Завершение большого политического сезона выборов не оказало видимого положительного влияния на ситуацию в российской экономике. Экономика замедляется, и этот тренд вряд ли изменится в ближайшие месяцы.

Негативная стабилизация

По предварительным оценкам, выпуск продукции и услуг по базовым видам экономической деятельности за первые четыре месяца 2012 года увеличился на 4,8% по отношению к аналогичному периоду прошлого года. Для сравнения: месяцем ранее этот показатель составлял 5,0%. Аналогичная ситуация была характерна и для января — апреля 2011 года.

Динамика промышленного производства еще более скромная. Прирост выпуска в январе — марте 2012 года на 4,0% сменился по итогам первых четырех месяцев снижением этого показателя до 3,3%. Если опять вспомнить 2011 год, то тогда повышательная тенденция была более выраженной: промпроизводство за первую треть прошлого года выросло на 5,5%.

Выпуск продукции сельского хозяйства и величина грузооборота транспорта в целом подтверждают вывод о стабилизации динамики темпов роста экономики. Сельскохозяйственное производство выросло, по данным Росстата, на 4,3% в январе — апреле против 0,6% годом ранее. Динамика грузооборота изменилась незначительно, увеличившись на 3,2% относительно аналогичного периода прошлого года (в 2011 году прирост составлял 3,5%).

Отраслевая чересполосица

Ситуация в отдельных секторах промышленности в значительной степени отражает общий тренд на стабилизацию динамики. Добыча полезных ископаемых традиционно продолжает оставаться сектором с минимально положительными темпами роста. По данным Росстата, выпуск здесь по итогам первых четырех месяцев вырос на 1,5%, в том числе в добыче топливно-энергетических полезных ископаемых — на 2,0%, а в прочих добывающих отраслях — на 1,1%. Прогноз на январь — май даже несколько меньше: 1,5% в целом по добывающему сектору при 1,9 и 0,9% прироста выпуска для топливно-энергетического и прочих добывающих отраслей. Схожей динамикой характеризовалось производство и распределение электроэнергии, газа и воды. В этом секторе экономики прирост производства достиг 1,9% с прогнозом на январь — май на уровне 1,4%.

Более высокие темпы роста в среднем были характерны для обрабатывающих отраслей промышленности. Увеличение выпуска в обрабатывающем секторе по итогам января — апреля 2012 года составило 4,2%. При этом в отдельных отраслях ситуация разнилась от двузначных чисел темпов роста до снижения темпов выпуска.

Лидером по промышленной динамике стало производство транспортных средств, которое продолжает испытывать на себе положительное влияние щедрой государственной поддержки внутреннего спроса. Выпуск в этой отрасли увеличился за январь — апрель 2012 года на 18,3% относительно аналогичного периода прошлого года.

Следующим по темпам наращивания выпуска идет производство машин и оборудования с показателем в 13,6%, сформированным в значительной степени за счет реализации крупных заказов опять-таки государственных или полугосударственных компаний. Третье место по темпам увеличения производства в обрабатывающих отраслях промышленности занимает производство прочих неметаллических изделий — фактически отрасль по производству строительных материалов. Здесь также трудно переоценить влияние дорожного строительства, сочинских проектов. Увеличение выпуска в производстве прочих неметаллических изделий по итогам января — апреля составило 10,4% относительно аналогичного периода прошлого года.

Далее со значительным отставанием от лидеров идут целлюлозно-бумажная и пищевая промышленность, в первую очередь уже преимущественно зависящие от спроса частного сектора российской экономики. В целлюлозно-бумажном производстве выпуск за первые четыре месяца 2012 года увеличился на 6,4%, а в пищевом — на 5,7%.

Надо отметить, что превысить средние показатели прироста производства удалось лишь еще одной отрасли — металлургической промышленности. По итогам января — апреля прирост выпуска здесь составил 4,9%. Во всех остальных отраслях наблюдалась значительно более скромная динамика. В частности, производство резиновых изделий по итогам первых четырех месяцев увеличилось на 2,5% относительно аналогичного периода прошлого года, производство кокса и нефтепродуктов — на 2,6%, а выпуск в обработке древесины — на 1,0%. В химической промышленности выпуск остался на уровне прошлого года.

При этом в некоторых отраслях промышленности по итогам января — апреля был зафиксирован спад производства. Так, в текстильном производстве спад достиг 6,3%, а в производстве кожи, изделий из кожи и производстве обуви он превысил 12,3%!

Таким образом, темпы роста российской промышленности в последние месяцы не просто стабилизировались. Увеличение выпуска стало концентрироваться во все более узком круге отраслей, в первую очередь затронутых государственной поддержкой либо обслуживающих государственный или полугосударственный спрос. При этом целые группы отраслей попали в зону отрицательной экономической динамики.

Нехватка спроса: взгляд предприятий

Происходящие изменения в динамике производства являются прямым отражением спросовой ситуации, складывающейся на протяжении последних месяцев. По данным конъюнктурных опросов руководителей промышленных предприятий, регулярно проводимых Институтом экономической политики им. Е.Т. Гайдара (ИЭП), на протяжении апреля реальный сектор характеризовался отрицательной динамикой спроса (после очистки от сезонности).

Более того, отсутствие положительных изменений постепенно трансформировалось в значительно более скромные, если не пессимистические, ожидания предприятий относительно будущих темпов расширения производственной динамики.

Согласно результатам опросов ИЭП, уже к марту 2012 года прогнозы компаний реального сектора по динамике продаж стабилизировались на уровне, значительно уступающем аналогичным показателям первых кварталов докризисных лет.

Причем самое «страшное» в такой динамике — адаптация предприятий к новым пониженным темпам роста. В частности, удовлетворенность спросом «улучшилась», по данным опросов ИЭП, к началу апреля 2012 года на 21 пункт! Компании реального сектора привыкают к новым умеренным параметрам спроса.

Последствия такого положения вещей не заставят себя долго ждать. В промышленности намечается необходимость снижения объемов запасов готовой продукции. Например, в наиболее проблемной легкой промышленности в марте — апреле сформировался существенный избыток запасов (+46 пунктов по опросам ИЭП). Оптимизация запасов автоматически приведет к пересмотру планов производства, а также найма новых работников. А это, в свою очередь, предсказуемо запустит новую спираль сжатия спроса.

Нехватка спроса: взгляд конечного потребителя

Спросовые ограничения российской промышленности легко заметить и при анализе ключевых макроэкономических параметров.

По предварительным данным Росстата, увеличение реальных располагаемых доходов населения за январь — апрель 2012 года составило 2,2% относительно аналогичного периода прошлого года. По прогнозам, уже к маю эта величина снизится до 1,9%.

Пока динамика розничного товарооборота, который отражал фактическую покупательную способность домохозяйств, была более высокой, чем динамика доходов. По данным Росстата, за первые четыре месяца оборот розничной торговли вырос на 7,2%. Прогноз на январь — май 2012 года — 7,2%.

Однако сохранение такого разрыва между темпами увеличения доходов и расширения торговли вряд ли является устойчивым в долгосрочной перспективе. Важным его фактором в последние месяцы являлось увеличение доли потребительского кредитования. По итогам первого квартала 2012 года объем вновь выданных банковских кредитов населению превысил 21% от величины розничного товарооборота. Для сравнения: еще год назад этот показатель не превышал 15%. При этом к марту 2012 года произошло снижение объема депозитов населения в банках на 1% относительно декабря 2011 года.

Отмеченные тенденции потребительского рынка отчасти являются следствием более высокого уровня оптимизма населения. В частности, индекс потребительской уверенности, рассчитанный Росстатом по итогам января — марта, увеличился на два пункта. Однако на дальнейший рост оптимизма населения рассчитывать трудно. Больший консерватизм предприятий в найме персонала уже в ближайшие месяцы трансформируется в более осторожные ожидания домохозяйств.

Бюджетная щедрость уходит

Дополнительным фактором, который окажет негативное влияние на спрос, станет более консервативная политика расходования бюджетных средств. Сезон выборов остался в прошлом. А значит, Минфин постепенно начнет возвращаться от предвыборной логики финансирования расходов к своим стандартным процедурам.

Пока же экономика в полной мере наслаждалась плодами бюджетной щедрости. В номинальном выражении непроцентные расходы федерального бюджета в январе — марте 2012 года выросли на 39%(!) относительно аналогичного периода прошлого года. В результате их уровень достиг 23,0% ВВП против 18,3% ВВП годом ранее. В канун выборов Минфин изменил обычную практику выделения средств и опережающими темпами профинансировал целый ряд социально важных статей бюджета. В частности, здравоохранение и образование, трансферты в Пенсионный фонд России.

В результате опережающего финансирования кассовый дефицит бюджета по итогам января — марта 2012 года достиг 0,9% ВВП против 1,5% ВВП профицита в прошлом году. Причем ненефтегазовый дефицит бюджета превысил 12,9% ВВП по сравнению с 8,9% ВВП годом ранее.

Впрочем, к апрелю Минфин вернулся к традиционной для предыдущих лет «запаздывающей» логике финансирования расходов.

Нет денег

До недавнего времени наиболее выраженным фактором расширения выпуска являлся инвестиционный спрос. По оценкам Росстата, увеличение вложений в основной капитал по итогам первых четырех месяцев 2012 года превысило 13,8%. Отчасти это отражало эффект низкой базы прошлого года (отсутствие роста в январе — апреле). Однако нельзя отрицать и значительного оживления инвестиционной активности.

К сожалению, ситуация постепенно стала меняться в худшую сторону. С одной стороны, свою роль стали играть более пессимистические ожидания предприятий относительно будущих перспектив расширения спроса. С другой стороны, все более заметными стали финансовые ограничения инвестиционной динамики.

Во-первых, банки стали менее охотно предоставлять корпорациям деньги в долг. Объем выданных кредитов предприятиям к марту сократился примерно на 2% относительно декабря 2011 года. Доля проблемных кредитов в банковском портфеле также стала нарастать, достигнув в феврале 2012 года 6,8% против 6,6% в декабре.

Во-вторых, замедлился прирост прибыли предприятий. Причем связано это не только с физическими ограничениями сбыта, но и с более консервативной ценовой политикой предприятий, которые пытаются сохранить спрос, в том числе за счет удержания цен, даже несмотря на увеличивающуюся величину затрат.

Без инфляции

По данным Росстата, в обрабатывающей промышленности по итогам января — апреля 2012 года произошло увеличение цен на 0,1%. При этом инфляция в добывающих отраслях промышленности превысила 15,3%, став прямым отражением повышательной динамики цен на мировых сырьевых рынках.

Убытки в обрабатывающих отраслях, которые могли быть вызваны этим разрывом в ценовой динамике, были отчасти компенсированы снижением цен в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды под влиянием жесткого административного давления в канун выборов. Сокращение цен здесь в первые четыре месяца 2012 года составило 0,4%.

Однако устойчивой такую тенденцию вряд ли назовешь. Ведь уже в июле начнется перенесенная с начала года волна индексаций на услуги естественных монополий.

Впрочем, пока плоды инфляционной сдержанности промышленности в полной мере пожинают потребители. Индекс потребительских цен в январе — апреле 2012 года вырос на 1,8%, в том числе на непродовольственные товары — на 1,7%, платные услуги населению — на 0,9%.

Прогнозы и оценки

Таким образом, российская экономика закрепилась в зоне устойчиво низких темпов роста. В ближайшие несколько месяцев экономическая динамика вряд ли существенно изменится.

Однако затем все большую роль начнут играть понижающие факторы развития конъюнктуры — оптимизация бюджетных расходов, ограничение потребительского спроса, недостаточное финансирование инвестиций. А значит, уже по итогам лета Россия легко может потерять 0,5—1 процентный пункт темпов экономического роста.

Иллюстрация: СЕРГЕЙ ДЕРГАЧЕВ