9 апреля французский парламент одобрил первую статью законопроекта о легализации однополых браков. Статья была принята без поправок, в том виде, в котором она поступила из Национальной ассамблеи — нижней палаты парламента. Не так давно та одобрительно отнеслась к принятию закона об однополых браках и усыновлению детей гомосексуальными парами. И тут же официальный Париж стал оказывать давление на Россию с требованием пересмотреть российское законодательство, в котором брак признается, только если он совершен между мужчиной и женщиной.

Франция находится на пятом месте по количеству приемных детей-сирот из России, в прошлом году их число составило 235. После трагических событий, связанных с судьбой детей, попавших в иностранные семьи, российская сторона ужесточила условия усыновления. Французам была предъявлена официальная претензия в связи с нарушением законодательства РФ, которое требует от социальных служб предоставлять отчеты о состоянии здоровья усыновленных детей в течение трех лет. В результате 69 департаментов Франции оказались в черном списке как неблагонадежные для усыновления ребенка. Теперь, после того как Национальное собрание одобрило право однополых пар на усыновление детей, во Франции в одночасье образовался рынок гомосексуалов, желающих усыновлять российских мальчиков и девочек. У всякого спроса, как известно, есть свои лоббисты — и в данном случае весьма влиятельные.

Агрессивная пропаганда содомии во Франции привела к тому, что уже более 12 лет большинство французов высказываются в поддержку права на однополые браки. Почти 70% граждан моложе 35 лет одобряют однополые браки и до 70% молодых французов поддерживают право на усыновление однополыми «семьями». Во всяком случае, об этом свидетельствует опрос, проведенный в июне 2011 года. (Для сравнения, в России, по данным опроса «Левада-Центра» в феврале этого года, 85% опрошенных выступают против легализации однополых браков и 80% против права усыновления ими детей.)

«Миллионы французов своими глазами увидели, что семьи гомосексуалов столь же нормальны, как семьи чернокожих, семьи евреев, семьи рыжих или левшей. И, естественно, с тех пор для абсолютного большинства французов представляется дикостью взять и запретить нормальным людям жениться, запретить строить полноправные семьи, растить детей», — гласит одно из «рекламных» изданий. Замечание о чернокожих, евреях, рыжих и левшах, вообще говоря, феноменально. Не столько по своей глупости, сколько по признанию того, что эти люди рассматриваются как нечто из ряда вон. Почему было не сказать просто: столь же нормальные, как семьи остальных французов.

Однако главная ложь этой пропаганды заключается в том, что ни французское, ни американское, ни какое другое общество на самом деле не знает, что творится с детьми в «семьях» однополых партнеров. Больше того, значительная часть общества и не хочет об этом знать. Ну и, конечно, об этом не знают ни премьерминистр Франции, ни уважаемые члены Национального собрания. В самом деле, пока не подросло поколение детей, усыновленных людьми с нетрадиционной ориентацией, нельзя было ответить на вопрос: какими вырастут дети в подобных ≪семьях≫? И вот, наконец, в течение полутора лет в Техасском университете в Остине (США) провели исследование, в котором приняли участие 3 тыс. человек, чьи ≪родители≫ состояли в однополых сексуальных отношениях. Результаты исследования были опубликованы в авторитетном академическом издании Social Science Research. Приведем некоторые факты.

Если в гетеросексуальных семьях количество зараженных венерическими болезнями сверстников находится на уровне 8%, то уровень венерически инфицированных воспитанников гомосексуальных пар достигает 25%. Уровень суицидальных настроений среди нормальных детей составляет 5%, в то же время 24% детей из однополых ≪семей≫ недавно планировали самоубийство. Исследователи связывают напрямую это обстоятельство с тем, что 31% выросших с матерью-лесбиянкой и 25% выросших с отцом-гомосексуалистом были так или иначе принуждаемы к сексу вопреки их воле, в том числе со стороны родителей. Так называемые ≪родители≫ из числа сексуальных меньшинств непременно захотят, чтобы их ≪чадо≫ было, если так можно выразиться, продолжателем их ≪семейной традиции≫.

Ученые доказали, что расстройство сексуальной самоидентификации — бесспорное следствие аномальных ≪браков≫. В 2009 году в США распалась лесбийская пара Брандт —Чепман. Началась судебная тяжба двух ≪мам≫ за право опеки над усыновленным ими Егором Шатабаловым. Сейчас выясняется, каким образом ребенок из России попал в общество однополых партнеров. Но трудно себе представить, чтобы ребенок вышел психически здоровым из этой ситуации. По просочившимся в печать данным специалистов, у ребенка возникло стойкое желание поменять пол. Этот случай, как и исследования в Техасе, опроверг утверждения, будто однополые партнерства никак не влияют на выбор ребенком сексуальной ориентации. Согласно исследованиям Техасского университета, от 30% до 40% детей гомосексуалов находятся в зоне неопределенной половой идентификации, из них 40% лояльно относятся к супружеской неверности, в традиционных же семьях лояльно относятся к изменам 13%.

Если мораль для многих политиков не в счет, что, конечно, не новость, то уж вопросы экономики, да еще и в условиях кризиса, вещь для них абсолютно приоритетная. Так вот: 28% выходцев из семей, где ≪мать≫ была лесбиянкой, являются безработными. В обычных семьях этот уровень не превышает 8%. Если в гетеросексуальных семьях только 10% живут на государственное пособие, то среди опрошенных детей членов гомосексуальных ≪семей≫ на пособие живут почти в четыре раза больше. И только немногим больше четверти из них имеют работу на полное время.

≪Результаты исследования показывают, что дети, имеющие родителей, которые являются или являлись партнерами в однополых отношениях, сталкиваются в большей степени с негативными последствиями, особенно по сравнению с взрослыми детьми из биологически полных семей. Эти различия остаются и после ≪учета≫ ряда других обстоятельств их детства, таких как раса, доход семьи, религиозные убеждения и т.д., —отмечает The Heritage Foundation. —Однополая семья изначально имеет неустойчивую структуру хотя бы потому, что один из родителей биологически связан с ребенком, а другой нет или вовсе может не являться родителем. То есть помимо всех тех трудностей, с которыми встречается гетеросексуальная семья, однополые отношения связаны с большим риском и вероятностью кризиса отношений и распада семьи, что, безусловно, негативно сказывается на психическом здоровье ребенка. Это подтверждается высоким уровнем распада однополых семей. После учета возраста, региона, страны рождения, образования, продолжительности партнерства, однополые пары в Швеции на 35% распадаются чаще, чем гетеросексуальные пары, а лесбийские пары более чем на 200% больше имеют шансов на развод. Подобные выводы должны призвать к осторожности при принятии решений о легализации однополых браков, хотя бы потому, что нет точных сведений о позитивных последствиях данных действий, а имеются научно обоснованные прогнозы и предположения о возможной тенденции общей маргинализации детей, выросших в однополых браках≫.

Надо ли говорить, что профессор Регнерус, возглавлявший исследование, подвергся всем мыслимым и немыслимым нападкам со стороны активистов в поддержку однополых браков. Они категорически настаивали на том, чтобы результаты исследования не были преданы гласности. Требовали даже изгнать профессора из университета. В результате было проведено специальное расследование, состоящее из независимого научного совета, который вынес вердикт: исследование проведено на высочайшем уровне и отвечает всем академическим требованиям. В результате авторитетное социологическое издание в ноябре 2012 года опубликовало повторную статью, отстаивая полученные результаты. Вслед за этим газета The New York Times признала, что ни в методике, ни в достигнутых выводах экспертиза не обнаружила никаких признаков нарушения научной корректности и этики. Примечательно, что в ходе проверки скрупулезно анализировались не только методика и выводы, но даже электронная переписка исследователей.

Так или иначе, но вся эта ≪техасская история≫ раскрывает удивительный смысл или скорее бессмыслицу того, чтo сегодня происходит. Когда ненаучное рассмотрение вопроса предваряет решения правительств и парламентов, а парламенты и правительства, поддаваясь мощному давлению сексуальных меньшинств, принимают национальные законы и даже пытаются перекодировать под них законодательство других стран. Историки знают, что гомосексуальные революции всегда предшествуют распаду государств, народов, империй. Так, может быть, изваять несколько копий соляного столпа, изображающего жену Лота, и расставить их напротив некоторых парламентов и конгрессов, так сказать, в назидание.

Полная версия материала опубликована в мартовском (№ 2013 г) номере журнала «Международная жизнь в рубрике «Колонка главного редактора».

 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»