится, что две глубоко законспирированные пары (Хитфилд — Фоли и Лазаро – Пелаез) и два новых агента (Семенко и Чапман) не знали друг друга и действовали через связника Метсоса. Возможно, они составляли не одну сеть, а несколько отдельных групп.


Действующие лица

Кристофер Метсос. Имеет якобы канадское происхождение. Действовал как связник между российской миссией при ООН в Нью-Йорке и некоторыми подозреваемыми. Часто выезжал в Канаду. Впервые попал в поле зрения спецслужб в 2001 году во время контактов с другими подозреваемыми.

Ричард и Синтия Мэрфи. Являются якобы супругами и гражданами США. Впервые попали в поле зрения во время встреч с Метсосом в 2001 году. Также встречались с третьим секретарем российской миссии при ООН. В 2006 году агенты ФБР вскрыли его банковскую ячейку, обнаружив в ней свидетельство о рождении, согласно которому он родился в Филадельфии. Однако в самой Филадельфии записи о рождении такого человека нет. В феврале 2010 года посещал Россию, куда летал через Италию.

Дональд Хитфилд и Трэйси Фоли. Супруги канадского (тоже якобы) происхождения, натурализовавшиеся в США. Однако, по данным ФБР, Хитфилд присвоил имя и фамилию ребенка, умершего в Канаде. В марте 2010 года Трэйси Фоли посетила Россию, куда летала через Париж.

Майкл Зоттоли и Патрисия Миллз. Якобы супруги американец Зоттоли и канадка Миллз впервые попали в поле зрения в 2004 году во время встречи с Ричардом Мэрфи.

Хуан Лазаро и Вики Пелаез. Якобы супруги Лазаро (гражданин Перу, родившийся в Уругвае) и Пелаез (гражданка США, родившаяся в Перу) впервые попали в поле зрения в январе 2000 года во время встречи в общественном парке в неназванной южноамериканской стране. Информация на Вики Пелаез имеет самую долгую историю из всех 11 агентов. Ее муж Лазаро контактировал с российским дипломатом, работающим в одной из южноамериканских стран.

Анна Чапман. Впервые упоминается в сводках наблюдения в январе 2010 года. Регулярно по средам встречалась с дипломатом из российской миссии при ООН. Сознательно приобрела фальшивый паспорт от тайного агента ФБР, которого приняла за российского дипломата, но на следующий день, незадолго до ареста, сдала его (паспорт) в полицию.

Михаил Семенко. Впервые попал под наблюдение в Вашингтоне в июне 2010 года. Признался тайному агенту ФБР, что прошел подготовку и получал инструкции из центра (московской штаб-квартиры Службы внешней разведки России). От агента ФБР, выступавшего в роли российского дипломата, получил 5 тыс. долларов для закладки в тайник в Вашингтоне.


Шпионы — нешпионы…

До конца не ясно, насколько агенты были успешны в поиске и развитии контактов в американских политических кругах. В обвинении сказано, что они слали в центр все — от информации по рынку золота, полученной от финансиста из Нью-Йорка (контакт, который, судя по полученному заданию развивать дальнейшее знакомство с источником, Москва сочла полезным) до отчетов по поиску выпускников колледжей, собирающихся устраиваться на работу в ЦРУ.

При этом агенты далеко не всегда добросовестно выполняли свою работу. ФБР записала разговор, в котором, Лазаро говорит Пелаез, что его кураторы недовольны предоставляемой им информацией. В ответ Пелаез советует Лазаро для придания донесению веса вставить в текст «какого-нибудь политика», на которого можно будет сослаться как на источник.

Недостоверные источники сводят на нет разведывательную деятельность, и если подобная халтура была практикой в работе Пелаез, Лазаро и других, то она значительно снижает их ценность для СВР и минимизирует ущерб, который они могли нанести интересам Соединенных Штатов.

Кстати, арестованным инкриминируют не шпионаж, а то, что они являлись тайными агентами иностранного государства, что не так серьезно. В обвинении, выдвинутом ФБР, ни слова не говорится о том, что они получали или передавали секретную информацию (ценная и секретная информация совсем не одно и то же). Не исключено, впрочем, что власти умышленно отказываются от обвинения в шпионаже в обмен на сотрудничество со стороны арестованных. Пока же из информации ФБР следует, что обвиняемые действовали как вербовщики, ищущие людей, имеющих доступ к информации, а не как агенты, которые собирают информацию сами.

Используемые ими стиль и методы были типичными для многих тайных операций: короткие зашифрованные радиограммы, письма, написанные невидимыми чернилами, мгновенные конспиративные контакты, тайниковые операции и встречи в третьих странах, во время которых они получали деньги и инструкции.

Но были и новые способы связи. ФБР утверждает, что агенты пускали в ход зашифрованные сообщения по электронной почте, а Чапман и Семенко использовали частные беспроводные сети, позволявшие общаться через ноутбук, запрограммированный на связь только с определенным компьютером. По данным ФБР, контрразведка идентифицировала эти сети, приводимые в действие, когда агент находится неподалеку от российского дипломата, что давало возможность общаться, не вступая в физический контакт друг с другом.

Операции по связи проводились по большей части в непосредственной близости от российской миссии при ООН в Нью-Йорке, что давало возможность при необходимости встретиться лично. Установлено, что российские дипломаты как минимум дважды передавали Кристоферу Метсосу наличные, которые он распределял между остальными агентами, что и послужило основанием для обвинения в отмывании денег.

Обычная практика контрразведчиков — тянуть с арестом месяцы, а то и годы, продолжая собирать информацию и выявляя все новые и новые контакты подозреваемых. Но это в том случае, если разгуливающие на свободе агенты не представляют опасности для государства. Арестованные 27 июня тоже не представляли никакой угрозы. Тогда почему же их задержали именно сейчас?


Кто сдал группу товарищей?

Может быть, власти опасались, что подозреваемые могут скрыться? Но многие из них не раз покидали США и возвращались обратно, и совершенно непонятно, что дало ФБР основания опасаться, что на этот раз будет по-другому. Есть и политическая версия: Медведев говорил с Обамой об улучшении отношений между США и Россией в тот самый день, когда в ФБР писали официальное обвинение в совершении преступления. Контрразведывательные операции разворачиваются не на пустом месте. И хотя ФБР не объясняет, когда и почему возникли подозрения в отношении этих людей, но начало расследования приходится как раз на то время, когда высокопоставленный агент российской разведки, работавший под крышей российской миссии при ООН, начал передавать информацию в ФБР.

Сергей Третьяков, который рассказывает свою историю в книге Пита Эрли «Товарищ Ж.» (сокращенное от «Товарищ Жан» — псевдонима, присвоенного ему в СВР), передавал информацию Бюро с 1997 по 2000 год, когда он попросил убежища в Соединенных Штатах. Так что вполне можно предположить, что агентов американцам сдал не кто иной, как товарищ Ж.
А вообще ничего страшного не произошло. Дело-то житейское. Шпионили, шпионят и будут шпионить — примерно так высказался известный американский политолог Джордж Фридман, имея в виду даже не Россию. Каждая страна интересуется тем, что происходит у соседей, а в условиях современного мира соседями являются все. По мнению политолога, задержание 11 российских агентов никоим образом не повлияет на отношения между двумя странами.

В этом же ключе высказываются источники «Однако» в российских спецслужбах. По их мнению, американцы не хотят придавать делу политическую окраску и поэтому даже не выслали российских дипломатов, бывших в контакте с арестованными.