Свершилось. Высокопоставленный представитель НАТО объявил нас противником этой организации. Хотя бы в этом вопросе не самое последнее лицо в Североатлантическом альянсе (а НАТО, напомним, — главный институт, скрепляющий воедино угасающую западную цивилизацию) — не солгало.

В общем, нельзя сказать, что мы сами об этом не догадались раньше полуофициального объявления. Также трудно поверить, что политика Запада по отношению к России теперь как-то сильно изменится — она и так была враждебной и лишь притворно «партнёрской». Гораздо интересней те обстоятельства, которые заставили Запад признать «недружественность» своих намерений. Что же такого ужасного мы сделали так называемому «свободному миру» за истекшие дни и недели?

Естественно, причина кроется в разворачивающихся на Украине событиях. Естественно, США (и их партнёры по НАТО — куда ж им деваться) недовольны тем, что мы не желаем признавать узурпацию власти в Киеве фашистской хунтой. Киевский путч был организован западными «партнёрами», и путчисты представляют интересы Запада. Всё это понятно и предсказуемо. Однако, несмотря на громогласные обвинения в «агрессии против Украины», «поддержке сепаратистов» и «вмешательстве в дела суверенной страны», — реальные действия России скорее можно назвать пассивно-выжидательными, чем агрессивными.

Так в чём же дело? Может быть, речи западных политиков просто не успели переписать? Ведь сейчас есть почти 100-процентная уверенность в том, что действия хунты направлены именно на провоцирование ввода Россией войск.

Уже понятно, что, как и во время предыдущих провокаций, у хунты нет реальной силы, способной подавить вооружённое сопротивление. Сейчас в районе Славянска и Краматорска со стороны хунты реально участвует в огневом контакте — не более сотни… единиц личного состава различных ведомств и наёмников (назвать их бойцами не поворачивается язык). Их задача — вовсе не «зачистка» мятежных населённых пунктов. В их задачу входит провоцирование сил сопротивления на открытие ответного огня по пассивно бездействующим военным. Чтобы после огня со стороны восставших у согнанных отовсюду военнослужащих не возникало крамольных сомнений, чтобы они наконец-то начали стрелять, а не договариваться с жителями осаждённых городов и сёл о расстреле боекомплекта в воздух.

Уже понятно, что преступление в Одессе не имеет никакого рационального объяснения и, тем более, никак не поможет сохранить «единство Украины». Оно способно вызвать только ненависть к существам, его совершившим. Это преступление рассчитано на эмоциональную реакцию. Советники и кукловоды хунты цинично играют на человеческих чувствах, чтобы развязать у «туземцев» масштабное кровопролитие. И хунте, и её заокеанским хозяевам очень нужно, чтобы при виде обгоревших тел одесситов и при прочтении злорадного восторга фашистов — сжались кулаки у жителей Одессы, у восставших Донбасса и у жителей России. Им нужно, чтобы в подтверждение их же собственного мифа о «кровавой агрессии» — начали разыскивать и убивать малолетних дур, разливавших «коктейли Молотова». Им нужно, чтобы жители Славянска и Краматорска сразу открывали огонь на поражение, а не пытались разговаривать со своими всё ещё согражданами в военной форме.

Им нужно, чтобы кровь полилась рекой. И чтобы ответственность за эту кровь можно было приписать «террористам-сепаратистам» и «российским оккупантам». Им нужно, чтобы Россия не смогла терпеть убийства и страдания. Чтобы она уже наконец-то заняла отведённое ей режиссёрами место «агрессора» в разыгрываемом на «туземной» крови спектакле. Чтобы она стала играть по чужому кровавому сценарию.

Но надо понимать, что люди, гибнущие и страдающие от фашистов на Украине, — это наши люди. Это те, кто поднимает российские флаги, надеясь на нашу помощь и защиту. Это те, кто выбрал своим знаком отличия георгиевскую ленточку — символ русской победы над фашизмом. Они гибнут и страдают не только за свою судьбу и человеческое достоинство — но и за нашу общую судьбу. Они гибнут и за Россию. И есть черта, за которую Россия не может позволить им отступить.

Новые украинские фашисты видят в них ту силу, которая один раз уже раздавила фашистскую гадину, и от этого такая лютая ненависть. Если бы появился какой-нибудь новый Гитлер, начавший новый «натиск на Восток», — украинские наследники бандеровцев с удовольствием пошли бы служить такому хозяину. И, как и прежде, — карателями, вертухаями и палачами: это им по нраву. И что самое интересное — их надежды на такую службу не совсем беспочвенны. Новый «натиск на Восток» уже почти официально начат. Следовательно, необходимость в туземных прихвостнях уже появилась.

Правда, наследники бандеровцев согласны идти по следам чужой военной машины, а не вместо неё под пули. И здесь им придётся жестоко разочароваться. Нынешние «гитлеры» — сами из породы падальщиков. Им нужны не трусливые шавки, а пушечное мясо, которое можно отправить на убой вместо себя. А новые бандеровцы, даже официально став нацгвардией и «спецотрядами МВД», — не способны вести бой с вооружённым противником. Так же, как их идейные предки, они могут воевать только с безоружными, пока им не «прилетает в обратку». Эти «герои» готовы убивать за свои идеи, но не готовы умирать. И поэтому даже на видео, повествующем об их суетливо-трусливом «геройстве», главная команда — «уходим быстро!». Пока не подоспело возмездие за «геройство».

…Теперь ещё раз о главном.

Сегодня среди моих знакомых, как в России, так и на Украине, звучит один и тот же вопрос: почему в ответ на бессмысленную жестокость Россия не ввела войска? Почему она не помогает тем, кто сегодня гибнет за то, что осмелился поднять флаг с Двуглавым Орлом и надеть георгиевскую ленточку? Неужели Россия боится западных санкций и готова предать тех, кто уповает на нашу помощь и поддержку?

Ответ на этот вопрос не прост. Россия не может себе позволить принимать эмоциональные решения, которые к тому же хладнокровно провоцирует теперь уже почти официальный противник. Для нас на кону не имперские амбиции и не экономические выгоды — а расстановка сил и стратегические позиции в новом глобальном противостоянии. И если ввод войск окончательно оторвёт от нас хотя бы часть бывшей Украины — эту часть наш противник немедленно превратит в свой плацдарм.

Да, нам нужна вся бывшая Украина. Не оккупированная и не включённая в состав России. Нам нужна дружественная Украина или как минимум — нейтральная. До начала раскачки стабильности на Украине США и НАТО вполне открыто говорили о «сдерживании России». «Сдерживание» — предполагает сохранение положения сложившихся позиций противников. Однако не Россия, а США и их европейские партнёры перешли в наступление, когда совершили переворот в Украине, имевшей до того нейтральный статус. И теперь, когда единственным содержанием программы хунты является противостояние с Россией, — нам необходимо не просто уничтожить коричневую чуму — но обанкротить её программу, на века сделав прививку от фашизма всем жителям бывшей Украины. А ввод войск — это подтверждение лживой пропаганды фашистов.

Да, ввод войск спасёт жизни многих достойных людей. И заберёт жизни многих недостойных, обманутых пропагандой и просто случайных людей. Но сделав этот шаг — мы должны будем идти до конца. Мы не можем себе позволить остановиться на границах Юго-Восточных областей, или на Днепре. Да, мы можем выкорчевать фашизм силой. Но чтобы Украина навсегда избавилась от вируса фашизма — она должна сама понять, что он собой представляет, избавиться от иллюзий и вынести ему приговор.

Только поэтому мы не должны вмешиваться в ход событий силой оружия, позволив жителям бывшей Украины разобраться во всём самим. По крайней мере, до тех пор, пока в естественный ход событий не вмешается слишком нагло наш противник. Это — наша красная черта, переход за которую не позволит нам бездействовать. Но ответ на пересечение черты будет дан не Украине — а зашедшему слишком далеко западному миру. У нас есть чем ответить, даже невоенными методами — мало не покажется.

Сегодня Запад боится нас. Проигрывая в партии «сдерживание России», он пошёл в наступление. Но в наступление непрямое. Сейчас Запад хочет поджечь Украину, как поджигают степь, чтобы ветер гнал огонь в сторону противника. Но, стоя с факелом в руке, западные лидеры должны понимать, что могут и не угадать направление ветра. Смрадный дым и огонь пожарища могут пойти в их сторону.