Романовы в ГИМе

Четырехсотлетний юбилей дома Романовых отмечают в Государственном историческом музее экспозицией «Романовы. Начало династии». Она посвящена первым из Романовых, восшествием на престол положившим конец десятилетней Смуте. Рассказ о поворотном в российской истории событии разделен на две части: «Смутное время» и «Первые Романовы: портрет на фоне столетия». В первом разделе все больше экспонаты из музеев Швеции и Польши: церемониальное знамя польского короля Сигизмунда III — тайного покровителя Лжедмитрия I, портрет королевича Владислава IV Вазы, метившего на русский престол. О призвании на царство Михаила Романова свидетельствует очевидец — выносной фонарь Великого посольства земского собора к Михаилу Феодоровичу. Иконой «Богоматерь Феодоровская» инокиня Марфа, по преданию, благословила сына Михаила на царство в 1613 году. Эту реликвию наследники почитают святыней дома Романовых. Среди рукописных документов грамота Земского собора и книга, повествующая об избрании на престол, — шедевр иллюстрированной миниатюры, исполненный художниками Оружейной палаты, письма царей к женам, зашифрованная переписка царевны Софьи с князем Василием Голицыным, письма молодого Петра I к матушке Наталье Кирилловне Нарышкиной. Необходимые свидетели времени — шишак царя Михаила и «шапка ерихонская» Алексея Михайловича, портреты первых Романовых: Михаила Федоровича, Алексея Михайловича, Ивана и Петра Алексеевичей, царевны Софьи Алексеевны.

По 30 июня.

Инки на Волхонке

В ГМИИ им. А.С. Пушкина прибыли около 80 предметов из перуанского Музея золота в Лиме — ровно сотая доля его коллекции. Экспозиция уже побывала в Праге, Вене, Гамбурге, Берлине, Лейпциге, а после Москвы отправится в Брюссель. Основу собрания заложил в 1935 году коллекционер оружия и будущий премьер-министр Перу «на один день» Мигель Мухика Галло. Его дочь Виктория Мухика, директор музея, рассказала, что встреча с ритуальным ножом-туми навсегда увлекла ее отца в культуру доколумбовой Южной Америки.

Выставка называется «1000 лет золота инков», и это общее название для артефактов разных населявших Анды народностей — чавин, уари, паракас, мочика, чиму и наска.

Испанское нашествие не оставило нам и следов тех сокровищ, что предстали глазам колонизаторов. Общеизвестно, что для инков золото обладало не материальным, а сакральным смыслом. «Сыновья солнца» обшивали золотыми пластинами целые дворцы и отливали из золота статуи людей и животных в полный рост. Испанцы переплавили этот космос в ходовую монету. Уцелели лишь некоторые ритуальные предметы, добытые из гробниц: те самые ножи-туми, украшения, ритуальные сосуды с изображениями животных, маски.

Культура и мифология инков отражает дуалистическое восприятие мира, где предметы и явления образуют пары. Они могут состоять как из одинаковых элементов, например, глаза или уши, так и из противоположных: мужчина — женщина, день — ночь, верх — низ. Этот символ мирового равновесия отражен в предметном мире инков — в орнаментах сосудов или предметов из металла, где золото — это Солнце, а серебро — Луна. Драгоценными металлами подчеркивался общественный статус и приближенность к божеству. Украшения выполняли защитную функцию амулета, их делали из тонких пластин, звеневших при ходьбе и тем самым отгонявших злых духов. Особой защиты требовали природные отверстия тела: глаза, нос, уши, рот. Их защищали очень крупные серьги, украшения для носа и маски. Несколько изделий из керамики позволяют судить об уровне ремесла инков, владевших техникой ангобирования — покрытия слоями цветной глины, которую инкрустировали металлом или ракушками.

По 26 мая.

Тимур Петрович в ММСИ

Московский музей современного искусства открыл большую ретроспективу Тимура Новикова. Из 125 экспонатов около сотни выставлены впервые. Живопись, коллажи, панно, инсталляции, видео, документы и фото из архива художника и основанной им Новой академии изящных искусств собраны к 55-летию со дня рождения Тимура Петровича. Так коллеги звали уже в его юные годы создателя эпохи, чью атмосферу попытался передать еще Сергей Соловьев в «Ассе». Новиков был художником группы «Кино» и оркестра Сергея Курехина «Популярная механика». Автор панно «Горизонты» сумел расширить их для не одного поколения. За неполные 44 года Новиков прожил несколько жизней и успел не только с мировоззрением, но и с институциями. В 1982-м создал группу «Новые художники», в середине 80-х — метод «перекомпозиции», организовал мастерские «Кирилл и Мефодий» и галерею «Асса». Проводил совместные акции с Энди Уорхолом, Джоном Кейджем, Робертом Раушенбергом. Стал первым медиа-художником в СССР, придумав в 1989 году «Пиратское телевидение», снимал авангардное кино, от руки раскрашивая пленку. В 90-е годы его движение «неоакадемизм» противостоит модернизму и обращается к классическим идеалам в искусстве, став основой для Новой академии изящных искусств. В 1998 году Новиков стал инициатором институций, провозгласивших сохранение «культурной экологии». В 1997-м он слепнет, но продолжает быть лидером питерского искусства. Часть своего собрания Новиков передал в фонды Русского музея и Эрмитажа. Как ни призывал его учитель и критик (воображаемое альтер-эго художника) Петров не браться за неподъемное, художник Тимур Петрович ослушался и, взявшись за невесомое, двинул горизонт.

По 14 апреля.

Женская половина в «Рабочем и колхознице»

В выставочном зале «Рабочий и колхозница» не знает покоя популярная экспозиция «Международный женский день: от авангарда до наших дней». К современному пониманию этого красного дня календаря, который бледнеет год от года, выставка имеет отношение весьма отдаленное. Его дата-привязка — столетие «Научного утра по женскому вопросу», проходившего в Санкт-Петербурге в 1913 году. Тогда на первый Международный женский день собрались более полутора тысяч женщин. Требовали права голоса, государственного обеспечения материнства, протестовали против дороговизны. С каким успехом находили место под солнцем русские художницы, видно на всех четырех этажах, и там, где прописаны «амазонки русского авангарда» — Любовь Попова, Варвара Степанова, Надежда Удальцова, и там, где коммунально сплотились Мэри Келли, Марта Рослер и Валли Экспорт — амазонки международного феминизма. Местные дамы трудно переставали быть музами, но если творили, то наравне с мужчинами. «Амазонки» 20-х определяли художественную жизнь совдепии: создавали дизайн тканей и модели одежды, отливали в фарфоре современниц: спортсменок, комсомолок, красавиц. Не все они избежали сталинского террора, но некоторым удалось уехать на Запад с родины, где еще долго воспевали советских дам, наравне с мужчинами работавших и воевавших. В новом тысячелетии работы Ирины Наховой, Ларисы Звездочетовой, Елены Елагиной апеллируют к идеологическим и общественными клише, связанным с «женским вопросом», морально устаревшим, но по-прежнему укорененным, например, в речи. Чтобы достучаться до особо черствых сердец, современницы обращаются к жанру жестокого перформанса. На выставке представлены видео акций Лизы Морозовой и Елены Ковылиной, в которую в одном из перформансов зрителям было предложено стрелять из вполне всамделишного оружия, как по движущейся мишени. Аннушка Броше специально для выставки чисто по-женски накрыла стол. Ее сервиз-инсталляция «Сны Веры Павловны» превращает чаепитие старорежимной российской суфражистки в вечный файв-о-клок современной Алисы, которой все еще невдомек, кто она такая, какой длины и где находится.

По 12 мая.