Все попытки чиновников перезагрузить пенсионную реформу раз за разом оказываются тщетными. Невооруженным глазом видно, что в нынешней «системе координат» обещания достойной старости так и останутся обещаниями. Впрочем, у чиновников еще остаются нестандартные способы разрубить пенсионный узел. Например, привлечь к реформе банкиров, которые уже и сами начали «набиваться» в партнеры.

Выступая в начале апреля на съезде Ассоциации российских банков (АРБ), министр финансов Антон Силуанов неожиданно заявил, что ведомство отказывается от идеи взимания налога с процентных доходов по депозитам граждан. Напомним, что Минфин впервые озвучил необходимость введения налогообложения депозитов в конце прошлого года. Более того, был подготовлен и внесен в правительство соответствующий пакет поправок в законодательство. В частности, предусматривалось, что состоятельные вкладчики, получающие свыше 1 млн рублей в год в качестве дохода по вкладам, должны будут «отстегивать» государству, включая эту сумму в базу для исчисления подоходного налога.

Несмотря на то что данная практика широко распространена в мире, у законопроекта сразу же нашлись противники. Главным из них стал Банк России, резко раскритиковавший предложения Минфина. Председатель Центрального банка Сергей Игнатьев назвал идею странной и указал на ряд проблем, которые сделают процесс администрирования данного налога весьма нетривиальной задачей. Например, понадобится создать единую базу по всем вкладчикам (ведь депозиты могут быть «раскиданы» по нескольким банкам), причем учитываться должны и вклады в зарубежных кредитных организациях. Получить подобную объективную информацию, по мнению Сергея Игнатьева, вряд ли получится, если принять во внимание количество банков в мире. Однако Минфин до последнего времени продолжал настаивать на своем. Именно поэтому недавние заявления руководителя Минфина стали полной неожиданностью для рынка. «После дебатов, хочу сказать, мы решили не вводить никаких дополнительных налогов для депозитов. Решили отказаться от этой идеи», — подчеркнул Антон Силуанов.

До конца не ясно, что именно подвигло ведомство отказаться от уже подготовленного проекта. Помимо очевидных факторов — противодействия со стороны ЦБ и ожидаемых сложностей с собираемостью данного налога — аналитики рынка называют и получившую широкий резонанс историю с депозитами на Кипре. То есть отечественный Минфин продемонстрировал лояльность к розничным вкладчикам, что на фоне проблем Кипра выглядит особенно привлекательно. Однако можно предположить, что к такому решению ведомство дополнительно подтолкнула и обсуждаемая сегодня возможность доступа банков на рынок управления пенсионными накоплениями россиян. Поскольку одним из вариантов инвестирования средств накоплений могут стать именно банковские депозиты, понятно, почему финансовые власти предпочли в текущей ситуации «закрыть вопрос» их налогообложения.

Точка, точка, запятая…

Банковское сообщество не первый год мечтает получить доступ к пенсионным средствам. Проблема отсутствия «длинных» денег в банковском секторе уже давно стала постоянной. Именно нехваткой долгосрочных пассивов банкиры любят объяснять, например, низкие темпы прироста объемов кредитов реальному сектору экономики. «Банковская система России растет более быстрыми, чем ее экономика, темпами. Но она имеет ряд недочетов: надо постоянно наращивать капитал и решать проблемы длинных ресурсов и рефинансирования. Мы рассчитываем, что банки получат доступ к пенсионным накоплениям. Это длинные деньги, и они нужны сектору», — заявлял недавно Анатолий Аксаков, глава Ассоциации региональных банков России.

Аналитики рынка также обращают внимание на возможные проблемы с капитализацией отечественных банков, отмечая, что «влить свежую кровь» в систему вполне возможно за счет средств пенсионных накоплений наших сограждан. «В целом, снижение достаточности банковского капитала — ожидаемое явление в условиях замедления темпов роста сектора с низкой базы (образовавшейся в 2008 году). Важно, чтобы кредитные учреждения смогли остановить падение этого показателя. Банкам в какой-то степени приходится повышать ставки, чтобы увеличить рентабельность активов и не допустить возникновения претензий у регулирующих органов. С марта были повышены нормы резервирования необеспеченных ссуд, что оказывает давление на дальнейший агрессивный рост рынка необеспеченных потребительских кредитов. В такой ситуации для сохранения темпов роста всего кредитного портфеля банкам требуется увеличивать привлекательность других сегментов. В то же время рост вкладов со стороны населения происходит медленнее, что может привести к нехватке пассивов. В такой ситуации длинные пенсионные деньги — просто находка, которая может стать базой для роста рынка в ближайшие годы», — уверен Антон Сороко, аналитик инвестиционного холдинга «Финам».

Впрочем, несмотря на настойчивость банкиров, финансовые власти до сих пор не выработали единой позиции по этому вопросу. Напомним, что осенью прошлого года был подготовлен законопроект «О корпоративных пенсионных системах», который предусматривал доступ на этот рынок как страховых компаний, так и кредитных организаций. Однако уже в середине марта этого года Минфин обнародовал ряд инициатив (возможных поправок в законодательство), связанных с накопительным компонентом пенсии, предложив четыре вида пенсионных программ. Ни одна из них не предусматривает участия банков в формировании будущих пенсий наших сограждан. Но очевидно, что это решение не станет окончательным. По крайней мере, уже в конце марта заместитель министра финансов Алексей Моисеев заявил, что кредитные организации должны стать участниками этого рынка. «В рамках предложенного закона о финансовых институтах мы хотим отойти от формализации того, какие финансовые институты могут участвовать в пенсионных программах. Граждане смогут накапливать на пенсию в виде депозитов и потом переоформлять депозиты в пенсионные продукты, чтобы эти накопления было удобно получать в виде пенсионных выплат. Деньги каждый месяц будут поступать на пенсионный счет человека», — объяснил чиновник.

То есть точку в вопросе «взаимодействия» банков и пенсионных накоплений ставить пока рано. Очевидно одно: даже получив доступ к управлению этими средствами, банки не смогут работать как пенсионные фонды. Фактически законодатели предлагают гражданам лишь дополнительный финансовый инструмент — банковские депозиты, средства с которых позднее (при достижении пенсионного возраста) будут переданы на формирование пенсии. «Надеюсь, соответствующий закон будет принят. Неважно, где человек копит свою пенсию — на депозите или индивидуальном брокерском счете, которые мы хотим ввести, — он должен иметь возможность передать потом эти деньги пенсионному управляющему», — заявил Алексей Моисеев.

Евроремонт

В случае если кредитные организации получат возможность управления средствами пенсионных накоплений, можно предположить, что найдется немало желающих выбрать именно банковские депозиты для «накопления на старость». Объясняется это просто: доходность вкладов в последние годы находится на более высоком уровне, чем аналогичные показатели пенсионных фондов. Так, за последние три года средняя максимальная ставка крупнейших банков по рублевым депозитам не снижалась менее чем до 8% годовых, а в последнее время явно прослеживается тенденция к ее росту. Доходность же пенсионных фондов (как государственного, так и частных) на этом же отрезке находилась в пределах 6–9%, то есть в лучшем случае лишь немного превышала инфляцию.

О том, что сами банкиры заинтересованы в привлечении средств пенсионных накоплений, мы уже говорили. Осталось понять, на какие именно суммы может рассчитывать банковский сектор, если предположить, что по вопросу инвестирования этих средств в депозиты будет принято положительное решение. «На текущий момент суммарно под управлением частных компаний находится более 0,5 трлн рублей. Если предположить, что в результате реформы к банкам уйдут около 20–30% вкладчиков, то получается внушительная сумма — 100–150 млрд рублей. Плюс к этому есть еще деньги «молчунов» под управлением ВЭБа (более 1 трлн рублей)», — объясняет Антон Сороко. С одной стороны, в сравнении более чем с 14,3 трлн рублей депозитов физлиц в банковской системе эти цифры не слишком поражают воображение. С другой стороны, не стоит забывать, что, заполучив себе «пенсионного» клиента, можно рассчитывать на постоянный ежемесячный приток средств от его работодателя.

Если говорить о потенциальных клиентах банкиров по пенсионным программам, то их в первую очередь интересует возможная доходность этого инструмента. Напомним, что в профильное законодательство уже внесены поправки, гарантирующие как минимум нулевую доходность инвестирования пенсионных накоплений. Банкиры готовы пойти дальше. «Если банкам предоставляется доступ к пенсионному накоплению, то они должны зафиксировать ставки не ниже уровня инфляции», — отмечал Анатолий Аксаков. Однако эксперты обращают внимание на то, что оценивать потенциальную стоимость подобных пенсионных депозитов на сегодняшнем этапе было бы некорректно по нескольким причинам. «Во-первых, не определены основные условия — открытие, пополнение и изъятие средств владельцами подобных вкладов и так далее. Во-вторых, на сегодня системой страхования вкладов установлена верхняя граница гарантируемого государством депозита — 700 тыс. рублей, а этого явно мало для пенсионного депозита, который априори должен попадать под гарантии АСВ. В-третьих, не стоит забывать про установленные ЦБ ограничения в плане максимального уровня ставки по вкладам. Ну и наконец, стоимость депозитов зависит от возможностей банков в размещении привлеченных средств: чтобы отбить «хорошие» проценты по пенсионным депозитам, банки должны будут их разместить в соответствующие высокодоходные рыночные инструменты. Так что пока слишком много вопросов даже для примерной оценки стоимости пенсионных депозитов», — объясняет Дмитрий Емелин, директор департамента казначейства Росгосстрах Банка.

Тем не менее некоторые банкиры, отмечая, что пенсионные накопления — «длинные» и фактически безотзывные вклады, предполагают, что их доходность будет выше, чем в случае с обычными срочными вкладами. «Привлекательность данного направления сдерживается нерешенной по сей день задачей безотзывных вкладов. До решения этого вопроса любой вклад независимо от срочности может быть истребован в любой момент времени по заявлению вкладчика. Логично предположить, что долгосрочные вклады (2–3 года и более) должны быть преимущественно безотзывными с повышенной процентной ставкой, разумеется, по сравнению с обычными вкладами (примерно на 2–3 процентных пункта)», — считает Павел Неумывакин, исполнительный директор банка «Петрокоммерц».

Дополнительно финансовым властям придется решать еще один немаловажный вопрос. Напомним, что сегодня розничные депозиты объемом до 700 тыс. рублей включительно защищены системой страхования вкладов. Однако для пенсионных накоплений этой гарантированной суммы может и не хватить. «Разумеется, требования к банкам, заинтересованным в работе с пенсионными деньгами, должны быть более жесткими, чем требования для участников ССВ. Размер максимальной застрахованной суммы, на мой взгляд, должен быть повышен хотя бы до 1 млн рублей, тем более что даже эта новая сумма существенно уступает аналогам в западных странах», — объясняет Павел Неумывакин. Эксперты отмечают, что для того чтобы гарантировать себе более-менее приемлемый уровень пенсии по европейским меркам, на пенсионном счете должно накопиться не менее 100–200 тыс. евро (примерно 4–8 млн рублей). Именно такой размер сбережений попадает сегодня в Европе под систему страхования вкладов. «Так что в случае допуска российских банков к пенсионным средствам скорее, думаю, планка страхового возмещения АСВ должна будет как минимум повышена и, скорее всего, рынок пенсионных депозитов будет регулироваться отдельными нормативными актами», — уверен Дмитрий Емелин.

Деньги к деньгам

В случае появления банков на рынке управления пенсионными накоплениями, его нынешние игроки получат очень сильного конкурента. Правда, эксперты уверены, что это пойдет только на пользу рынку, позволив разнообразить пенсионные стратегии. «Конкуренция, конечно, будет, и в первую очередь острая в периоды стагнации финансовых рынков. Ведь депозиты обеспечат стабильную прибыль (конечно, вложения в облигации имеет похожие свойства), а пенсионные фонды будут бороться с инфляцией (что, собственно, происходило в последние два года). Если рынок получится сбалансировать, то такая конкуренция примет цикличную функцию и будет исполнять роль противовеса для граждан в периоды неопределенности на финансовых рынках. Ну а во время подъема, естественно, спрос будет смещаться в сторону НПФ», — считает Антон Сороко. Правда, стоит напомнить, что сейчас законодательно обсуждается возможность «привязки» гражданина к выбранному им пенсионному фонду на пять лет — срок, в течение которого изменить управляющего уже не получится.

Тем не менее пока что конкурентные преимущества банкиров выглядят гораздо предпочтительнее. Журнал «Однако» уже обращал внимание на то, что в нынешних условиях «копить на старость» лучше всего именно с помощью банковских депозитов. Недавно об этом же заговорили и аналитики рынка. Компания «Финэкспертиза» в начале апреля подготовила аналитический отчет, проведя сравнение существующей системы пенсионных накоплений с банковскими депозитами. Выводы неутешительные: отчисляя средства на формирование будущей пенсии, граждане их просто теряют, в то время как банковские вклады обеспечивают такую же (и даже большую) «прибавку к пенсии», одновременно сохраняя вложенные средства. Подчеркнем: все дальнейшие расчеты справедливы, что называется, здесь и сейчас — дать прогноз развития рынка и доходности различных инструментов на ближайшие 15–20–30 лет никто не в состоянии.

Для начала аналитики обращают внимание на то, что со следующего года накопительный компонент подвергается серьезным изменениям (см. справку). Населению предстоит сделать непростой выбор: остаться «молчуном» и снизить отчисления в накопительную часть до 2% или перевести средства в НПФ и таким образом зафиксировать отчисления на уровне 6% от фонда оплаты труда. Понятно, что если накопления увеличиваются быстрее, чем страховая часть пенсии, то лучшим выходом будет сохранить все 6% отчислений. Однако с 2005 по 2012 годы средняя индексация государством страховой части пенсий составила более 12% в год. Это гораздо выше средних показателей доходности как государственного, так и негосударственных ПФ (6–9%). То есть экономического резона, чтобы перестать быть «молчуном», предыдущие годы просто не дают. Кроме того, в отчете подчеркивается, что гражданин после выхода на пенсию имеет право лишь на дополнительную прибавку за счет накопительного компонента, но отнюдь не на всю сумму этих накоплений. «Иначе говоря, накопившаяся часть в момент вашего выхода на пенсию продолжает быть «вашей» лишь в смысле гарантии выплаты процентов с этих денег», — подчеркивают в «Финэкспертизе».

Чтобы осознать масштаб теряемых гражданином средств, можно провести довольно простые расчеты, учитывающие среднюю доходность от инвестирования пенсионными фондами — 7,52% годовых. «Берем среднюю зарплату в размере 20 тыс. рублей. 6%, идущие на накопительную часть, составят 1,2 тыс. рублей ежемесячно. Право на накопительный элемент имеют граждане 1967 года рождения и моложе. Эти люди будут выходить на пенсию, соответственно, в 2022 (женщины) и в 2027 годах (мужчины) и позднее (родившиеся в последующие годы). Таким образом, до пенсии этим людям осталось работать минимально от 10 до 15 лет (в среднем 13 лет). За 13 лет с заработной платы 20 тыс. рублей на их накопительном счету будет 317 932 рубля, а с заработной платы 84 тыс. рублей (максимальный размер ЗП, с которого будет удерживаться 22%, планируется с 1 января 2015 года) 1 335 315 рублей. Эти средства автоматически и «испарятся» в момент вашего выхода на пенсию», — предупреждают в «Финэкспертизе». Что же касается самых «молодых пенсионеров», кто только начинает свой трудовой путь, то через 35 лет сумма накопительной части пенсии с зарплаты 20 тыс. рублей (даже при учете неповышения зарплаты) у них составит 2 464 081 рублей. Сумма пенсионных накоплений с максимальной зарплаты составит уже 10 349 142 рубля. Вряд ли найдется много желающих добровольно потерять такие деньги. Для сравнения с банковским вкладом аналитики предлагают посчитать возможности инвестирования средств материнского капитала, который также может быть направлен на формирование будущей пенсии. В прошлом году размер капитала составлял 387,6 тыс. рублей. За 15 лет при одинаковой средней доходности (около 7,5%) сумма накоплений в пенсионном фонде или банке увеличится до 1,15 млн рублей. Однако после выхода гражданина на пенсию ПФР будет дополнительно выплачивать ему 5044 рублей в месяц (при условии бессрочных выплат). А банк — уже около 7208 рублей.

Очевидно, что в этих условиях банковский депозит представляется гораздо более привлекательным инструментом: ведь помимо возможности получения процентного дохода по нему, гражданин имеет возможность распоряжаться и самим «телом» вклада — эти средства не пропадают. Правда, вышесказанное справедливо лишь для тех, кто самостоятельно задумывается о будущей пенсии, формируя некоторый капитал «на старость». Если говорить о последних предложениях Минфина, то банки могут быть допущены к пенсионным средствам лишь на этапе их накопления — далее (на этапе выплат) деньги все равно попадут в различные пенсионные фонды. Однако банкам под силу хотя бы переиграть НПФ на поле доходности, что оставляет хоть какие-то шансы на оживление пенсионной системы.

Справка

В настоящее время работодатель перечисляет 22% от фонда оплаты труда своих сотрудников в Пенсионный фонд РФ. Из них 16% идут на страховую часть, а 6% — на накопительную. Страховая часть отражается на лицевом счете, однако она существует не в виде денег, а в виде обязательств государства на выплату людям соответствующей суммы в будущем. Накопительная же часть инвестируется в различные активы (как с помощью ПФР, так и с помощью негосударственных пенсионных фондов). С 2014 года отчисления на накопительную часть пенсии снизятся до 2%, однако желающие, написав соответствующее заявление, смогут по-прежнему перечислять 6% на накопительную часть. Эти средства фиксируются на лицевом счете в тот момент, когда человек выходит на пенсию. Далее государство предлагает два варианта выплаты пенсионных накоплений: вариант срочной или вариант бессрочной выплаты. В первом случае сумма, накопившаяся на лицевом счете, делится на 120 месяцев (10 лет). Во втором — на 228 месяцев (ожидаемая продолжительность выплат пенсий по старости).