REUTERSЗа что сражается Запад в ливийской пустыне?

Военное вмешательство западных стран позволило ливийским повстанцам перехватить инициативу у армии Муамара Каддафи. Однако участники международной коалиции так и не определили конечную цель операции «Одиссея». К тому же интервенция в Ливии может окончательно взбаламутить весь Ближний Восток, ведь для мятежников теперь очевидно, что чем ожесточеннее их сопротивление правящему режиму, тем больше они могут рассчитывать на поддержку Запада.

«Главнонаблюдающий»

Для большинства американцев остается загадкой, почему президент Обама отказался прислушаться к прагматичному министру обороны Роберту Гейтсу и, не получив даже одобрения конгресса, ввязался в ливийскую авантюру. Критики указывают, что режим Каддафи не представляет угрозы для национальной безопасности США, обвиняют президента в узурпации военных полномочий, несдержанности и безрассудстве. Представитель прогрессистской фракции демократов, бывший кандидат в президенты Деннис Кусинич предложил даже вынести Обаме импичмент за втягивание страны в третий ближневосточный конфликт.

Не менее категоричен был и идеолог крайне правого изоляционистского крыла республиканцев Патрик Бьюкенен, назвавший политику нынешней администрации «гуманитарным идиотизмом». «Обаме, — заявил он, — следует вспомнить слова американского посла в России Джона Рэндолфа, который в 1830 году призвал Америку отказаться от помощи грекам, восставшим против турецкого владычества. «Почему мы должны помогать им? — писал Рэндолф. — Их семь миллионов. Мы же защитили себя, когда нас было всего три миллиона, притом против державы, по сравнению с которой турок покажется ягненком».

«Война мистера Обамы» не пользуется популярностью и в американском обществе. На данный момент операцию в Ливии поддерживает 47% американцев, против выступает 37%. Для сравнения: за вторжение в Ирак в 2003 году выступали 76%, против — 20%. Про Афганистан и говорить нечего: за вооруженную борьбу с талибами в конце 2001 года высказывались 90% опрошенных, а против — всего 5%.

Как это ни парадоксально, поведение Обамы не устраивает и тех, кто с самого начала выступал за военное вмешательство. Они сетуют, что президент решил нанести удар слишком поздно, когда берберский лев уже оправился от первоначального потрясения и начал теснить повстанцев. Но, пожалуй, больше всего их раздражают заявления Обамы о том, что Америка будет играть в ливийской операции «вспомогательную роль». «Он постоянно рефлексирует, осторожничает и ведет себя так, будто руководство свободным миром доставляет ему неудобство», — говорит сенатор Линдси Грэм. А старый приятель Буша-младшего консервативный республиканец Рик Санторум и вовсе считает «национальным унижением» тот факт, что во главе западного воинства идут «французики». «У нас не главнокомандующий, а главнонаблюдающий», — подводит итог наиболее вероятный соперник Обамы на предстоящих президентских выборах Ньют Гингрич.

Либералы, напротив, хвалят президента за многосторонний подход и не возражают против лидирующей роли европейских стран. «Обама совершил настоящую революцию во внешней политике, — пишет редактор The Newsweek International Фарид Закария. — Он порвал с традициями времен холодной войны, когда американцы солировали во всех военных операциях «свободного мира». И вместо того чтобы стать главным действующим лицом ливийского шоу, занял место на скамейке запасных. Участвовать в операции он согласился лишь после долгих уговоров. Думаю, это верная тактика, ведь Америке всегда больше подходила роль империалиста, действующего по принуждению».

Разброд и шатание в НАТО

Только вот справятся ли c ролью лидера европейские державы? Операция «Одиссея» передана сейчас в ведение НАТО. Однако, как пишет The Economist, «в Североатлантическом альянсе — разброд и шатание. Американцы рассчитывают переложить все тяготы и расходы, связанные с вооруженным конфликтом, на европейских союзников, европейцы же уверены, что Америка рано или поздно возглавит операцию». Франция и Британия основной задачей международной коалиции считают свержение Каддафи, Турция — единственная мусульманская страна НАТО — ставит им палки в колеса, не желая признавать право союзников наносить точечные удары по стратегическим объектам, тяжелой технике и артиллерии ливийцев.

Большинство европейских стран раздражают амбиции Николя Саркози, который утверждает, что Париж не будет подчиняться командам из Брюсселя, поскольку НАТО играет в ливийской операции чисто техническую роль и не способна понять историческую миссию французов». Союзники призывают остудить пыл «венгерского клоуна, возомнившего себя Бонапартом», итальянцы обвиняют его в «неоимпериалистическом подходе», а немцы — в желании разрушить европейское единство. Франко-германский союз, составлявший всегда ядро ЕС, трещит по швам. Самоуверенное поведение Саркози было воспринято в Берлине в штыки. «Это оскорбительно, — говорят немецкие политики, — что Франция не захотела даже проконсультироваться с Германией по ливийскому вопросу». А министр экономического развития ФРГ Дирк Нибель обвинил Париж и Лондон в двойных стандартах.

«Примечательно, — заявил он, — что именно те страны, которые с таким задором бомбят Ливию, продолжают экспортировать ливийскую нефть».

Для критиков операции «Одиссея» не совсем понятно, кто будет ее спонсировать. Два ближневосточных конфликта и так являются непосильным бременем для американской казны, и на третий у Вашингтона денег нет. Европейские страны в этом году были вынуждены существенно сократить свои военные бюджеты, и, если ливийская эпопея затянется, просто вылетят в трубу. К тому же неясно, чего, собственно говоря, добиваются западные страны. Хотят ли они установить в Триполи марионеточный режим, взять под контроль нефтяные месторождения, создать форпост в Северной Африке, или крестовый поход в ливийскую пустыню — это непродуманная бесполезная авантюра, ввязаться в которую США и Европа решили с досады оттого, что события в арабском мире развиваются совершенно не так, как им бы хотелось: лояльный Мубарак вынужден уйти, а непредсказуемый и эпатажный Каддафи, которого американские политологи окрестили «Вуди Алленом мировой сцены», продолжит мозолить им глаза.

Туманные перспективы

ReutersКонечно, у союзников есть шанс быстро разделаться с армией «ливийского диктатора». Ведь хроническое недоверие к военным и политические идеи народовластия привели к тому, что армии в обычном понимании этого слова в Ливии нет — есть набор бригад, более или менее боеспособных. Об их боеспособности можно судить хотя бы по войне с Чадом, когда ливийские войска не смогли одержать победу над плохо вооруженным малочисленным противником.

Однако большинство экспертов убеждены, что разгромить Каддафи с воздуха не получится, и международной коалиции не обойтись без «сапог на земле». Если же начнется сухопутная операция, в Ливии безо всяких призывов со стороны местных властей появится огромное количество исламистских боевиков, которые не упустят случая пострелять по американцам и европейцам.

Не исключено, что союзников удовлетворит раздел Ливии, в результате которого под их контроль перейдут восточные нефтеносные регионы страны. (Неслучайно нефтеналивные порты Брега и Рас-Лануф стали главным яблоком раздора: они уже трижды переходили из рук в руки). Правда, сохранение Каддафи у власти, пусть и в усеченной Ливии, многие воспримут как поражение Запада. «Главное, — пишет The American Thinker, — чтобы Обама не пошел на поводу у ястребов и вовремя остановился. В конце концов, многие американские президенты завершали военную миссию, добившись лишь промежуточных целей. Здесь можно вспомнить и операцию Кеннеди в Заливе Свиней и действия Рейгана в Ливане».

Если же дело все-таки закончится падением берберского льва, политологи призывают западные державы не повторять иракских ошибок, зачищая ливийский госаппарат от сторонников Каддафи. Ведь, несмотря на то что поначалу Соединенные Штаты объявили баасистов вне закона, сейчас это единственная сила, на которую они могут опереться в Ираке. «Не желая второй раз наступать на те же грабли, — пишет The Economist, — западная коалиция не возражает против того, что в Национальном переходном совете Ливии присутствуют люди, когда-то входившие в ближайшее окружение Каддафи».

Что вообще представляет собой ливийская оппозиция на Западе, практически никто сказать не может. И вполне вероятно, что мятежники окажутся чудовищем франкенштейна, как это произошло в случае с афганскими талибами и иракскими шиитами.

После начала ливийской операции многие эксперты стали говорить, что Обама продолжает дело Буша, расправляясь со странами, которых неоконы включили когда-то в ось зла. «Если продолжить ряд Ирак — Ливия, — пишет The Nation, — следующим звеном должна стать Сирия. Три эти государства очень похожи. В арабском мире это были изгои, не попавшие под влияние США, пережившие длительный период санкций, светские, социалистические, копирующие насеровскую модель державы. И если американцы будут последовательны, а последовательность, как известно, главная добродетель, следующий удар они нанесут по Дамаску».