Ереван официально присоединился к Евразийскому экономическому союзу, который полноценно стартует 1 января 2015 года.

Примечательно, что ещё прошлой осенью на Вильнюсском саммите ожидалось подписание договора об ассоциации с ЕС со стороны Армении. Тогда, напомню, Тбилиси и Кишинёв вошли в буферную экономическую зону Евросоюза, а Киев в лице Януковича поступил многовекторно, после чего и случился переворот. Армения оказалась единственной республикой, осмелившейся сказать «нет» Европейскому союзу.

Тогда, год назад, армянская власть приняла решение, которое будет определять судьбу Армении и армянского народа в дальнейшем. Конкуренция европейской и евразийской интеграции впервые вошла в острую фазу, после чего украинский кризис лишь обострил проблему выбора союзников. Неправильное решение может стать прологом к гражданской войне — и уж совершенно точно к ней ведёт попытка продлить агонию многовекторности.

Мир втягивается в чёрную дыру мирового конфликта, грозящего стать войной, и выжить смогут только те страны, которые смогли стать самостоятельным центром силы.

Однако перед Арменией стоит ряд задач, которые важны не столько для Еревана, сколько для всего Союза. Армянская экономика, армянское общество и армянская политическая система сегодня являются примером для других республик. Как для тех, кто стремится в Союз (Киргизия и Таджикистан), так и для тех, кто пошёл по пути евроинтеграции (Молдова, Грузия, Украина) или продолжает играть в многовекторность (Узбекистан, Туркменистан, Азербайджан).

От успеха евразийской интеграции Армении будет зависеть судьба Союза — потому что на примере Еревана будет понятна жизнеспособность союзной экономики и союзного общества.

Транзитная интеграция: Грузия, Иран и выход на Каспий

Главная и ключевая проблема — отсутствие границы с Россией или с кем-то из союзников — ставит Армению в один ряд с Калининградской областью и Приднестровьем. Если в первом случае удалось организовать железнодорожный транзит через Прибалтику, то ПМР находится в заложниках у евроинтегрирующихся соседей и непризнанного статуса.

Но возможность ж/д транзита из Армении в Россию через Грузию сопряжена с открытием железнодорожного участка в Абхазии. Поэтому сугубо экономическая проблема становится проблемой внешнеполитической.

Железная дорога оживит экономику всех кавказских республик и повысит товарооборот. Однако она становится проектом, который невозможно решить без вовлечения всех участников. Следовательно, самым логичным решением была бы организация паевого общества железных дорог — где получили бы свою долю и армянская, и грузинская, и абхазская, и российская стороны. Таким образом, на Кавказе могла бы появиться первая межреспубликанская транспортная компания.

Причём создание такого железнодорожного общества на паях станет экономической площадкой для дальнейшей интеграции экономик региона, потому что на втором шаге после старта ж/д сообщения надо будет создавать склады, обеспечивать транзит и выстраивать логистику.

Однако проект создания паевого общества Кавказских железных дорог находится под постоянной угрозой политического кризиса и смены власти в Грузии. До тех пор, пока в Тбилиси сохраняется вероятность прихода к власти последователей Саакашвили, — быть уверенным в любых проектах с Грузией нельзя.

Вторая возможность встраивания Армении в союзный рынок находится в иранских портах Каспия. Исламская республика Иран является наиболее дружественным Армении соседом. Экспорт из Ирана уже обеспечивает армянский рынок. Теперь же, когда сама Москва взяла курс на экономическую интеграцию с Тегераном, стало возможно выстраивать совместные российско-армянско-иранские экономические проекты.

Так, если Ереван получит возможность транзитного экспорта и импорта через иранские порты прямо на рынки России и Казахстана — вопрос сухопутной границы будет решён. Армянский морской товарный транзит через Иран становится особенно актуальным в связи с планами создания зоны свободной торговли на Каспии.

Военная безопасность: передовой рубеж ОДКБ

Второй вызов евразийской интеграции в Армении лежит в военно-технической сфере.

Мало того, что Армения граничит с двумя недружественными государствами — Турцией и Азербайджаном, ко всему прочему непосредственно на армянских границах проживают турецкие курды. Проект Курдистан, который взорвёт Турцию, может в любой момент стать реальностью. Война между курдским обществом и турецким государством высоковероятна, потому что благодаря ИГИЛу карта военных действий расширяется. Малейшее вооружённое восстание в отдалённом курдском городе может поджечь весь регион.

Итак, Армения уже находится на передовой глобального конфликта, просто мы ещё не осознаём тот факт, что третья мировая, очевидно, будет гибридной войной. Однако гуманитарные катастрофы и геноциды будут явно негибридными, а такими же, как всегда.

Поэтому единственный шанс Армении выстоять перед грядущими испытаниями — перевести экономику в мобилизационный режим и интегрировать гражданскую и военную администрации.

Именно на армянских границах решится судьба ОДКБ — суждено организации стать полноценным военным союзом. Если же ОДКБ не сможет соответствовать военно-политическим вызовам XXI века, то России предстоит выстраивать двусторонние военные альянсы и разворачивать новые военные базы.

Ереван может за счёт военной интеграции войти даже в более тесный союз с Россией, чем Белоруссия. Потому что отражение совместных угроз и боевое братство объединяет намного сильнее, чем совместная торговля и товарооборот.

В целом, если в Ереване возьмутся за евразийскую интеграцию в Союзе также энергично и слаженно, как на подготовительном этапе, то Армения скоро сможет интегрироваться в союзное государство РФ и РБ. То есть даже обогнать Казахстан.

Все предпосылки для этого есть. Вопрос исключительно в воле и целях.