Сланцевый газ вытесняет с рынка сжиженный природный газ. Сегодня импорт сжиженного газа в Америку практически находится на нулевом уровне. Последствия этого процесса сильно различаются в США и Европе. В Америке цена кубического фунта за три года снизилась с 15 до 3,8 доллара. Для того чтобы получить цену за тысячу кубометров, умножать нужно примерно на 35. Соответственно, процесс вытеснения с американского рынка практически закончился. США еще импортирует порядка 110 млрд кубометров газа по короткому трубопроводу из Мексики. От этого импорта тоже уже бы отказались, если бы не тот факт, что месторождение на 100% принадлежит американским компаниям. На самом деле тут не так все просто, но процесс, безусловно, набирает оборот.

Частично мы уже видим влияние сланцевого газа на европейский рынок. Предложение на рынке сжиженного газа в Европе растет, а цена падает. Именно поэтому европейцы постоянно давят на «Газпром»: стремятся уменьшить процент трубопроводного газа, цена которого считается по формуле от нефти, и увеличить долю газа, цена которого считается от сложившегося рынка на сжиженный газ. Это связано с тем, что сжиженный газ, который шел на американский рынок, устремился в Европу, то есть косвенное влияние этого мы уже видим и будем видеть в дальнейшем. О прямом влиянии можно будет говорить, когда Европа начнет самостоятельно извлекать сланцевый газ. Ведь Европа в состоянии полностью обеспечить собственные потребности и в газе, и в нефти за счет сланцев.

Есть очень много факторов, которые заставляют делать выводы о том, что этот процесс займет очень много, по сравнению с Америкой, времени. Во-первых, европейский бизнес куда более неповоротливый. Во-вторых, здорово отличается законодательство по недрам. В США недра принадлежат компаниям, а в Европе, как и в России, государству. В-третьих, неадекватное экологическое движение в Европе куда сильнее развито. Поэтому я думаю, что Европа начнет первые добычи сланцевого газа году где-то в 2018-м, а массовый характер это приобретет году в 2022-м. В ближайшее время на европейском рынке радикальных изменений я не предвижу. Под давлением Европы будет падать доля газпромовского газа, который привязан к нефти по цене, расти доля газа, которая считается по рынку сжиженного газа. Средняя цена газа будет либо падать, либо расти быстрее, чем могло бы быть. Однако радикальные изменения произойдут в течение следующих 10 лет. Я думаю, что к 2025 году Европа вообще откажется от импорта какого-либо газа в каких-либо количествах.

Для России самым правильным вариантом было бы сейчас продать «Газпром». А также «Роснефть», «Транснефть» и все государственные активы в этой отрасли. Это не шутка. Продать «Газпром» сейчас, когда он стоит относительно много, потому что через десять лет он будет стоить мало. Объективно мало. Не в два, а в десять раз меньше. Тут искать нечего. Разрабатывать свой сланцевый газ нет смысла — у нас и обычного достаточно. Сбрасывать цену, чтобы европейцы отказались от добычи сланцевого газа, тоже нет смысла — все равно начнут разрабатывать, ведь государства будут субсидировать эту деятельность. Всем хочется иметь независимость по импорту, а европейцам особенно. Предотвратить этот процесс нельзя — он объективный. Ровно так же, как нельзя было предотвратить в конце XIX века появление автомобилей.

Принципиально сланцевый газ и сланцевая нефть — одна и та же технология производства. Но в силу того что газ более летучий, процедура его извлечения из сланцев более простая. Для нефти этот процесс более трудный. Поэтому с добычей сланцевой нефти происходила задержка. И многие люди в финансовом мире до сих пор не понимают перспектив сланцевой нефти. Но тем не менее технология эта прогрессирует: производительность нефтяной скважины в Техасе за последний год увеличилась с 1—1,5 до 2—2,5 тыс. баррелей в сутки. И прирост идет за счет тех же сланцев. Технология удешевляется за счет уменьшения количества ступеней гидроразрыва. Я ожидаю, что к концу следующего года цена за скважину упадет с нынешних 5 до 3 млн. При этом растет совокупная отдача нефти за период жизни скважины. Все это приведет к тому, что себестоимость сланцевой нефти в будущем году упадет с нынешних 15 до 5—7 долларов, хотя и 15 долл. при выходной цене 85 долл. не самый плохой бизнес. Количество новых сланцев увеличивается как на дрожжах.