О качестве переводов иностранных фильмов и сериалов, которые транслируются российским телевидением, о стилистической гугнивости персонажей, гордо именующихся «телеведущими», о небрежном обращении с фактами сказано немало. Всякий день этот счет прибавляется и при нынешнем подходе к подаче любых информационных продуктов закрыт не будет никогда. «Согласно источнику в ЦРУ», — сообщает нам закадровый голос переводчика последнего фильма Романа Полански «Призрак», в то время как в оригинале сказано «CIA whistleblower», и последнее слово в современном английском означает стукача, информатора, «заложившего» крупную компанию либо государственную структуру, в которой этот стукач работает… Разница в смыслах, согласитесь, анафемская. Алена Долецкая, очередная представительница весьма расплодившегося прайда «светских львиц» и «раскрученное медийное лицо», именно за свою великосветскость определенная в комментаторы главной свадьбы года, сообщила зрителям, что принц Гарри одет в мундир никогда в природе не существовавшей ирландской гвардии; напророчила, что принц Уильям скоро станет «королем английской монархии»; восхитилась «тиарой», в которой выходила замуж Кейт Миддлтон (то-то Папе Римскому Бенедикту XVI в этот момент икалось!!!). И таковым нелепостям поистине несть числа.

Однако сегодня хотелось бы упомянуть о трудностях перевода, проистекающих не от скупости телеканалов (в том числе и главных), за недорого заказывающих подстрочник чуть ли не студентам, и не от низкого общекультурного и образовательного уровня российских светских тусовщиков, а о трудностях глубинных, концептуальных. Блестящий пример подобных сложностей был недавно явлен при очередном, невесть каком по счету, повторе одной из серий «Счастливы вместе». Это сериал со стандартной для нашего телевидения судьбой, то есть:

переклад удачного американского ситкома «Женаты… с детьми», стартовавшего в 1997 году и продержавшегося десять сезонов;

десять американских сезонов (245 серий) были быстренько перетолмачены на наш лад за два с половиной года;
поскольку публика, особенно спервоначалу и в регионах, смотрела историю семьи Букиных взахлеб, сериал начиная с 2007 года показывают по принципу «ленты Мёбиуса», или, проще говоря, крутят не переставая, что является для нашего телевидения обычной практикой, причем в телепрограмме никогда не пропечатывают слово «повтор», что тоже стандартная надувательская практика: покуда пипл хавает, покуда реклама размещается, все ситкомы и скетчкомы заезживаются до дыр…

С адаптацией, то есть подгонкой под российские реалии, у сценаристов никаких проблем не случилось. Это отечественный вариант сериала «Закон и порядок» смотреть довольно смешно: смех начинается при одном только виде парочки майоров милиции в дизайнерской одежде, крутой машине и с «кольтами» в плечевой кобуре, а не кончается никогда. В саге о Букиных все ясно и просто… было. До поры до времени. В американском оригинале мама и папа отправляются в круиз, их корабль тонет, и свора репортеров врывается в дом семейства Банди, чтобы задать стандартные для этой шакальей братии вопросы: «Вы подвергались насилию со стороны родителей? Испытывали ли вы влечение к матери? Видел ли вас голой ваш отец?» Юный Бад Банди не выдерживает и кричит: «Как вам не стыдно! Вы же журналисты! Вспомните Уолтера Кронкайта, Боба Вудворда, Эдварда Марроу!» Пауза. Вопрос бойкой репортерши: «А кто это?» Закадровый смех.

Пафос ситуации понятен, печальный юмор — тоже. Герой стыдит журналистов, поминая всуе имена тех великих коллег по цеху, которые вошли в историю как образцы чести, профессионализма и гражданского мужества, как люди, изменившие историю своей страны. Та же самая ситуация повторилась в российском аналоге: круиз, катастрофа, репортеры, крик «Как вам не стыдно!»… И в этот момент сердце любого понимающего человека замирает, а головной мозг начинает лихорадочно работать. Чьи имена сейчас должны прозвучать? Кого из советских/российских журналистов можно поставить в один ряд с теми, кто приблизил окончание войны во Вьетнаме, инициировал импичмент президенту, свалил сенатора Маккарти? Ну, Рома Букин, выдавай текст, сочиненный сценаристами: «Вспомните Юрия Левитана и Николая Озерова!»

Здесь следует, как это называют драматурги, открытый финал, и пусть каждый читатель сам ответит на вопросы: А был ли у нас свой, российский Кронкайт? Если нет — почему, если да — то кто? И если все же да, то почему не его имя прозвучало с экрана, а имя диктора, зачитывавшего сводки Информбюро?