Когда у Муслима Магомаева спросили, кто он все-таки — россиянин или азербайджанец, тот сказал: отец мой — Азербайджан, а мать — Россия. Красиво ответил.

Ответ действительно очень подходящий для пламенной речи и звонкого тоста. В практической жизни такая двойная лояльность порой бывает неудобной, а иногда и трагичной.

Вспомним историю российских немцев, полтора века живших в России, а затем — начиная с 30-х годов — безжалостно изгоняемых из своих домов на Украине и в Поволжье, ссылаемых, арестовываемых, расстреливаемых. Потому что Германия собиралась напасть на Россию. Потому что напала. Вспомним крымских татар, карачаевцев и балкарцев, турков-месхетинцев. Их язык и культура были близки к турецкому языку и культуре. Турция была им близка. Эта близость обернулась годами страданий. Впрочем, в годы Второй мировой американцы поступали со своими гражданами японской национальности не лучше.

Вспомним русских в сегодняшней Латвии или Эстонии. Они до сих пор в большинстве своем — неграждане, живут по особым фиолетовым паспортам. Прибалты подозревают их в двойной лояльности и не хотят допускать на государственную службу, участвовать в выборах, служить в армии.

В современном Израиле арабы, граждане этого государства, тоже не служат в армии. Им не доверяют. Стать депутатом кнессета можно, взять в руки оружие и надеть военную форму — нет. Потому что у арабов — двойная лояльность.

А совсем недавно, в позднем СССР, евреев не принимали на некоторые специальности в некоторые вузы. Все равно ведь уедут.

Может быть, я беру крайние случаи. Может быть, эти случаи из истории не самых благополучных периодов и благополучных обществ. Но комфортно ли чувствовали себя российские грузины в день 8.08.08? Их российская гражданственность и этническое чувство разрывали их, причиняя малознакомую, к счастью, большинству россиян боль от раздвоенности.

Хорошо, когда страны дружат и называют себя стратегическими партнерами. А когда между ними трения? Кто может быть ближе украинцев и русских, русских и белорусов? Но когда украинская пресса обрушивается на москалей за цены на газ, за голодомор и даже за обиженного гетмана Мазепу, быть русским на Украине неуютно. Быть русским в Белоруссии в моменты, когда от клятв в дружбе батька Александр Григорьевич переходит к упрекам в адрес злых соседей с востока, тоже не самый большой психологический комфорт.

Однажды наступает время, когда двойная лояльность начинает мешать. В городе, в котором ты родился и вырос, по какому-то важному поводу считают именно так, как считают, без компромиссов. В городе, где ты живешь и родились твои дети, считают ровно по тому же поводу абсолютно по-другому. И тоже без компромиссов. Хочется куда-нибудь спрятаться и переждать разногласия между двумя такими родными тебе городами.

Но не спрячешься. «Вспомни, кто ты по крови!» — говорят в одном городе. «Вспомни, кто ты по паспорту!» — требуют во втором.

Когда встречаются спортсмены Азербайджана и России, я никогда не хожу на стадион. Сижу дома и смотрю матч по телевизору. И все равно не знаю, за кого болеть.

Но когда речь касается вещей более серьезных, метания не допустимы. За это осудят обе страны. Надо выбирать.

…Несколько лет назад один из журналов затеял дискуссию — с чего начинается Родина. Собрали «круглый стол». Ну, вы понимаете. Березки, поля и долы. Картинки в твоем букваре. Та песня, что пела нам мать. Когда очередь дошла до меня, я пытался отшутиться магомаевской фразой. Не поняли. И тогда пришлось говорить правду.

Родина для меня начинается со статьи 59 Конституции Российской Федерации. Пункт первый. Процитирую для тех, кто не помнит: «Защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации».

Объясню для тех, кто не понял: та земля, которую ты обязан защищать с оружием в руках, и есть твоя Родина. И никакой двойной лояльности. Подчеркну: именно обязан. Не добровольно поехать в какую-нибудь дальнюю даль или ближнее зарубежье, потому что зов крови требует или память о детстве зовет. Добровольно я, может быть, Мальдивы хотел бы защищать. Там красиво и они такие беззащитные.

Но по Конституции я обязан и буду защищать Российскую Федерацию. Иначе на фиг я ей сдался как гражданин. Иначе надо собирать вещи и уматывать туда, где готов признать за собой эту обязанность. Хоть в Америку, хоть в Израиль, хоть в Азербайджан. Ну, или на Мальдивы. Чемодан-вокзал-Мальдивы.

Чего я вдруг сейчас об этом? А прочитал важный проект — Стратегия государственной национальной политики Российской Федерации. И, по обыкновению, выделил самые важные для себя слова. Они об общероссийской гражданской идентичности. Вот что всех нас, граждан Российской Федерации, объединяет — осознание своего российского гражданства, принадлежности к единой российской нации.

И никакой двойной лояльности. И уж тем более двойного гражданства. Прощай, город детства! Много лет назад выбор был сделан. Отличный выбор.