«Видел очередь, причем одни мужчины.
Думал – пиво, сразу очередь я занял.
Достоялся, захожу, а там – раввины!
В общем, сделали второе обрезание…»

(Песня из домашнего задания команды КВН ДГУ в игре СНГ — Израиль, 1992 год.)


В СССР берегли нравственные устои народонаселения. Граждан спасали от религиозного дурмана, низкопоклонства перед Западом, соблазнов сладкой жизни и пустых сомнений в отношении неотвратимости светлого будущего. Проще говоря, фильмы в советском кинопрокате и телепоказе нещадно резали. То банную сцену из «А зори здесь тихие...» выкинут, то укоротят «Обыкновенный фашизм» на целую часть, то переозвучат что угодно в свете понимания текущего момента. В «17 мгновениях весны» генерал вермахта (блистательная эпизодическая роль Николая Гриценко) говорит Штирлицу: «Я завещал детям: будь проклята любая демократия в Германии!» Идиотическая переозвучка: «…в нашем рейхе!» В «Бриллиантовой руке» управдомша пугает жену Горбункова: «И я не удивлюсь, если завтра выяснится, что ваш муж тайно посещает синагогу». Поскольку слово «синагога» звучало в стране Интернационала и фонтана «Дружба народов» гораздо неприличнее слова «жопа», его заменили на «любовницу».

Вся история позднего СССР, как в зеркале, отразилась во многих умертвиях, которые претерпела трагикомедия Георгия Данелия «Мимино». При Брежневе отхватили сцену: Мкртчян и Кикабидзе едут в лифте с двумя японцами. Тут один сын Ямато и говорит другому: «До чего же все эти русские на одно лицо!» Потом пришел Андропов, и исчезла сцена звонка из Германии в Телави с попаданием в Тель-Авив: «Израиль, клянусь мамой!» Эпоха Черненко отметилась насильственным исторжением предателя Родины Савелия Крамарова, благо занят он был в крошечном, но смачном эпизоде: «Извини, генацвале! Лет через пять помогу!» А потом явился Горбачев со своими безумными «мерами по борьбе с пьянством и алкоголизмом», и фильм расстался с колоритнейшей сценой кутежа в ресторане на глазах у делегатов конгресса эндокринологов: «В красной рубашке — профессор Хачикян!»

Воспоминания приходят на ум не просто так, а потому, что фильмы по каким-то неведомым причинам вновь принялись подрезать и переозвучивать. «Укрощение строптивого» дают не в изначальном, а в советском варианте, и секса вновь нет — ни у них, в Италии, ни у нас, в России. «Игра в четыре руки»: та же история, вновь — во второй раз! — удалены красивейшие эротические шашни героя Бельмондо и французской разведчицы. На одном из дециметровых каналов зрителям предъявлено советское переиздание шедевра Филиппа де Брока «Великолепный»: главного мерзавца опять зовут полковник Карпштоф, а не Карпов, и борется Боб Сен-Клер с Алвазией, а не с Албанией, и возлюбленной Сен-Клера вновь становится Диана, а не Татьяна, и на эротику всего лишь легкий намек, и фразы «Да что это я пишу все про КГБ да про КГБ!» след простыл. А ведь всю эту первозданность нам на рубеже тысячелетий показали, и не раз.

СТС удалил из остроумнейшей комедии «Евротур» два эпизода, каковые могут поколебать нравственные устои наших подростков — а неча, пусть себе продолжают верить в то, что детей аист находит в капусте и приносит счастливым мамам-папам. НТВ (Боже правый, и эти туда же с их размножающимися день ото дня «Программами максимум»!) вырезал из боевика «9 ярдов» две игривые сцены.

Тот же НТВ в сотый раз крутит «Ментов».

Здесь из заставки (и соответствующей серии) фразу Мухомора: «У меня министр в городе, а у вас что?» укоротили на слово «министр», а из крика Дукалиса: «Я дуррррак, в ОМОНе служил, бросай оружие!» напрочь исчезла конструкция «в ОМОНе служил». То ли омоновцы обиделись на сценариста Кивинова, то ли дураки (что не исключено), то ли такая генеральная линия нынче вышла...

Из «Офицеров», востребованных всеми каналами, периодически вываливается эпизод с Иваном Вараввой, замаскированным под китайца и выполняющим особо важное задание на ненашенском берегу Амура («Товалис Ван спласывает…»). Для отката назад цензорам и трудиться-то особо не надо, потому как свою нынешнюю зарплату они отработали еще в прошлом веке. Осталось лишь протянуть руку и достать коробку с уже укороченной лентой. И совсем уж скверный анекдот: «Россия» только что по новому кругу показала «Бригаду» из которой исчезла одна из лучших реплик Саши Белого. В ответ на упрек: «Александр Николаевич, ну договорились же, что на территории казино никаких разборок…» — он отвечает: «Считай, что я — Саддам Хусейн!»

Реплику жаль. И нас всех — тоже.