С одной стороны, политика официального Душанбе, вот уже сколько лет пытающегося усидеть на двух стульях, не может не вызывать восхищения. Как тут не вспомнить ласкового теленка, сосущего одновременно двух коров. Во время визитов в Москву таджикский президент заверяет российское руководство в своих лучших чувствах и абсолютно то же самое делает, общаясь с американцами. Вот она, настоящая многовекторность с диверсификацией.

В принципе, наверное, так и должен вести себя президент небогатого и, мягко говоря, не очень развитого государства. Как правило, маленькие страны только выигрывают, приобретая больших друзей. Но могут и проиграть, если будут слишком долго пытаться водить за нос партнеров, считая себя умнее всех.

5—6 июля в Душанбе побывала делегация конгресса США, которую возглавлял член палаты представителей Дэн Бертон. По итогам визита он сделал как минимум два весьма интересных заявления. Во-первых, после вывода сил коалиции из Афганистана в 2014 году Соединенные Штаты увеличат объемы технической помощи структурам обороны и безопасности Таджикистана, который Бэртон назвал «важной страной в Центральной Азии», играющей «ключевую» роль в обеспечении региональной безопасности.

И действительно, расположенный в самом сердце Центральной Азии Таджикистан имеет не только протяженную и плохо контролируемую границу с Афганистаном (из-за чего играет важнейшую роль в наркотрафике), но и сам часто служит источником нестабильности. Именно с его территории боевики неоднократно проникали в соседний Узбекистан и Киргизию.

Второе значимое заявление Бертон сделал на пресс-конференции в Душанбе. Как передает таджикская служба «Радио Свободы», Таджикистан может стать местом дислокации новой американской базы. Речь идет об альтернативе аэропорту «Манас» близ Бишкека, где с 2001 года размещена военная база НАТО «Ганси», переименованная в 2009 году в «Центр транзитных перевозок» (ЦТП).

Как сказал глава делегации конгресса США, «на этапе вывода войск НАТО из Афганистана в 2014 году американская база «Ганси» в Кыргызстане будет закрыта, а для противодействия опасности и угрозам экстремистских и террористических групп, особенно «Аль-Каиды» и движения «Талибан», необходимо своевременное созданиие нового центра реагирования и обеспечения».

Сегодня «Ганси» — важнейший перевалочный пункт, используемый США для операции в Афганистане. По данным министерства обороны США, ежемесячно через базу в Афганистан и обратно следуют 15 тысяч военнослужащих сил коалиции и 500 тонн грузов.

Есть, правда, точка зрения, что для логистической поддержки сил коалиции база несколько великовата и что второй (если не первой) по степени важности и перспективности целью ее создания является Китай, до которого от Бишкека гораздо ближе, чем до Афганистана, но это уже совсем другая тема.

Делегация конгресса была принята президентом Таджикистана. В ходе встречи, как сообщалось в отчетах местной прессы, состоялся обстоятельный разговор о путях расширения политического, экономического, торгового и инвестиционного сотрудничества двух стран. За несколько дней до этого таджикский президент Рахмон в поздравительной телеграмме Бараку Обаме по случаю Дня независимости США обещал значительно усилить американское направление внешней политики Таджикистана.

Сейчас таджикско-американское сотрудничество особенно активно развивается по линии укрепления безопасности границ, а также подготовки натовскими специалистами военнослужащих различных структур специального назначения, существующих в составе вооруженных сил, Национальной гвардии, погранвойск и милиции Таджикистана. Российские военные аналитики утверждают, что, несмотря на присутствие российской оперативной пограничной группировки, защитники границ Таджикистана находятся под контролем американцев.

Более того, военные источники «Независимой газеты» сообщают, что Рахмон планирует передать США аэродром «Айни», модернизацию которого проводила Индия. До последнего времени считалось, что Россия не без основания рассчитывает получить эту базу, да и таджикские руководители не раз и не два заявляли, что передадут «Айни» только России.

Усиливая американское направление в своей внешней политике, Душанбе одновременно торгуется с Москвой по поводу продления сроков аренды 201-й российской базы в Таджикистане. Срок ее пребывания в стране истекает осенью 2014 года, согласно соглашению от 16 октября 2004 года, подписанному на десять лет. «Однако» не раз писал, что таджикская сторона выдвигает неприемлемые для Москвы условия дальнейшей аренды, причем переговоры явно затягиваются и сроки, в которые Душанбе обещает определиться, постоянно переносятся. Вот и на этот раз министр обороны России Анатолий Сердюков полагает, что в октябре «таджикистанские коллеги будут готовы и подпишут все документы». По его мнению, плата за аренду останется прежней. Вообще, если рассуждать логически, то вывод 201-й базы с территории Таджикистана будет означать многократное усиление угрозы для самого режима Рахмона. Присутствие в стране российских военных — это серьезный фактор стабильности и даже в значительной степени гарант сохранения нынешнего строя. Резкий рост числа сторонников фундаментализма и приверженцев экстремистских течений в сочетании с предстоящим выводом войск НАТО из Афганистана не могут не беспокоить таджикское руководство.

Эту же мысль высказывает в интервью «Росбалту» главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко. «Таджикистан занимает крайне неконструктивную позицию, скатываясь вслед за Азербайджаном к совершенно надуманным требованиям о непропорциональном увеличении арендной платы за эксплуатацию Россией военных объектов. Президент Таджикистана должен отдавать себе совершенно четкий отчет о том, что уход России из Таджикистана с точки зрения военного присутствия будет означать потенциальную возможность дестабилизации режима сразу же после того, как американцы уйдут из Афганистана. Эмомали Рахмону просто не на кого будет опереться с точки зрения надежных и предсказуемых союзников», — сказал Коротченко. И далее: «Просто не надо церемониться там, где не надо церемониться. В конце концов, у России развязаны руки, чтобы действовать не менее жестко, чем это делают США при необходимости. Полагаю, что для России критически важно задействовать все рычаги влияния, которые могут у нее быть, и на таджикское руководство, да и на руководство других стран СНГ».

Скорее всего, Рахмон и его окружение прекрасно понимают, что без поддержки России им не удержаться. Америка слишком далеко и вряд ли захочет ввязываться в новую бесперспективную вой ну, только-только выбравшись из Афганистана. Другое дело, что хочется потянуть время и подольше поторговаться, в идеале — до бесконечности долго. Но это вряд ли.