Фактический ультиматум России — устраниться от власти, предъявленный бессменному руководителю Приднестровской Молдавской Республики Игорю Смирнову, оформился в уголовное дело о хищении 160 млн рублей. В ответ четырехкратный президент Приднестровья дал резкий «крен в многовекторность»: после двух десятилетий прямой военной и финансовой зависимости от Кремля Смирнов начал обвинять Россию в «планах предательства Приднестровья» и даже объявил о готовности войти в состав Украины. Шансы сохранить власть у Смирнова при всех сценариях приближаются к нулю, поэтому ставку он делает главным образом на свои возможности «нанести неприемлемый ущерб России».

Очередные выборы президента ПМР назначены на 11 декабря этого года. Основным кандидатом на эту должность — уже в пятый раз — станет действующий президент республики. 70-летний Игорь Смирнов, контролирующий жизнь непризнанного государства на протяжении всего его существования, взнуздал весь доступный ему по должности админресурс. Во-первых, чтобы справиться с фактически равными ему по популярности конкурентами — спикером парламента Анатолием Каминским и оппозиционером Евгением Шевчуком. Во-вторых, чтобы дезавуировать московские обвинения хотя бы на внутреннем информационном поле.

Суть конфликта: две концепции

Несмотря на явные преимущества Смирнова, единственный партнер и главный источник финансовой помощи республики — РФ через партию «Единая Россия» демонстративно поддержала другого кандидата, руководителя местного партии «Обновление» Каминского.

Давний конфликт между Тирасполем и Москвой, до того проходивший в жанре личных увещеваний президента ПМР, вошел в предпоследнюю явную фазу. О том, какова природа этого противостояния, имеется две точки зрения. Первая озвучивается приднестровским официозом: согласно ей, нынешнее прозападное руководство России выступает за «европейское решение приднестровской проблемы» на основании «признания территориальной целостности Республики Молдова». То есть нынешний Кремль как бы намерен предать непризнанную республику и потому желает устранить единственное препятствие к безболезненной сдаче — президента Смирнова.

Вторая концепция — «московская» — проста: метрополию стал раздражать масштаб разворовывания смирновским кланом российских трансфертов и его неготовность прекратить это занятие. Ибо помимо никогда не оплачивавшегося российского газа (на сегодня объем долга Приднестровья составляет около 2,5 млрд долларов) члены президентского клана не пожелали оставить в покое и регулярно перечисляемую гуманитарную помощь, составляющую около 25 млн долларов в год.

В конце октября эта московская позиция оформилась в конкретное уголовное дело о хищении 160 млн рублей из очередного трансферта. Дело было возбуждено против сына Игоря Смирнова Олега, председателя Приднестровского республиканского банка Олега Бризицкого и других. Сыну президента, в частности, вменили в обязанность явиться в московские следственные органы и сообщить о деятельности многочисленных юридических лиц, открытых им в Москве под крышей официального представительства Приднестровья. По версии следствия, в период с ноября 2008 по ноябрь 2009 года «Бризицкий по предварительному сговору со Смирновым и другими лицами совершили хищение путем присвоения и растраты денег», выделенных Россией Приднестровью, в том числе в виде гуманитарной помощи для выплат надбавок пенсионерам и поддержки сельскохозяйственного комплекса ПМР.

Следует отметить, что на публичный конфликт со Смирновы-мстаршим Москва пошла с большой неохотой: в течение месяцев президенту ПМР предлагалось «уйти по-хорошему» в обмен на все возможные привилегии. Однако руководитель республики на мирное сложение полномочий не пошел.

Во внутриприднестровской аналитике это объясняется «существованием разногласий относительно Приднестровья в самой Москве» и «вероятным пересмотром политики Кремля в отношении Смирнова после мартовских президентских выборов в России». Фактически, вероятно, речь идет об уверенности приднестровского лидера, что он сможет поставить РФ в безвыходное положение, ведь «слить» уже избранного Смирнова будет политически невозможно.

Игры в самостоятельность

Вероятно, именно эти соображения подтолкнули Игоря Смирнова к ряду довольно неожиданных в его положении действий: руководитель ПМР начал в некотором роде пародировать президента Украины Виктора Януковича с его «многовекторностью».

Так, на рассмотрение республиканского парламента Смирновым был внесен законопроект «О целях и принципах переговорного процесса с Республикой Молдова», являющийся частью подготовки к назначенной на 30 ноября — 1 декабря консультативной встрече в Вильнюсе в формате «5+2» (стороны конфликта, гаранты — Россия и Украина, ОБСЕ и два наблюдателя — Евросоюз и США). Концепции Молдавии и Приднестровья диаметрально противоположны: Молдавия настаивает на своей территориальной целостности, Смирнов предлагает рассматривать переговоры как «реализацию воли народа ПМР, выраженной в ходе всенародных референдумов, и создание условий для окончательного международного признания государственной независимости Приднестровской Молдавской Республики». Таким образом, практическая ценность переговоров для Смирнова — исключительно в демонстрации Москве своей готовности «говорить с Европой напрямую».

Это, отметим, не мешает приднестровским СМИ рассказывать населению о существовании «плана Медведева — Меркель», призванного вернуть ПМР в Республику Молдова и «обречь приднестровский народ на жалкое существование в качестве третьесортного населения в составе второго румынского государства». Еще более неожиданное заявление президент Приднестровья сделал в интервью украинской газете «Украина Молода». Рассуждая о своей республике, глава ПМР неожиданно высказался: «Это территория Украины, если говорить откровенно. Уточняю, Советской Украины в составе СССР. Потому что Приднестровье было автономией УССР 16 лет. А как оно теперь? Что вам сказать… Понимаете, это должно прийти снова в головы людей. А это желание быть с Украиной, считаю, никуда и не делось. Конечно, с самого начала это была идея украинства и будет идеей нашего украинства. А вот другое дело, как к этой идее относятся другие…» По словам Смирнова, украинская община «всегда сможет опять провести референдум», и, «если решит народ быть с Украиной, значит, так тому и быть».

Надо сказать, что с наименьшим энтузиазмом к этой идее отнеслась сама Украина. Во-первых, потому что в рамках официального курса на евроинтеграцию это государство в принципе не может допустить иной позиции по приднестровскому вопросу, кроме промолдавской. Во-вторых, как с горечью отметил лидер Общества украинцев Приднестровья Леонид Ткачук, «после того как Смирнов дал интервью, некоторые украинские политики испугались очевидных вещей… Если бы Россия и Украина договорились, то они уже давно бы решили проблему Приднестровья именно так, как того хочет народ ПМР. К сожалению, Россия видит в этом только свои интересы. А Украина вообще не знает, «видит» ли она. У нее политика невмешательства».

Коротко говоря, Украина, последние два десятилетия играющая с Россией именно в капризного «младшего брата», просто неспособна быть «старшим братом» для какой-либо конфликтной территории. В особенности если речь идет о такой территории, как ПМР.

Таким образом, вся внезапная самостоятельность Игоря Смирнова является чистой буффонадой: сохранение им даже не власти, но хотя бы просто гарантированного статуса возможно было исключительно на российской орбите. Чем для так называемых одиозных лидеров заканчиваются любые попытки договориться о собственном будущем с Западом, сегодня существует уже достаточное количество примеров, и Смирнов о них, несомненно, помнит.

Таким образом, настоящую ставку приднестровский лидер делает отнюдь не на президентство Путина, а на тот объем вреда, который он может принести России как в регионе, так и на международном уровне. Смирнов надеется, что этот ущерб будет признан метрополией неприемлемым и она предпочтет продолжить финансирование его клана как правящего в республике.

А деньги идут

Тем временем даже переход конфликта с президентом Приднестровья в «горячую» фазу не заставил российское руководство отказаться от финансовой поддержки населения и хозяйства республики.

Так, в разгар конфликта, 9 ноября, в Приднестровье поступил очередной транш финансовой помощи из метрополии — очередные 100 млн рублей, предназначенные на «предоставление кредитов и беспроцентных займов субъектам агропромышленного комплекса и малого предпринимательства, а также гражданам на развитие личных подсобных хозяйств».

До конца года в республику, как ожидается, поступит еще 100 млн рублей от России.

фото: СЕРГЕЙ МИХЕЕВ/КОММЕРСАНТЪ