Один из самых масштабных проектов в истории государственно-частного партнерства — обеспечение россиян универсальными электронными картами (УЭК) — по-видимому, завершился, толком не начавшись. Причина проста: власти рассчитывали реализовать социальный проект за счет банковского сообщества, при этом как-то упустив из виду, что бизнесу он интересен только с точки зрения извлечения прибыли или получения ощутимых конкурентных преимуществ. Ни того ни другого государство в итоге предложить не смогло.

В середине февраля министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров заявил, что из закона «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» планируется исключить статью, предписывающую обязательную выдачу универсальных электронных карт всем гражданам (за исключением письменно отказавшихся) с начала 2014 года. Таким образом, правительство фактически расписалось в сворачивании этого проекта, поскольку теперь выдача карт будет происходить не в уведомительном порядке, а на добровольной основе: для ее оформления необходимо будет написать соответствующее заявление.

Основной причиной такого шага глава Минкомсвязи назвал дороговизну этого проекта для региональных бюджетов. Например, только в Республике Татарстан расходы на выпуск УЭК оцениваются в 725 млн рублей. «К сожалению, этот проект действительно оказался затратным. На уровне федерального бюджета никакой компенсации субъектам предусмотрено не было», — сказал Николай Никифоров. Интересно, что эти заявления чиновника последовали спустя всего месяц, после того как универсальная карта успела выйти из стадии «пилота». По крайней мере, Сбербанк — основной акционер ОАО «УЭК» — только-только успел официально представить рабочий образец карты, которую теперь может получить каждый желающий. За январь этого года было принято порядка 20 тыс. заявлений на выпуск карты и около 10 тыс. человек успели стать ее счастливыми обладателями.

Очевидно, что перевод проекта в разряд необязательных, факультативных, не добавит оптимизма игрокам рынка. Ведь банки готовы были «вписываться» в проект УЭК и нести немалые расходы, рассчитывая в основном на эффект масштаба: объем необходимой на страну эмиссии универсальных карт оценивался более чем в 130 млн штук. Дальнейшее будущее УЭК будет целиком зависеть от политики Сбербанка — именно в его руках теперь находится судьба универсальной карты. Кроме того, самоустранение властей от реализации социального проекта, коим и задумывалась УЭК, ставит под сомнение другой амбициозный замысел — обеспечение россиян с 2015 года электронными паспортами.

Без очереди

Нельзя сказать, чтобы шаг властей по отмене обязательной выдачи УЭК оказался явно неожиданным. Журнал «Однако» подробно освещал трудности, возникавшие буквально на каждом этапе внедрения УЭК. Так, например, еще осенью 2011 года, когда начинались пилотная выдача и тестирование карт, выяснилось, что даже обеспеченная необходимой инфраструктурой Москва не в состоянии осуществить задуманное в массовом масштабе. Виной всему стал запланированный широчайший функционал карты, которая должна была заменить собой едва ли не все возможные идентификаторы личности: от студенческого билета и пенсионного удостоверения до карты обязательного медицинского и социального страхования. В итоге тогда УЭК получил лишь ограниченный круг лиц — в первую очередь чиновники, ответственные за проект. Такие плачевные результаты тестирования вынудили чиновников на год перенести сроки массовой выдачи УЭК россиянам — с 1 января 2012 года на 1 января 2013 года. При этом планы по обязательному «окартачиванию» россиян с 1 января 2014 года до сих пор оставались в силе.

Однако, как это часто случается с проектами подобного масштаба (достаточно вспомнить Олимпиаду-2014), необходимые для развития УЭК объемы инвестиций постоянно подвергались пересмотру и оценивались различными ведомствами и независимыми экспертами в суммы от 100 до 450 млрд рублей. Например, еще в 2011 году Мин экономразвития озвучивало сумму 135–170 млрд рублей, а помощник президента Аркадий Дворкович называл в качестве максимума уже 200 млрд рублей. Последняя официально произнесенная цифра составляла немногим более 100 млрд рублей. Примечательно, что первоначально власти готовы были выделить на проект УЭК порядка 49 млрд рублей, однако летом 2011 года от этого решено было отказаться. Понятная и в принципе неплохая идея — возложить эти расходы на плечи бизнеса (в данном случае банковского сообщества), взамен предоставив последнему право попытаться извлечь из проекта собственные выгоды.

Именно на этом этапе проект и оказался обречен на провал. Банки поначалу довольно активно заинтересовались представившейся возможностью разом удвоить количественные показатели рынка пластиковых карт (число эмитированного «пластика»). Однако этот пыл довольно быстро угас, когда кредитным организациям стало понятно, что монетизировать УЭК сложнее, чем это представлялось изначально. Фактически банкиры могли рассчитывать лишь на два варианта: получить дополнительные пассивы в виде остатков по карточным счетам и увеличить клиентскую базу с возможностью последующих кросспродаж иных продуктов. При этом необходимо понимать, что наши сограждане предпочитают снимать деньги в банкоматах в день зарплаты, а воспользоваться возможностями кросс-продаж еще нужно суметь.

Тем не менее массовость проекта при ограниченном числе банков-участников все же предоставляла понятные конкурентные преимущества. Именно поэтому банкиры сделали все от них зависящее, чтобы УЭК воплотилась в жизнь. Однако в этот момент государство, если называть вещи своими именами, просто отказалось от принятых на себя обязательств, что явно не позволит добиться широкого охвата населения страны. Учитывая это, эксперты сомневаются в светлом будущем УЭК. «Начнем с того, что и до итогового решения государства не было очереди из банков на присоединение к данному проекту. На наш взгляд, теперь он не получит дальнейшего развития по ряду причин. Во-первых, ввиду запланированных масштабов реализации в нем значимую роль играет все-таки бюджет. Во-вторых, без государственной поддержки для банков уже не будет являться значимым фактором потенциальное пополнение клиентской базы, ведь это не база качественных заемщиков. И наконец, в-третьих, «на пятки» наступает паспорт нового поколения, фактически с тем же функционалом», — рассуждает Вилен Ли, директор департамента продаж и продуктов Росгосстрах Банка.

Много — не значит хорошо

Тем не менее шансы, что УЭК получит определенное распространение в стране, по-прежнему остаются. Здесь необходимо учитывать амбиции Сбербанка и уже понесенные им расходы на этот проект. «По моему мнению, проект так или иначе будет развиваться, потому что уже достаточно много сил, ресурсов и финансов было вложено и в инфраструктуру, и в процессинговые центры, которые это обслуживают. По крайней мере, Сбербанк уж точно не откажется от этого проекта. Думаю, что многие кредитные организации сейчас займут выжидательную позицию, чтобы посмотреть, в какую сторону будет двигаться рынок и как дальше будет развиваться проект. Будет ли он также активно продвигаться, будет ли дальше развиваться инфраструктура и так далее. Если он превратится в проект только Сбербанка, то это одно, если он дальше будет развиваться в рынке, то, скорее всего, банки начнут присоединяться», — считает Денис Давыдов, директор департамента розничного бизнеса СДМ-Банка.

Однако банкиры, которые уже успели непосредственно приобщиться к выдаче УЭК, считают, что дальнейшее развитие проекта будет зависеть от ответа на простой вопрос: какую сумму готов заплатить банк за привлечение клиента «с улицы». Поясним: по оценкам ОАО «УЭК», стоимость изготовления одной карты сегодня составляет порядка 287 рублей (сравните со стоимостью эмиссии одной «обычной» карты 8 рублей). Готовы ли банки на свой страх и риск нести такие расходы из расчета лишь на одного клиента, с неясными перспективами дальнейшей работы с ним?

Более того, банкиры жалуются, что сложный функционал карты лишь мешает ее продвижению. «Каким образом сегодня происходит выдача УЭК? Клиент приходит в банк, оформляет заявление на выдачу карты и фотографируется. Далее информация о будущем держателе карты передается банком-эмитентом единственному в стране оператору по изготовлению УЭК. Сам процесс производства карты занимает около одного месяца. Далее (при непосредственной выдаче карты) сотрудникам банка необходимо провести ликбез на тему, где и как клиент сможет воспользоваться УЭК. Учитывая, что даже не все банкиры знакомы с платежной системой ПРО100 — единственной платежной системой, обслуживающей эту карту, — нетрудно представить шквал вопросов от держателей УЭК. Теперь представьте, что банку надо реализовать зарплатный проект, пусть даже не на самом крупном предприятии с численностью сотрудников порядка 3 тыс. человек. Сколько времени понадобится только на то, чтобы сфотографировать всех работников, а потом объяснить каждому условия и возможности пользования картой?» — задается справедливым вопросом топ-менеджер одного из банков-акционеров ОАО «УЭК».

Причем, по словам банкиров, наибольшие проблемы связаны не столько с длительностью и трудоемкостью процесса выдачи УЭК населению, сколько с тем, что сотрудники банка просто не могут объяснить гражданам необходимость обладания подобной картой. «Что касается необходимости и значимости для граждан такой карты, как УЭК, стоит отметить, что универсальные средства, конечно же, всегда удобнее. Однако в подобных проектах зачастую не хватает информационной составляющей и четкого координирования участвующих в проекте сторон», — подтверждает Вилен Ли. Дело в том (и это признают власти на федеральном уровне), что в настоящий момент, несмотря на целый ряд переносов сроков запуска УЭК, госорганы по-прежнему не готовы к обслуживанию запланированного широкого функционала карты. Фактически сегодня выдаваемая в ряде регионов УЭК представляет собой обычную банковскую карту с «вшитым» в нее транспортным приложением и декларируемой возможностью оплаты госуслуг. Этого явно недостаточно, чтобы считаться универсальной картой в изначальном замысле авторов проекта.

Кроме того, не дремлют конкуренты. Например, существует проект «Ростелекома» при поддержке целого ряда государственных и коммерческих банков по выдаче карт, которые являются идентификатором гражданина при обращении на сайт госуслуг. В данном случае мы имеем пример весьма удачного продукта с понятным функционалом и возможностью (для банков) его монетизации. Одновременно с оформлением карты клиенту выдают ридер — небольшое устройство, присоединяемое к компьютеру, — благодаря чему гражданин получает возможность авторизоваться на сайте госуслуг, используя электронную цифровую подпись, и далее осуществлять различные платежи. Отметим, что данную карту эмитируют даже некоторые банки — партнеры УЭК.

Кстати сказать, одним из первых партнеров «Ростелекома» в упомянутом проекте стал банк ВТБ24. Председатель правления банка Михаил Задорнов неоднократно и последовательно выступал против внедрения УЭК. Правда, эксперты не готовы усматривать в последних решениях правительства происки конкурентов Сбербанка.

«Если говорить о конкурентах УЭК, то решение правительства не окажет на них серьезного влияния. Те, кто пользуется подобными сервисами, продолжат это делать и в дальнейшем, а увеличение потока из сегмента тех, кто планировал сделать/использовать УЭК, ждать не стоит», — убежден Вилен Ли.

Карта-трансформер

Интересно, что при самоустранении от дальнейшей судьбы УЭК государство, по крайней мере декларативно, не оставляет пока своими заботами аналогичный масштабный проект — выдачу населению электронных паспортов. Более того, некоторые эксперты убеждены, что мы наблюдали лишь смену приоритетов у власти. «На мой взгляд, в широком контексте речь скорее идет не об отказе от реализации проекта УЭК как такового, а о некоторой смене приоритетов и, вероятно, очередной вынужденной пролонгации сроков внедрения, связанной с масштабами проекта и необходимостью подготовки глобальной инфраструктуры. Насколько я понимаю, фактически УЭК трансформируется в проект электронного паспорта гражданина РФ, в котором должен будет реализован практически аналогичный функционал, который планировался для УЭК», — считает Максим Клягин, аналитик управляющей компании «Финам Менеджмент».

Эксперт отмечает, что подобное изменение вектора развития проекта в принципе было вполне ожидаемым на фоне некоторых предварительных сообщений, которые в конце прошлого года делал топ-менеджмент ОАО «УЭК». После выдачи УЭК их планировалось через пять лет в плановом порядке заменить электронными паспортами — функционально и технологически более сложными и универсальными устройствами, чем уже разработанные пилотные модели УЭК. «Сейчас речь идет о том, что явно избыточную при таком сценарии норму об обязательном обеспечении всего населения картами УЭК решено отменить — вполне рациональное решение с учетом ограниченного функционала и значительных расходов на эмиссию. Сохранение этого лишнего звена в процессе обеспечения населения электронными устройствами идентификации с широким дополнительным функционалом не оправдано. Логично сразу в масштабе страны внедрять более совершенную модель карты, что, видимо, и планируется реализовать в перспективе следующих нескольких лет. Платежная функция, согласно сообщениям менеджмента ОАО «УЭК», в электронном паспорте будет реализована, соответственно, полагаю, будут присутствовать и любые дополнительные, связанные сервисы на базе решений конкретного банка, в котором откроется счет пользователя. Одна из ключевых особенностей, насколько я понимаю, отсутствие обязательной привязки к конкретной финансовой организации, что будет стимулировать в том числе интерес к участию в проекте широкого круга ведущих банков», — сказал Максим Клягин.

Однако основная проблема, на наш взгляд, как раз и заключается в обеспечении россиян электронными паспортами, которые должны были бы развиваться на отработанной технологии и существующей инфраструктуре УЭК. Проект выдачи универсальных карт наглядно продемонстрировал, что бизнес отнюдь не заинтересован в масштабных социальных проектах, если они не сулят большой прибыли. Обвинять банкиров бессмысленно, поскольку прибыль —краеугольный камень любого бизнеса. В случае с УЭК банки готовы были нести определенные (и немалые) расходы, рассчитывая на то, что власти, со своей стороны, сделают этот продукт, как и было заявлено, массовым. Очевидно, что этого не произошло, и дальнейшие попытки государства «скрестить ежа и ужа» — монетизировать социальные проекты — обречены на провал. То есть обеспечивать россиян электронными паспортами властям придется за счет бюджета. Учитывая печальный опыт затратного проекта УЭК, можно предположить, что и этот грандиозный замысел долго останется на стадии «пилота».