Уважаемые читатели!

На прошлой неделе в "Однако" уже поднималась тема того, как Бундесбанк забирает часть своего золотого запаса из хранилищ Парижа и Нью-Йорка.

Давайте остановимся на этом подробнее, поскольку у этой новости есть еще много интересных нюансов.

Партнёр моего партнера

На сегодняшний день Германия озвучила лишь намерение к 2020 году хранить у себя лишь 50% собственного золотого запаса, между прочим, второго в мире по массивности – 3.396 тонн. То есть, в данном случае, переместить 300 тонн из Нью-Йорка и 374 из Парижа в подвалы Франкфурта. Запасы в Нью-Йорке (37%) при этом продолжат существовать, и лишь Париж лишится немецкого золота полностью. Особое внимание вызывает формулировка, с которой немцы перемещают золото:

"…дабы вызвать доверие и уверенность на родине, а также для того, чтобы иметь возможность менять золото на иностранные валюты в центрах торговли золотом за рубежом в пределах короткого времени".

Приходит на ум мысль, что на наших глазах совершается изменение структуры, существовавшей со дня введения евро. Берлин полностью выводит свое золото из Парижа, с которым он имеет общую валюту и тем самым показывает, что в будущем Париж его не интересует как финансовый центр, в котором можно будет по мере нужды менять золото. Очевидно, по мнению Берлина Нью-Йорк в будущем сохранит эту функцию, но помимо него немецкое золото лежит еще в одном месте, и к этому хранилищу Германия не предъявила никаких требований. Это место – Лондон, где лежит 13% золотого запаса Германии. Британское хранилище вообще выпало из сводок новостей, а между тем с ним связано очень важное событие, произошедшее десять лет назад.

В 2000 году Бундесбанк имел в Банке Лондона 1.440 тонн золота. Затем поданным The Telegraph в 2001 году баланс опустился до 500 тонн (сейчас, кстати, он составляет 450). 940 тонн золота в течение года были изъяты из лондонских хранилищ и без лишнего шума перемещены во Франкфурт. По официальной версии, "из-за того, что стоимость хранения золота была непомерно высокой". В Америке немецкое золото хранится вообще бесплатно, поскольку, по мнению американцев, это придает веса доллару как мировой резервной валюте, однако же теперь выводят и его. Версия десятилетней давности выглядит совершенно надуманной – так зачем же немцы это сделали?

Эмброуз Эванс-Притчард в том же Telegraph озвучивает гипотезу – это в связи с тем, что Лондон в это время начал продавать золото по нижней планке цен, в связи с чем немцы испугались, что их собственное золото может уйти с молотка.

На самом деле, помимо очевидного риска здесь скрыто кое-что еще. Пословам Карла-Людвига Тиле, "после возвращения нашего золота из Лондона оно было подвергнуто тщательнейшей проверке. В результате часть слитков была переплавлена, чтобы соответствовать стандарту Лондонской Качественной Поставки, который является основой международной торговли золотом".

Господин Тиле совершенно забыл тот факт, что лондонское хранилище имеет дело только со слитками ЛКП, других там попросту не принимают. Если его банк был вынужден переплавлять часть полученного золота, значит, из Англии вернули некоторое количество подделок.

Тень Бреттон-Вудса

И здесь мы вынуждены вернуться к событиям второй половины двадцатого века, а именно 1968 года. Если хорошенько порыться в открытых архивах Банка Англии, можно найти там докладную записку C43/323, датированную 31 мая 1968 года и озаглавленную "Данные отдела по золоту и обмену валют – различное". В ней некто Робсон обращается к Рою Пирсу, на тот момент главному кассиру Банка Англии, а итоговым получателем записки стал Чарльз Кумбс, ответственный за операции с золотом и зарубежными валютами Федерального резерва США.

В записке недвусмысленно описывается, как во время Бреттон-Вудского соглашения два центробанка, Англии и США, в ходе сговора отправили в Германию золотые слитки заведомо низкого качества.

Для не читающих по-английски, только факты: минимум два центробанка сговорились минимум один раз, чтобы передать Бундесбанку то, что являлось 172 слитками "золота плохой поставки", и оба центробанка были осведомлены об этом. "Плохая поставка" произошла несмотря на предупреждения от официальных плавильщиков о том, что качество золота из US Assay Office заметно ниже стандарта, о чем и Банк Англии, и Федеральный резерв прекрасно знали. Вместо того, чтобы исправить положение дел, банки попросту договорились закрыть эту информацию от Бундесбанка. Золото было передано в Лондон для того, чтобы тот рассчитался с Берлином в рамках регулярных платежей.

Банк Англии обнаруживает несоответствие в американских золотых слитках, уведомляет Федеральный резерв, что среди его слитков обнаружено много "плохой поставки", но – и в этом соль – в этом случае, стороны предполагают держать это в тайне, поскольку слитки получил Бундесбанк. Это лишь одно документированное происшествие. Легко представить, что сотни тысяч слитков, по бумагам значившиеся как ЛКП, за годы Бреттон-Вудса несколько потеряли в весе. Неизвестно, сколько периферийных центробанков их получили как ЛКП, и можно представить, что случилось со слитками, находящимися на хранении в Нью-Йорке. Именно представить, поскольку реального способа проверить их качество не существует. Без дополнительных свидетельств все это лишь игра ума.

Таким образом, становится понятно желание Германии сохранить в тайне золотые операции с Лондоном, в частности, почему возврат 2000 года был проведен столь скрытно, хотя немцы имели полное право истребовать свою собственность. Если бы кто-нибудь озаботился хорошенько порыться даже в открытых источниках, это поставило бы под сомнение вообще весь золотой запас Германии, поскольку одному Богу известно, сколько раз происходила плохая поставка и каково истинное содержание золота в том металле, что хранится в ФРГ и для ФРГ. Тот факт, что часть его пришлось переплавить, говорит о том, что афера США и Англии была раскрыта, но до сих пор фактически оккупированная Германия была не в том положении, чтобы выдвигать претензии.

Раньше говорили "пошёл вон", а теперь "придите завтра".

Обращает на себя внимание срок возврата. 300 тонн немцы будут возвращатьсемь лет. Из того же Федерального резерва, который якобы хранит 6720 тонн золота в своем хранилище. Это при том, что в три раза больший объем был возвращен из Лондона в течение года. Естественно, весь мир подумал об одном – в подвалах Америки и Франции этого золота просто-напросто нет. Я не буду заострять внимание на широко разрекламированной проблеме вольфрамовых слитков. Любой интересующийся найдет достаточно информации о подделках, заполненных внутри вольфрамом и покрытых золотом, якобы обнаруженных китайцами и в ряде других банков по всему миру. Неизвестно, насколько эти подделки распространены, хотя вместе с данными по "плохой поставке" все это рисует интересную картину.

Даже если золото по-прежнему на месте, проблема может оказаться в другом. Неизвестно, чье это золото в наше время. Да, изначально американские банкиры выступили лишь как хранители этих ценностей. Однако золото из хранилищ Федерального резерва было многократно использовано банками для обеспечения взаимных займов и переобеспечения, когда кредитор использует залог своих клиентов для собственного займа. В результате есть шанс, что семь лет нужны Федеральному резерву для того, чтобы определить, кому какое золото физически принадлежит. Велика вероятность, что в процессе переобеспечения в качестве залога могло быть предъявлено золото, которое ни при каких обстоятельствах не имело права менять владельца.

Фольфрам или пустые хранилища – эти вероятности нельзя исключать. Но весьма возможно и то, что даже 5% предположительно хранящегося у него золота Федеральный резерв США не может вернуть просто потому, что не может сопоставить владельца и его металл. Это уже выплывало на поверхность в 2011 году, когда цепочка переобеспечения прервалась как раз на Лондоне. В результате произошла совершенно дикая история, связанная с самим HSBC, одним из двух наиважнейших хранителей золота в мире, в том числе не кого-нибудь, а самого SPDR Gold Shares, треста, владеющего более чем 42 миллионами унций (это больше, чем золотой запас Китая). HSBC был вынужден подать в суд на MF Global "с целью определить, является ли он или какое-либо другое лицо правомочным владельцем золота на $850.000".

Это уже самый край, потому что легальным образом ни один физический слиток золота не может переходить от владельца к владельцу, пока он на хранении. У него есть уникальный номер, и его нельзя изменять. Но именно это и привело к иску! Вместо нормальной процедуры оказалось, что найти владельца золота крайне сложно, поскольку слитки были многократно перезаложены в ходе кредитных операций. В результате HSBC в какой-то момент стал получать противоречащие инструкции от нескольких владельцев одного и того же золота. Тут не важна сумма иска, поскольку под ударом оказалось доверие к самому механизму хранения золота в фондах под чужим контролем. Сколько еще слитков вращается в кредитных операциях без ведома своих владельцев? Об этом задумался каждый.

Так что текущее положение дел – это вовсе не точка, это жирная такая запятая. Лишняя огласка совершенно ни к чему Германии, которая позволяет себе устами Андреаса Добрэ, члена Исполнительного Совета Бундесбанка, заявлять в ноябреследующее:

- дискуссии о сохранности золота за пределами Германии вызваныиррациональными страхами;

- дебаты об этом высосаны из пальца и не предъявляют весомых аргументов;

- отношения между Бундесбанком и Федеральным резервом СШАпревосходны на протяжении многих лет;

- Франкфурт не является торговой площадкой на золотом рынке, так что хранить золото в Нью-Йорке удобно со всех точек зрения;

- на протяжении 60 лет у Германии никогда не возникало проблем с хранением золота в США или сомнений в честности Федерального резерва;

- Германия будет продолжать использовать выгодное положение Нью-Йоркской биржи, чтобы пользоваться золотом в случае необходимости;

- хотя золото важно, основная задача Германии – бороться с кризисом доверия в еврозоне, на чем и следует сконцентрироваться.

Не проходит и нескольких месяцев, как официальный Бундесбанк совершает полный разворот и требует свое золото назад. Это значит лишь то, что все приготовления завершены и нужда в дымовой завесе отпала. Риск оказаться последними у золотохранилищ в тот момент, когда посыпятся все цепочки перекредитования и на каждый слиток объявится по пять владельцев, стал слишком велик. В мире сейчас обращается деривативов на $1 квадриллион, это примерно в 20 раз больше планетарного ВВП, и когда-нибудь все это будет представлено к погашению.

На самом деле Берлин давно понял, с чем имеет дело. Что именно он приготовил в ответ, у нас будет возможность узнать в самые ближайшие годы. Специалисты уже назвали происходящее объявлением финансовой войны, и на сей раз Германия выглядит обороняющейся стороной. Причем желание вернуть золото домой сразу же через слово связывается с улучшением отношений с Россией.

Неизвестно, какое участие принимал в этом Банк Франции, однако спустя две недели после объявления Бундесбанка, Франция начала операцию в Мали. Эта африканская страна является третьим по величине экспортером золота в Африке. Семь лет – это достаточный срок, чтобы удовлетворить запрос европейского партнера. Как гласит популярная шутка, Германия потребовала вернуть ей золото из подземных хранилищ Франции. Франция отправилась добывать его из-под земли.