От Чернобыля до Фукусимы и обратно

Ровно четверть века назад — 26 апреля 1986 года — произошла авария на Чернобыльской АЭС. За 25 лет наше общество так и не научилось трезво, спокойно и без идеологических истерик обсуждать эту трагедию. Происходящее сейчас в Японии заставляет нас по-новому посмотреть на проблему, чтобы избавиться от комплекса неполноценности, который так тщательно прививали нам наши «друзья» в связи с аварией в Чернобыле.

Почувствуйте разницу

Уже на следующий день после начала кризисной ситуации на энергоблоках «Фукусимы» в СМИ и Интернете началась обширная кампания, призванная утвердить мировое сообщество в мысли, что «Фукусима» и Чернобыль — это, как говорят у нас в Одессе, две большие разницы. Я, конечно, понимаю, что есть задача избежать паники и истеричных трактовок, но я против формирования массовых заблуждений и обманов. Рассмотрим все по порядку:

1. Информация, об аварийном объекте сильно ограниченна, достоверность ее сомнительна, и очевидно, что эта информация фильтруется.
2. Иностранные специалисты на станцию допущены не были, реальными оценками ситуации мы не располагаем.
3. Более двух недель не удается ликвидировать (локализовать) первичную аварийную ситуацию.
4. Конструкция типа «саркофаг» будет применена в отношении аварийных энергоблоков.
5. Вокруг аварийного объекта установлена зона отчуждения в два уровня, радиусами 10 и 30 км.
6. Уровень радиоактивного заражения местности постоянно растет.
7. Сроки полного выведения из эксплуатации с очисткой аварийных энергоблоков составят около 100 лет.
8. Ущерб нанесен десяткам (сотням) тысяч людей, вынужденных покинуть зону отселения.
9. Общее перенапряжение энергосистемы страны, поскольку аварийный объект был задействован в ней в значительной мере.
10. В почве обнаружены радиоактивные вещества, включая плутоний. Значит, выброс был.

Список можно продолжать, но, как вы думаете, о какой станции мы говорим? О чернобыльской или о фукусимской? К сожалению, и о той, и о другой.

Уроки мужества

Сразу после аварии на «Фукусиме-1» средства массовой информации и особенно Интернет запестрели сообщениями о том, что вот сейчас высокоцивилизованные и высокотехнологичные японцы покажут нам, как надо ликвидировать атомные неприятности. Свято верящие в заграничное превосходство и проклинающие себя за нашу варварскую отсталость довольно долго занимались самовнушением, что японские чудо-роботы уже ликвидировали всю радиацию. Чуда не произошло. Роботов под рукой не оказалось, и ликвидацией аварии занимаются обычные люди. Не буду цитировать отечественные и европейские СМИ, которые обсуждают социальный состав ликвидаторов (из бомжей и гастарбайтеров), пропажу без вести отдельных людей на станции (включая ее генерального менеджера, который то ли уже самоликвидировался в духе самураев, то ли сбежал из страны, но вот уже две недели о нем ни слуху ни духу). Также широко обсуждается наличие смертельно облученных, количество которых точно неизвестно.

Что из всего этого правда, а что ложь, мы понятия не имеем. Не вызывает сомнения одно: четверть века прошло с момента катастрофы в Чернобыле, но методы борьбы с аварией практически не изменились. Сражаться с вырвавшимся из узды атомом способен только персонифицированный человек, причем человек, не жалеющий себя. Аварии на Чернобыльской АЭС, которая якобы была более мощной, чем на «Фукусиме» (МАГАТЭ присвоило Чернобылю уровень опасности 7, а «Фукусиме» пока только 6), СССР противопоставил героизм пожарных, массовый приток добровольцев-ликвидаторов и стремление как можно быстрее прекратить выбросы радиации в окружающую среду, даже заплатив за это человеческими жизнями. К сожалению, в Японии мы пока наблюдаем рост радиоактивного заражения и ежедневное ухудшение ситуации на станции. Идет третья неделя со дня аварии, но только сейчас японское правительство стало признавать, что положение очень тяжелое и серьезное.

Правительство не занимается аварией (ему хватает землетрясения), а станция — это всего лишь коммерческое предприятие, и компания-оператор будет ликвидировать последствия в рамках экономической парадигмы, то есть минимизируя собственные убытки. С камикадзе, на которых возлагали большие надежды некоторые комментаторы-фантасты, тоже как-то не заладилось. Поскольку на самом деле японский камикадзе уходил в мир иной, совершая подвиг, только после того, как в полной мере вкушал фактически райской жизни на земле. Своей смертью на благо страны он фактически платил пусть за недолгую, но прекрасную и роскошную жизнь. По всей видимости, этот рай для потенциальных камикадзе в сегодняшней Японии пока организовать не удалось. Это только на моей Родине, в СССР, простые люди, спасая жизни и здоровье гораздо большему количеству других людей, способны своими телами (практически буквально) «закрыть» рвущуюся на волю радиацию. И я горжусь и своей Родиной, и своими соотечественниками. Не было тогда в Чернобыле другого способа борьбы с аварией, кроме героизма и самопожертвования ликвидаторов. Думаю, что нет альтернативы мужеству и у Японии.

О сочувствии и злорадстве

Поведение японцев, сохраняющих пока спокойствие и демонстрирующих высокую организованность, заслуживает уважения. Думаю, что любые европейцы вели бы себя в этой ситуации совсем иначе. Жаль японцев, которые пережили Хиросиму, а теперь им предстоит пережить «Фукусиму». Сочувствует им весь мир, и весь мир готов помочь. Отдельных личностей, злорадствующих в Интернете на тему «это вам, японцы, за наши Курилы и Порт-Артур» следует рассматривать как психически больных. И вот тут мы приближаемся к тому, что действительно отличает случаи Чернобыля и «Фукусимы». Хочу сегодня обратиться к тем, кто слушал «Голос Америки», «Свободу», «Немецкую волну» в 1986 году. Нам сообщили тогда, что бесчеловечный коммунистический режим получил то, что он заслужил. В западной прессе в полном объеме была отражена позиция, утверждающая, что такая авария может случиться только у тоталитарных монстров в варварском Советском Союзе, а цивилизованные страны Запада никогда такому не подвергнутся. Поскольку на Западе и демократия, и права человека, и технологическое превосходство, и сами люди другого качества — высшего. Ведь в цивилизованном мире, к которому СССР (Империя Зла), конечно же, не принадлежал, не может быть не только таких ужасных последствий, до которых довели коммуняки, там и аварии-то такой быть не может, потому что «принцессы не какают». Выражаясь современным языком, авария на ЧАЭС стала для Запада пиар-поводом и средством давления на СССР. Катастрофу на атомной станции и жертв этой трагедии — погибших, облученных и просто беженцев — использовали для дискредитации советского строя, для борьбы с Советским Союзом и для ослабления его. Чернобыль был прекрасной зацепкой для проведения гигантской информационно-пропагандистской кампании. Запад сделал все, чтобы превратить трагедию Чернобыля в мощнейший символ античеловечности и неконкурентоспособности правящего в СССР режима. Такова была цель Запада, и он ее в полной мере реализовал. Многие наши соотечественники, не говоря уже о жителях «свободного мира», до сего дня верят в эту специально сконструированную символическую сущность чернобыльской аварии. Была устроена травля Советского Союза за то, что мы, варвары, не только сами себя уничтожаем, но еще и «радиоактивные облака» могут навредить цивилизованным европейским соседям. Ну уж точно они, облака, навредят полуцивилизованным полуевропейцам из социалистического лагеря. Так понижали рейтинг СССР не только на Западе, но и в рядах союзников и сателлитов. Вот это действительно сильно отличает ситуацию с Чернобылем от ситуации с «Фукусимой».

Японское правительство выступило с намерением национализировать станцию «Фукусима». Оно и понятно: прибыли всегда достаются частному предпринимателю, а убытки — государству и народу. Нас еще это ждет в связи с приватизацией энергосистемы по А.Б. Чубайсу. Мы имели возможность это увидеть на примере аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Тем более что последствия аварии и безопасная ликвидация аварийных блоков займет и на Чернобыле, и на «Фукусиме» никак не менее 100 лет.