В мае 2022 года по приглашению Российской Империи состоялась встреча руководителей всех пяти стран, из которых теперь состоял весь мир; это произошло на острове св. Елены в южной Атлантике, принадлежавшем Российской Империи. Американскую Федерацию представлял президент Алвареду Бранку, Индийскую Конфедерацию — премьер-министр Пурун Дасс, Исламский Халифат — халиф Махди Омар III, Поднебесную Республику — председатель Лю Бан, и Российскую Империю — император Гавриил I; ни одной населенной территории, даже малого острова, вне этих пяти государств в мире более не существовало. Перед встречей были закончены и приведены в порядок некоторые относительно мелкие территориальные вопросы, остающиеся между странами, а именно: Российская Империя отдала Американской Федерации остров Аруба, Французскую Гвиану и Мальвинские острова в обмен на те из малых Антильских островов (кроме Тринидада), что не были по состоянию на 2019 год владениями Великобритании и Франции — те и так уже принадлежали России как их наследство.  Поднебесная Республика передала Российской Империи за денежную компенсацию полосу гористой территории шириной 100—200 километров, соединяющую Россию в районе Киргизии с Индией (Поднебесная не хотела граничить с Халифатом в районе Пакистана, а Россия хотела иметь границу с Индией; а Халифат передал  Поднебесной, тоже за компенсацию, ряд спорных островов в Южно-Китайском и Целебесском морях). Все это делалось в спешке потому, что первым пунктом повестки дня стороны провозгласили эпоху упорядоченного мира (как вы помните, этот термин придумал мой дедушка, президент Бранку), и всеми своими подписями утвердили мир в составе пяти стран в тех границах, которые сложились на тот момент и в основном соответствуют нынешним. Вторым пунктом стороны разделили мировой океан и определили границы водных владений каждой из пяти стран, так что понятия нейтральных вод более не осталось, а также порядок транзитного мореплавания — прохода судов страны из одной части своих водных владений в другую, если эти две части разделены океанскими владениями  другой страны. Третьим пунктом стороны разделили Антарктиду, точнее, все стороны, кроме России, поскольку она не имеет выхода в Южное полушарие (зато ей принадлежит бóльшая часть Арктики). Четвертым пунктом стороны определили порядок объявления своей собственностью территорий на Луне и Марсе (далее этот же принцип с модификациями был распространен на все остальные небесные тела). Наконец, пятым пунктом стороны договорились о порядке созыва аналогичных встреч в будущем и определили для этого остров св. Елены, который отдала Россия и на котором разместились небольшие представительства (с дипломатическим персоналом,  1000 солдат и одним боевым кораблем) каждой из сторон. Эти встречи, как вы знаете, называются ныне Всемирным Форумом пяти держав св. Елены и происходят в плановом порядке раз в три года, а также могут созываться внепланово по инициативе любой из стран при каких-то чрезвычайных обстоятельствах. На них принимаются соглашения по вопросам, в которых все пять государств кровно заинтересованы, и при этом явно не могут решать их самостоятельно (например, все связанное с глобальным климатом); но круг таких вопросов ныне гораздо более узок, чем в эпоху национальных государств. К ним, в частности, не относятся никакие торгово-экономические вопросы — это явно предмет двусторонних отношений. И уж совсем невозможно представить в наши дни международные организации типа ЮНЕСКО, ВТО или МОТ, составлявшие костяк мирового порядка в прежние времена. 

После этого участники, не испытывавшие друг к другу никаких теплых чувств (может быть, за исключением Гавриила и Бранку), разъехались. Никаких общемировых органов, даже совещательных, не создавалось, никакие вопросы, кроме упомянутых, не обсуждались и обсуждаться не собирались — торжествовал принцип «какое мне дело до всех до вас, а вам до меня». Каждое государство столь велико и столь радикально отличается от других как цивилизация, что является самодостаточным, и столь сильнó, что никто ни с кем не хочет связываться, да и незачем — это и есть главный принцип упорядоченного мира в отличие от эпохи разобщенности, когда одно государство становилось ареной столкновения интересов второго и третьего. Вот что имел в виду Гавриил, говоря о второй части задачи создания нового мирового порядка, — и Россия ее выполнила.

Последним событием, которое привело мир в его нынешнее состояние (особенно оно важно для нас с вами, дорогие соотечественники), стал Исход Римско-Католической Церкви. Когда в 2019 году бóльшая часть Европы, в том числе Италия и соответственно Ватикан, оказалась в составе России, то по российским законам статус Католической Церкви должен был быть резко повышен. Дело в том, что в России статус разных религий, в основном в плане прав на публичную проповедь и прозелитизм, отличается по двум критериям: с 1998 года — по тому, насколько религия является для России традиционной, и с 2013 года — по тому, где находится ее организационный и духовный центр — в России или в другой стране. Естественно, католицизм в России был ущемлен по обоим критериям, особенно по второму, но когда Ватикан и католические страны Европы стали частью России, то основания для дискриминации по обоим критериям исчезли. Даже неважно было, если российские власти объявят первый критерий применимым к новым землям лишь после обретения ими гражданских прав — что такое для Ватикана подождать восемь лет. Но эти радужные ожидания сильно осложнились тем, что Россия отказывалась вообще считать Ватикан (как все другие микрогосударства Европы) отдельной страной и никакого договора, даже о капитуляции, с ним подписывать не собиралась (как и с Монако, Лихтенштейном и другими). Более того, в первый же день ввода войск в Италию была выставлена российская охрана (по сути, стража) во всех зданиях Ватикана, а все сотрудники вплоть до кардиналов обязывались дать подписку о том, что ни один документ и вообще предмет не будет спрятан от российских властей или уничтожен. Как и в случае с Америкой, Россия считала первостепенной задачей найти секретные документы, свидетельствующие о тайном заговоре против нее; на протяжении ряда лет после этого такие документы публиковались официальной властью. (Хотя один очень близкий соратник Гавриила рассказал мне, что на самом деле Гавриил искал в первую очередь не это, а следы реальных связей с дьяволом, которого считал, как правители Средневековья, абсолютной реальностью и своим личным врагом.) Все эти горькие пилюли не очень-то скрашивались повышением статуса католицизма в России — во-первых, потому что это было лишь повышением до второй после официального Православия ступени, а во-вторых, потому что повышением это было для России, а для Европы понижением. Находящееся на духовном подъеме (а на организационном тем более) Православие начало широкую проповедь в Европе, и многие стали переходить в него, в том числе и те, кто ранее вообще не был воцерковлен; никто не мешал, в отличие от былых времен, и прозелитизму католицизма в России, в том числе в ее исторической части, но в сложившейся ситуации успешным он быть не мог. В начале 2023 года Папой стал Павел VII, считавший, что Церковь находится в критическом состоянии, лечить которое  можно лишь радикальными средствами, как в период Реформации при Павле III — он считал себя его духовным преемником. И вот в 2024 году на созванном им V Ватиканском Соборе он сказал: «Нам выпало жить на собственных похоронах, братья, среди злорадствующих могильщиков и безразличных зрителей; и не в нас дело и не в наших переживаниях, а в том, чтó мы ответим на Суде первому Римскому Епископу, святому Петру, когда засвидетельствует он перед самим Христом, что начатое им мы не смогли продолжить; чем оправдаемся? А ведь есть место, где не только нас много и нас не гонят, и у мирской власти наши братья католики — но где нас становится все больше, и не ради земных благ, а ради жизни вечной; так вперед, братья, за океан, ибо не там Церковь, где ходил святой Петр, а там, где Христос — а Он там, где двое и трое во имя Его». Действительно, поражение США и образование Федерации привели не только к резкому усилению веры Христовой в и без того довольно ревностных католических странах Латинской Америки, но и к массовому переходу в католицизм протестантов и атеистов Северной Америки. И вот в 2025 году состоялся переезд Ватикана в Новый Ватикан, на остров Аруба, который стал называться Нуэво Рома; то, что он был забран Федерацией у Империи в последний момент, было сочтено Промыслом Божьим (именно это событие мы ежегодно отмечаем в праздник торжества Католицизма). Россия была нескрываемо удовлетворена этим помимо других причин потому, что католицизм опять становился религией с центром за границей; и на радостях дала согласие на вывоз практически всех сокровищ Римско-Католической Церкви (исключая особо значимые для православных, например мощи св. Николая в г. Бари), включая весь комплекс зданий собора св. Петра, в котором (уже в Новом Ватикане) многие из нас бывали — впрочем, его реплика воссоздана русскими на прежнем месте как культурно-историческая ценность. Как результат произошло дальнейшее ослабление католицизма в России и усиление его у нас; так произошло окончательное разделение двух христианских цивилизаций — на православную Российскую и католическую Американскую, придавшее стройность и законченность конструкции упорядоченного мира.