Вселенная Кафки

30 января в библиотеке-читальне имени И.С. Тургенева откроется выставка, посвященная 135-летию со дня рождения Франца Кафки. Здесь будет представлена графика молодой московской художницы Екатерины Гавриловой к его рассказам «Превращение» и «Тоска». Екатерина Гаврилова окончила мастерскую Сергея Алимова во ВГИКе. С 2002 года работает в области книжной и станковой графики, анимации и новых медиа. Это уже пятая ее персональная выставка, где все сосредоточено на уходящей натуре — на бумажной графике, искусстве иллюстрации классической литературы, постепенно исчезающем из широкого тиражного обихода, превращающемся тихой сапой в непозволительную для издателей роскошь, как и само внимательное книгоиздание. Произведения Гавриловой напоминают театральные постановки, в которых художник выступает и сценографом, и режиссером, и натуралистом, и мистиком. Такова, например, ее серия к «Превращению» Кафки, исполненная контраста «классического» и «хтонического», увиденного сквозь увеличительное стекло, — отсюда и ее детализация, и конкретика, и просвещенческая тяга к классификации видов, уравновешенная фантасмагорией, метафорой, вырастающей до вселенских масштабов. На выставке также будут представлены серии, посвященные произведениям Гюнтера Грасса и Райнера Марии Рильке, фрагменты новой графической инсталляции и видеоработы художницы из проекта «Письма к другу». По 21 февраля

 

Прозрение соцреалиста

 

В Институте русского реалистического искусства открылась выставка «Библия глазами соцреалиста». Это первый спецпроект новой частной арт-институции, появившейся в Москве год назад, он задуман еще при жизни его вдохновителя — художника Гелия Коржева. Представитель так называемого «сурового стиля», автор экстатической хрестоматийной картины «Поднимающий знамя», Коржев обращался к теме исторических катаклизмов от большевистской революции до Великой Отечественной войны, воспевая народную героику, фиксируя ее в напряженном жесте, будто свернутую пружину. Даже в обыденных бытовых сценах его герои всегда наделены качествами человека с большой буквы, так концентрированно и страстно ощущал жизнь этот живописец. «В творчестве я более всего дорожу свободой писать то, что я хочу, и так, как чувствую и могу», — говорил Гелий Михайлович. В перестройку разочаровавшийся в грянувших реалиях художник обращается к абсолютно новым для себя сюжетам, исподволь обнаруживая в них всю ту же свою тему разворачивающейся энергии. Коржев создает серию «Мутанты» и «Дон Кихота». В 1990-е начинает библейский цикл, который пишет вплоть до конца жизни, оборвавшейся в августе прошлого года. На выставке показаны как большие полотна этой серии, так и эскизы к ним, к слову сказать, проработанные и законченные полноценные картины — просто меньшего формата. Эскизы как раз демонстрируют не столько даже поиск интерпретации сюжета, сколько напряженное движение авторской мысли. Как реалист — он не может лгать. Поэтому в сцене «Благовещения» ангел, принесший Благую весть Деве Марии, ощутимо материальнее самой Марии, потрясенной этой вестью настолько, что она того гляди превратится в тень. Коржев знает чувства матери, потерявшей ребенка на войне: его Мария убивается по еще не родившемуся сыну. В одном из эскизов «Лишенных рая» позы плачущих Адама и Евы могли бы соответствовать традиционной иконографии «Изгнания из Рая». Но художник отказывается от традиции. Его Адам несет Еву на руках по мертвой, выжженной земле, будто с поля боя. В другой композиции Христос мужественно безучастен к страданиям. Страдают ученики, следующие за ним через пустыню. У Коржева вера дается через страдание. Обрел ли сам живописец веру в ходе работы над циклом, мы не знаем. Но апогеем экспозиции является картина «Прозрение», изображающая крупным планом лицо человека, обретшего не столько зрение, сколько взгляд, и узревшего живого Бога. От Христа на полотне только руки, мгновение назад коснувшиеся лица слепого, но чудо настолько реально, что Коржеву веришь безоговорочно. По 25 мая 2013 года

 

Медитативные пейзажи

 

В Москве, в центре дизайна Artplay, открылась первая выставка в рамках года Голландии в России. Государственный центр современного искусства и Нидерландский архив Montevideo знакомят публику с мастером медиапейзажа Нэн Хувер (1931–2008). Художница, начинавшая традиционно, с живописи, в 1970-е годы забросила кисти ради видеокамеры. Американка по происхождению, в те же годы она переехала в Амстердам и дала новую жизнь традиционному голландскому жанру. В ее видеоработах все неслучайно: свет, ракурс, фокус или отсутствие такового. В луче ее камеры обычная тряпица превращается в пустыню, а человеческие руки — в пейзаж, живой, дышащий. Тело для Нэн Хувер, безусловно, предмет и объект искусства. Только не в том понятном и привычном для нас понимании. Ее камера растворяет антропоморфность до такой степени, что та преобразуется во что-то мучительно знакомое, но трудно опознаваемое. У этих образов нет единого кода для считывания, но есть общая область приложения — не столько антропоморфное начало, сколько начало вообще — всего, космоса, с нуля.

А за стеной, в соседнем с ГЦСИ «Марте», две недели будут выставлены пейзажи «низких земель», увиденные русским художником, фотографом Татьяной Везел-Игнатовой, уже 28 лет живущей в Голландии. Выставки ее фотографий проходили в Голландии и в Москве, эта — третья по счету, работы хранятся в частных коллекциях в России, Франции, Швеции, США. На выставке «Страна ниже уровня моря» представлены словно пейзажи от сотворения мира, что подтверждает впечатление искусствоведа Галины Ельшевской, которое хотелось бы привести в этом обзоре: «В фотографиях Татьяны Везел-Игнатовой , кажется, представлены не столько конкретные виды провинции Южная Голландия, сколько словарные единицы ландшафта, одновременно являющиеся его «большими величинами»: море, небо, равнина до горизонта; фигуры или предметы лишь задают ритм тому, что вне этой ритмической разметки обратилось бы в чистую метафизику (собственно, это все равно происходит). Первое впечатление — какая большая страна, и какая пустая, молчаливая, совсем не потревоженная «цивилизацией »! Конечно, есть в этих панорамах то, чего ждешь, — конькобежец, мельница, стадо, но где-то на периферии кадра или на грани исчезновения, в тумане, в атмосфере, которая сама становится главным действующим лицом пейзажного сюжета. В обостренном ощущении простора и «неозначенного» воздуха можно усмотреть как отсылку к классическому голландскому пей зажу с преобладанием неба (Ян ван Гой ен, Арт ван дер Нир, отчасти Рей сдаль), так и неявную манифестацию русских корней автора (если считать завороженность пространством национальной чертой)». По 4 февраля

 

Праздник февраля

В соответствии с календарем в галерее «Роза Азора» начнется «Февраль» Лаврентия Бруни, художника, чьи вернисажи теперь чаще, чем в Москве, можно застать в Женеве или Ницце. Представитель известного рода художников, он не подчеркивает свое происхождение, предпочитая подписываться одним инициалом: «Лаврентий Б.», и занимается живописью так, как лишь он ее видит, во всем масштабе ее возможностей и на пределе этих возможностей. Для большинства современных авторов холст и масло — не актуальны, не концептуальны и уж точно не современны. На картине Бруни акцентированный пастозный мазок, напротив, само средоточие эссенции жизни. Коллекционеры ждут его новых работ, видя в художнике продолжателя романтически-живописного подхода к концептуализму. Как бы там ни было, но даже серии на такие классические темы, как «Балет» или «Цветы», в исполнении Бруни снимают остроту современного, а в общем, выходящего из моды скепсиса относительно классики, станковой живописи, рисунка, работы с натурой. Борис Пастернак вымолвил в меланхолии: «Февраль. Достать чернил и плакать! Писать о феврале навзрыд...» Лаврентий Бруни предлагает зрителю другую эмоцию и другую оптику, не подразумевающую слез, а своего рода стоицизм перед красотой. Создавая работы для этой выставки, художник решил объединить две свои страсти: любовь к движению тела и цветку. Благодаря виртуозной линии, пластике и покоряющему чувству цвета, его «Февраль» уносит по направлению к весне буквально несколькими штрихами, пленительным изгибом, взаимным влечением ветра и цветка. По 18 февраля