Выпивка и закуска сквозь века

Казалось бы, чего не знает современник о натюрморте? Мертвая натура, пойманная или сорванная. Цветы, фрукты, предметы, черепа, скомпонованные на холсте для красоты, в качестве шифра, чтобы напомнить о тщете. В Третьяковской галерее нашли новый разворот темы, назвали выставку «Натюрморт. Метаморфозы». 200 произведений собраны по музеям Москвы, Петербурга, белорусских и украинских городов. Вместо традиционного ретроспективного экскурса в историю популярного жанра — диалог старых мастеров с художниками новейшего времени. Тематически экспозиция организована вокруг разделов «Цветы и плоды», «Кухни», «Трапезы», «Аллегорические натюрморты», «Натюрморты-обманки». В их пространстве спокойно уживаются и даже как-то дружат работы Константина Маковского и Владимира Дубосарского, Владимира Сверчкова и Михаила Рогинского, Фомы Торопова и Константина Звездочетова. «Натюрморт с цветами и фруктами» (1839) Ивана Хруцкого хорош в паре с инсталляцией Сергея Волохова «Три яблока» (1974). Классический «Натюрморт с селедкой» неизвестного художника XIX века симпатично смотрится рядом с «Выпивкой и закуской» (2001) Виктора Пивоварова. Среди барочных натюрмортов в жанре vanitas — аллегорий тщеты с непременными черепами — затесалась инсталляция-шкаф «Книга леса» (1999) с разного рода деревяшками, зарисовками художника и черепом Буратино, созданная Игорем Макаревичем. Живописные обманки XVIII века плавно превращаются в фигурные иллюзии Татьяны Назаренко, а венчает экспозицию анимационный ролик «Эффект бабочки». Бабочка-обитательница старинного натюрморта пересекает вечность, присаживаясь отдохнуть то на букет Хруцкого, то на морковку Кабакова. ТТГ На Крымском Валу.
По 24 февраля 2013 года

Галереи Винзавода

В галерее «Риджина» показывают «Теорему дождя» Алексея Каллимы. Впервые она была представлена на Венецианской биеннале в 2009 году. Эта тотальная живописная инсталляция представляет собой огромное полотно, флуоресцентными красками изображающее болельщиков футбольного матча. Видимым оно становится только при ультрафиолетовом освещении. Вспышка приходится на каждые 40 секунд, в этот момент с посетителем в центре темного зала происходит таинственная метаморфоза. Название работы отсылает к теории хаоса, согласно которой одинаково невозможно предугадать ни природные катаклизмы, ни исход спортивных состязаний. Результат данного матча тоже зависит не от художника, а от зрителя.

В галерее «11.12» открыта выставка «Здесь никого нет» художественного дуэта Лилии Баласановой и Сергея Колеватых. Авторы обращаются к теме информационной реальности, в которой все мы обретаемся, но вряд ли живем. Под «реальной жизнью» имеется в виду живое общение, а не его сублимация в соцсетях. Многомерные полотна всасывают в себя зрителя, как в матрицу, напоминая, что человек заполняет жизнь мелкими вещами, чтобы не думать о большем.

50 избранных фотографий Бориса Смелова представляет Frolov Gallery к 15-летию со дня смерти автора. Черно-белые виды Петербурга, а тогда еще Ленинграда, сняты с необычных ракурсов, графичны и отчасти литературны. Блистательный фотограф, Смелов еще при жизни стал легендой.

Реальная немецкая картина

Государственный центр современного искусства привез из Бонна ретроспективу немецкой живописи 1950–2010 годов. Выставка «Реальность живописи» проходит в рамках культурного года Германии в России. Кураторы Ирина Горлова и директор Художественного музея Бонна Кристоф Шрайер избрали отправной точкой картину, как наиболее живучий и устойчивый, несмотря на все опасения, вид искусства. Из мировых знаменитостей на выставке представлены творец новой оптики во времени Герхард Рихтер, Георг Базелиц и Зигмар Польке. Другие имена, пожалуй, в большей степени знакомы специалистам, чем публике, но тем и интереснее. Кажется, кураторам было важнее показать не столько пути, какие выбирала живопись Германии (безусловно, они здесь проиллюстрированы), сколько свободу воли художника, коей он был лишен в период правления нацистов. Среди художников, чья живопись была объявлена дегенеративным искусством в 1937 году, Вернер Гиллес, вдохновленный кубизмом Пикассо, родоначальник немецкого абстракционизма Вилли Баумайстер и друг Кандинского, Эрнст Вильгельм Най. На выставке представлены ученики Йозефа Бойса — Блинки Палермо, Ими Кнебель и Вальтер Дан, продолжившие опыты Бойса хотя и не в акциях и перформансах, но и не в станковой живописи, а превратив в картину дерево, ткань. Представители группы Zero Отто Пине, Гюнтер Юккер и Хайнц Мак также используют в своей «живописи действия» нетрадиционные материалы и формы: от гвоздя до оптико-кинетических эффектов. Полотна «Занавес» (1965) и «Абстрактная картина» (1990) Герхарда Рихтера при всем их фотографическом гиперреализме позволяют художнику уйти в абстрактный экспрессионизм. Яркий Зигмар Польке, чьи работы отсылают то к живописи Матисса, то к поп-арту, соседствует с неоэкспрессионистом Базелицем, который в 1950-е шокировал немецкую публику изображениями обнаженных людей, а в 1960-е перевернул свои картины вверх ногами. Его пейзаж «Песчаная дамба» (1974) висит на выставке подобным образом. Фотография «Помещение» (1994) Томаса Деманда — реконструкция, воссоздающая исторический снимок 1944 года — взрыв в штабквартире Гитлера, обошедший когда-то все газеты. Картины Дирка Скребера «Автокатастрофа» (2007) и «Наводнение» (2000), будучи живописью, также отсылают к фрагментам из теленовостей, а «Бундестаг» (1998) Андреаса Гурски — к хорошо забытой технике фотоколлажа.
По 16 декабря

Глобализованный Китай

В ММСИ на Петровке открылась выставка «Новые направления: молодое искусство Китая». Пресс-релиз сопоставляет пять тысячелетий традиционного искусства Китая с тридцатью годами современного китайского искусства. Выставка предлагает этим не увлекаться и воспринять как самостоятельный феномен поколение тридцатилетних из Поднебесной, научившихся пить газировку, слушать поп-музыку, торчать в Сети. Из этого поколения — молодые профессионалы, чьи работы привезены в Москву. Двое из них учились во Франции, один — в США. И если человеку свойственно искать и находить в русских «русскость», а во французах — «французскость», то с китайцами ему не шибко повезет. Национальная традиция здесь присутствует весьма завуалированно. «Белый лебедь» (2012) Ли Цзяжу напоминает одновременно и живопись ар-деко, и китайскую гравюру, но достаточно отдаленно. «Цветок сливы» (2009) Гу Бэньчи изначально кажется традиционной картинкой, но при ближайшем рассмотрении тщательно выписанная ветка дерева складывается из фантастических элементов, выращиваемых в священных инкубаторах Голливуда. Хотя, конечно, тщательность — это очень китайское свойство. И с точки зрения, где главное не ЧТО сделано, а КАК сделано, все художники здесь, несомненно, китайцы. В европейской традиции студентов учили копировать великих мастеров, в Китае на подражании великим образцам базируется все традиционное искусство. Просто теперь они умеют качественно подражать западному контемпорари-арту.
По 2 декабря