Отца Иоанна Крестьянкина как-то спросила одна страждущая женщина, как не грешить. Вообще вопрос трудный и для святого. Дословно ответ я не помню, но смысл был такой — попробуйте не грешить в малом, тогда не будете грешить и в большом. Ключевое слово тут — «попробуйте».

Попробуйте не грешить в мыслях, сказал Крестьянкин. А может, и не так сказал — просто в памяти отложилось.

Почему народ так индифферентно отнесся к модернизации, посмеиваясь в кулак над предложением двинуть Россию вперед? А потому, что он не видит своей выгоды. Прямой и немедленной. Если бы ему сказали: в результате модернизации бензин станет бесплатным — наливай кто сколько хочет и поезжай, причем уже в конце года, то народ сразу бы проникся.

Президент заявил, что образование платным не будет. Поверил кто? Я таких пока не встречал. И не потому, что президенту не верят — ему как раз верят. Не верят в то, что что-то изменится к лучшему. Это очень странно. Внешне жизнь изменилась к лучшему капитально: все эти иномарки на улицах, все эти магазины, наполненные едой, все эти прелести заграниц и так далее. Но кого ни спросишь — а доволен ли ты, брат, жизнью, чувствуешь, как хорошо тебе сейчас, понимаешь, как волнительно и прелестно твое будущее — всяк кривится в унынии.

Обществу нужно будущее прямо сейчас, осязаемое, близкое и понятное. Фабрики — рабочим, земля — крестьянам, рябчики — буржуям.

Хорошо это или плохо — моральной точки зрения здесь не существует. Коммунисты так и не отдали землю крестьянам, но зато крестьяне поддержали советскую власть тогда, когда советской власти это было необходимо, чтобы осуществить свой проект.

Когда я говорю «общество», я, как всякий уважающий себя человек, не считаю его единым однородным организмом. В нем тоже необходимо найти те большие социальные группы, которые могут поддержать модернизацию — не как некий проект Медведева, а как свой проект, как возможность изменить свою жизнь к лучшему быстро и бесповоротно. То есть некий будущий средний класс. У нас строили средний класс на основе менеджеров среднего звена, людей, которые получили деньги и возможности случайно, в силу обстоятельств, как бонус при поступлении на работу. Понять, кто эти люди, нетрудно. Достаточно посмотреть рекламу, которая к ним обращается. Сразу видно, что это не высокооплачиваемые рабочие, не люди с семейным бизнесом, не владельцы кафе или пекарен. Это офисный планктон, который мечтает однажды стать начальником отдела, а то и дотянуть до руководителя подразделения.

Люди, которые традиционно составляют средний класс, в России давно брошены на произвол судьбы, обижены, оставлены за бортом и приравнены к быдлу.

Ведь не надо быть семи пядей во лбу, чтобы вычислить: основной социальной группой поддержки объявленной модернизации могут быть не ученые и не интеллигенция, не офис-менеджеры и не секретарши. Это мелкий и средний бизнес в возрасте от тридцати, отцы семейств. То есть люди, которые стоят на пороге жесткой консервативности. И при этом именно консервативность и будет мотивировать их поддержку модернизации, потому что, как я это часто пишу, в России модернизация обязательно приведет к созданию консервативного общества. Для того чтобы канализировать вечный конфликт д’Артаньяна.

Традиционный конфликт — молодой человек уезжает в большой город в поисках денег и славы. Только сейчас он едет, чтобы стать продавцом в ларьке, менеджером по продажам — он едет за бизнесом. У него нет образования, нет никаких моральных устоев, у него только одна цель — заработать деньги. Потому что он уезжает из хаоса и приезжает в хаос.

Для того чтобы он ехал не за бизнесом, а за наукой, необходимо традиционное общество, которое он покинет с такой же энергией, как и нынче, но при этом у него будет хотя бы хорошее среднее, а может, и специальное образование, у него будет то, что раньше называли «воспитание», впитанные с молоком матери традиционные ценности, у него будет перед глазами пример того, как люди «сами себя делают». Только в таком обществе может существовать идея, что ученый — это хорошо, престижно, что это уважаемая профессия.

Насколько я знаю, из всех форумов, посвященных модернизации, которые сейчас намечаются в России, только «Стратегия-2020», который пройдет 31 мая в Сколково, будет рассматривать вопрос о привлекательности курса модернизации среди населения через конкретные выгоды. Все остальные так и останутся на прошлогодней стадии: дележки экспертами власти, которую им никто не даст, и денег, которые они не получат.

Любой архитектор парков знает, что бессмысленно пролагать красивые извилистые дорожки — люди протопчут тропинки там, где короче. Поэтому нормальные архитекторы при составлении плана парка учитывают тропинки и уже по ним строят дорожки.

Так и модернизация невозможна без учета путей, по которым она должна пройти, скажем так, природно, то есть без учета желаний и мотиваций социальных групп, которые станут основой процесса — не двигателем, а основой. А завербовать эти группы, как я уже написал выше, можно, только вернув их в «топ» СМИ, рекламы, общественной жизни. И делая им подарки — небольшие, но частые.

Хотя бы в течение ближайших пяти лет.