Уважаемые читатели!

Известный серийный писатель, автор фэнтези «Метро 2033», «Метро 2034» и «Метро 2035» Д.А. Глуховский резко и честно высказался по украинскому вопросу. Если вам интересно, какое это имеет отношение к главной проблеме российского медиа-класса — давайте об этом поговорим.

Сначала — о самом заявлении. Цитаты:

«Патриоты — те, кто за создание «Новороссии» и за развал Украины? Вы снова хотите двухдневных очередей за мясом. Те, кто кричат о готовности жрать картошку вместо пармезана и никогда не ездить во Францию — вы просто кретины. Если Америке можно, почему нам нельзя? Да просто потому что Америка в восемь раз мощнее экономически, потому что у Америки самая сильная армия мира. А мы загоняем свою страну в экономический тупик, разводимся с торговыми партнёрами. Кончится всё это коллапсом».

«Нас называют либерастами и русофобами, хотя мы желаем своей Родине процветания и интеграции в цивилизованный мир, где Россия была бы могучей свободной демократической державой… Пусть все те, кто сегодня придумали называть себя «патриотами», подвинутся. А слово «патриоты» теперь занято нами».

В этом заявлении по-настоящему интересно не стандартное превращение «пармезана & хамона» в Двухдневные Очереди За Мясом. Интересна сама позиция беллетриста: Дмитрий Алексеевич как патриот сурово осуждает Родину за то, что она прежде всего думает о каких-то там заграничных мёртвых детях, убитых правительственными ракетами. А должна бы думать о своём экономическом благе.

Вся штука в том, что буквально два года назад, в июне 2012 года, тот же самый серийный писатель сурово осуждал Родину за то, что она прежде всего думает о своём низменном экономическом благе. А должна была бы думать о мёртвых детях, убитых правительственными ракетами.

Правда, тогда речь шла о поддержке Родиной неправильной страны — Сирии. Вот что тогда писал писатель:

«Я понимаю: если нефть рухнет, старики и бюджетники, которые тогда выйдут на улицы, сметут ОМОН. Стодолларовую планку подпирают тлеющие ближневосточные конфликты. И внешняя политика России в регионе (ближневосточном — прим. авт.) — как можно дольше заставлять участников конфликта балансировать на краю пропасти.

А вот фотографии. Годовалый ребёнок, заботливо завёрнутый в простынку. Чёрные глазёнки смотрят куда-то вдаль. На лице — страх. Читаю подпись: убитый. Во время артобстрела Хулы сирийскими войсками и зачистки верными Асаду боевиками были убиты больше пятидесяти детей. И наш МИД (от лица моего и вашего) сразу сказал: не надо спешить с осуждением Асада и сирийской армии. Это провокация. Это сирийская оппозиция сама своих детей так. Давайте ещё раз соберём Совет Безопасности ООН и всё спокойно обсудим… Что же тошнит-то так?»

…Эти два выступления одного и того же «голоса цивилизованных патриотов», разделённые двумя годами, — с безжалостной наглядностью демонстрируют главную проблему отечественного медиа-класса. Вернее, той его части, которая, по своему глубокому убеждению, уже интегрировалась в цивилизованный мир, но всё ещё вынуждена, страдая, зашибать бабло в России.

Их главная проблема — в том, что они старательно думают, будто любят Россию. Эти ребята твердят себе, что они — патриоты, просто правильные, настоящие. Что просто их патриотизм — строгий и умный, а не тот, что приватизирован фашистами и черносотенцами и мракобесами и коммуняками.

И только случайные комичные проколы, вроде показанного выше, демонстрируют дохлую правду жизни.

Проблема этих ребят в том, что они ненавидят Родину, но неспособны себе в этом признаться. Потому что это будет значить для них падение самооценки, а своей самооценкой они дорожат безгранично.

Это очень плохо для самооценки — признаться себе в том, что на ненавидимой тобой земле и с ненавистным тебе народом ты живёшь только потому, что на чужих землях и у других народов ты тупо не взлетишь со дна жизни. Что ты прикован к ненавидимой Родине своей несчастной гуманитарной профессией общего профиля, завязанной на язык и связи в тусовке. Что ты в этом смысле беспомощнее любого работяги, который, в отличие от тебя, универсальная рабочая сила. И что отчасти именно за это — за то, что работяга мог бы свалить, да не сваливает, — ты ненавидишь его ещё сильнее.

Поэтому они, во имя сохранения самооценки, каждый раз свою ненависть к Родине вынуждены рационализировать, маскируя её — не от публики, а от самих себя.

В итоге получается затейливо. Маскировать ненависть приходится то под душевность, то под разумность. То с позиций общего гуманизма, то с позиций холодного расчёта. То под «я люблю свою страну, но меня тошнит от её прагматизма», то под «я люблю свою страну, но меня тошнит от её иррациональности».

Ключевое слово здесь одно, неизменное: «тошнит от России». Она у них всё время то в шапке, то без шапки.

…Что мы можем сделать для латентных патриофобов? Честно говоря, призывать этих ребят к каминг-ауту — дело бесперспективное. Они всё равно не признаются. Они всё равно будут до последнего накапливать себе очки «борца с режимом», чтобы потом, когда в итоге они всё-таки безвозвратно свалят, победить друг друга в схватке за место в эмигрантских грантовых агитСМИ, вещающих «на Россию».

Однако мы кое-что можем сделать для себя. Задача здорового общества — по возможности локализовать этих страдающих граждан, не давая им причинять вред себе и окружающим.

И тут нам может помочь опыт наших геополитических противников. У Голливуда в уважаемой нами стране США есть «блэк лист» — и попавшие в него творческие личности годами торчат в т.н. независимых проектах, то есть в легальном андеграунде.

Не худо бы этот институт перенять. Это и эффективно, и никого репрессировать не надо. Патриофобам — открытым или латентным — нечего делать в приличном обществе: в крупных издательствах, на радиостанциях, на телевидении и в СМИ, рассчитывающих на сотрудничество с государством. Пусть сидят в независимых информационных гетто, обдумывая житьё, и делают то, что умеют. В конце концов, у «Метро-2038», «Метро-2039» и «Метро-2043» тоже наверняка какие-нибудь фанаты останутся.