Сейчас, когда ситуация на западе Казахстана вроде бы нормализуется (по крайней мере Генеральная прокуратура республики заявила, что после 18 декабря правонарушений там не зарегистрировано), можно попытаться понять, что же все-таки произошло. Канва событий выглядит следующим образом.

Беспорядки в городе Жанаозене начались 16 декабря, в День празднования независимости Казахстана, когда полиция попыталась оттеснить несколько сотен рабочих «Озенмунайгаза» (подразделения компании «Казмунайгаз») с городской площади, на которой они собирались начиная с июня практически ежедневно.

В компании, которая испытывает серьезные материальные и организационные трудности, работают около 14 тысяч рабочих, занятых на 41 объекте в Западном Казахстане. Они требовали повышения заработной платы, таких же, как у иностранных специалистов, прав и льгот, возможности создать свой профсоюз. После того как полицейские попытались разогнать демонстрантов, рабочие, одетые в униформу компании, а также их сторонники из числа местных жителей разгромили смонтированную перед праздником сцену и напали на чиновников и стражей порядка. Полиция ответила слезоточивым газом и выстрелами. Судя по переданной информации, во время беспорядков сожжено как минимум 46 зданий, в том числе здание муниципалитета, гостиницы, офис компании «Озенмунайгаз», а также дом ее директора.

17 декабря президент Нурсултан Назарбаев ввел в Жанаозене режим чрезвычайного положения. Сообщается по меньшей мере о 14 погибших, 100 раненых и 70 задержанных. С июня этого года, когда начались массовые протесты, полиция не раз разгоняла демонстрантов, но никогда до этого полицейские не открывали огонь. Точно так же никогда до этого демонстранты не прибегали к насилию.

Беспорядки произошли и на железнодорожной станции Шетпе, примерно в 145 километрах к северо-западу от Жанаозена, где около 300 человек остановили пассажирский поезд Мангышлак — Актобе. В результате на несколько часов оказались заблокированы семь пассажирских и девять грузовых составов. Полиция прибыла около 18 вечера и в течение двух часов пыталась разогнать толпу. Во время столкновений один человек погиб. Около 50 человек подожгли поезд и направились в город, где принялись бить окна и громить припаркованные автомобили и магазины. Полиция блокировала город и вскоре очистила улицы от толпы.

18 декабря примерно 500 человек (в основном нефтяники) провели мирный митинг на площади Согласия в административном центре Мангистауской области Актау, что в 200 километрах от Жанаозена. В тот же день в городе Жетибай (расположенном между Актау и Жанаозеном) рабочие-нефтяники провели забастовку в знак солидарности со своими товарищами, а 19 декабря в Актау около 2 тысяч человек вышли на новую демонстрацию.

Надо заметить, что Западный Казахстан — самый бедный регион страны (несмотря на то что главные разведанные запасы нефти и газа находятся именно здесь). Другой важный момент: беспорядки начали вроде бы рабочие-нефтяники, которые после месяцев мирных демонстраций вдруг прибегли к насилию. И везде их поддержала часть местного населения. Во время стычек в Жанаозене и Шетпе демонстранты использовали «коктейль Молотова», камни и арматуру. Сам факт, что они знали, где живет директор «Озенмунайгаза», говорит уже о многом.

Реакция казахстанских властей была быстрой. Жанаозен полностью блокировали, оставив на время без связи с внешним миром. Это было сделано, чтобы локализовать беспорядки и не допустить их возникновения в других частях страны, где также могут находиться единомышленники нефтяников.

Впрочем, казахстанские власти считают, что массовые беспорядки были инспирированы извне. Это явный намек на тайную поддержку протестантов со стороны находящихся в эмиграции оппонентов Назарбаева Мухтара Аблазова и Рахата Алиева.

«Я считаю, что волнения спровоцированы извне радикальными оппонентами президента Назарбаева, — говорит директор международных проектов Института национальной стратегии Юрий Солозобов. — Тот факт, что это произошло в день празднования 20-летия независимости Казахстана, весьма показателен. Цель этой очевидной провокации если не дестабилизировать ситуацию в стране целом, то хотя бы подвергнуть сомнению стабильность Казахстана».

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев считает, что рабочие Жанаозена оказались «разменной картой в руках противников власти, скрывающихся за границей, инструментом для расшатывания стабильности».

Но можно копнуть еще глубже. Казахстан вместе с Россией вплотную приблизился к реализации одного из самых масштабных проектов в современной истории — созданию Евразийского союза. Для кого-то воплощение в жизнь этого замысла может быть серьезнейшим геополитическим вызовом, на который нужно как-то отвечать. Массовые беспорядки с перспективой более масштабного конфликта — чем не ответ?

Как утверждают многие пользователи Интернета из Казахстана, массовым беспорядкам предшествовала целая пропагандистская кампания в социальных сетях, в ходе которой людей открыто призывали выходить на улицы. Так что предположение о том, что нефтяников «использовали», вполне имеет право на существование. Вот только кто?

Ответ на этот вопрос подскажет само развитие ситуации. Существует вероятность того, что акции протеста и сопутствующие им случаи насилия, рассчитанные на ответную реакцию властей, могут попытаться распространить на весь Западный Казахстан и даже на сопредельные регионы России. Именно в этой части Казахстана чаще всего происходят вылазки экстремистов: по данным наших источников, здесь насчитывается до тысячи подготовленных боевиков. Не все благополучно и в соседней Астраханской области, где проживают десятки тысяч этнических казахов и выходцев из других стран Средней Азии, в том числе и нелегалов.

Кстати, о своей поддержке протестующих заявила подпольная казахстанская группировка «Солдаты халифата», взявшая на себя ответственность за ряд совершенных ранее террористических акций. «Солдаты» выложили в Интернете видеозапись, в которой призывают нефтяников продолжать борьбу против правительства, «целью которого является уничтожение духовных ценностей казахского народа». Помимо этого в обращении содержится требование отменить недавно принятый в Казахстане закон о религии.

И хотя до сих пор нет никаких фактов, которые бы указывали на связь «Солдат халифата» с событиями на Мангышлаке, можно предположить, что они пытаются извлечь выгоду из ситуации, привлечь к ней внимание как экстремистских группировок, так и отдельных индивидуумов.

Судя по всему, Астана обеспокоена не на шутку. Несмотря на многочисленность и хорошую профессиональную подготовку местных спецслужб, власти республики могут прибегнуть к помощи профессионалов из-за рубежа. Как сказал в интервью РИА «Новости» министр иностранных дел Казахстана Ержан Казыханов, рассматривается возможность приглашения «представителей правоохранительных органов отдельных стран, которые имеют богатый опыт в профессиональном расследовании подобных массовых правонарушений».

фото: РИА «НОВОСТИ»