Что такое внеблоковый статус в современном мире? Это значит, что страна из опасения взвалить на себя чужие проблемы отказывается и от всех возможностей переложить на кого-то проблемы собственные. Понятно, что такое возможно в двух случаях: либо если страна абсолютно уверена, что сама справится со всеми мыслимыми и немыслимыми напастями, либо если она не сомневается в том, что ее трудности никого не волнуют и никто не захочет помочь ей с ними справиться.

Насколько я могу судить, положение Украины больше напоминает второй вариант. Ведь сейчас страна столкнулась с великим множеством проблем, разрешить которые самостоятельно, очевидно, не в состоянии. Прежде всего имеют значение реалии всемирного экономического кризиса. На Украине, экспортирующей продукцию далеко не самую примитивную, сокращение производств, потребляющих такую продукцию, особенно болезненно. Основная статья украинского экспорта — черные и цветные металлы и химические удобрения. И то и другое рассчитано на серьезную промышленность и промышленные технологии сельского хозяйства. Понятно, с упадком промышленности в результате кризиса все это не востребовано, и, думаю, большинству реальных и потенциальных руководителей Украины понятно, что в обозримом будущем востребовано и не будет. То есть Украина явно не может рассчитывать на то, что сможет справиться со своими экономическими проблемами самостоятельно.

Взаимоотношения Украины с остальной Россией свидетельствуют о том же. Когда Украина говорит, что ей непосильна нынешняя цена российского газа, это, по сути, означает: сейчас нигде в мире нет потенциальных потребителей, которым можно было бы сбыть украинскую промышленную продукцию по ценам, соответствующим цене российского газа. Тогда как эта же цена для самих западных потребителей хотя и неприятна, но вполне посильна.

Таким образом, можно предположить, что внеблоковый статус Украины связан и с другой причиной: полной неуверенностью в том, что кто-нибудь захочет решать украинские проблемы. Хотя формально украинский министр обороны говорит только о военных блоках, но сейчас, как и во все эпохи, политика есть концентрированное выражение экономики, так что без какой-либо формы военного сотрудничества трудно рассчитывать и на сотрудничество экономическое.

Собственно, другие руководители Украины сами постоянно демонстрируют готовность по меньшей мере к одной форме военного сотрудничества — так называемому конструктивному партнерству с НАТО. В чем заключается эта конструктивность, трудно сказать. До сих пор партнерство сводится к совместным учениям да к эпизодической попытке украинских войск принять участие в афганской и иранской операциях, пока сохранялась возможность хотя бы внешне представить эти операции как миротворческие. По счастью, такая «окраска» держалась на этих акциях недолго. Но даже самые рьяные сторонники альянса с НАТО говорят: это сотрудничество рассматривается как этап на пути в Европейский союз. Однако сам Европейский союз совершенно открытым текстом регулярно повторяет, что Украину в своих рядах не видит, а рассматривает только в качестве зоны свободной торговли, то есть в качестве рынка сбыта своей продукции, ибо вывоз украинской продукции и так идет вполне свободно.

Подозреваю, что с учетом всего вышеизложенного заявления нового министра обороны Украины о внеблоковом статусе — всего лишь очередная попытка прозондировать: может быть, Россия предложит Украине нечто такое, после чего с внеблоковым статусом можно будет расстаться на взаимоприемлемых условиях. По крайней мере очень надеюсь на такой исход дела, ибо тупиковость внеблоковой стратегии Украины уже давно видна невооруженным глазом.

Другие материалы главной темы