У нашего питерского писателя Сергея Носова есть изящный рассказ «Белые ленточки». В рассказе по ходу действия выясняется, что в стране проводится кампания «всенародного покаяния». Каяться надо официально, в специальных пунтах приёма покаяний. В стандартных покаянных листах значатся в общих чертах преступления большевизма, сталинизма, ГУЛАГ. Но по желанию в пустые графы можно вписать и что-то от себя. Например, покаяться за правление Ивана Грозного. Или Владимира Мономаха. После приёма покаяния покаявшемуся выдают белую ленточку. И ставят специальную покаянную печать в паспорт. Покаяние сугубо добровольное. Но без покаянной печати и в больницу не принимают, и в гостиницу могут не поселить…

Это, конечно, фантастика. Художественный вымысел. Рассказ впервые был опубликован в журнале «Новый Мир» в январе 2011 (!!!) года. В вышедшем позднее отдельной книжкой сборнике «Полтора кролика» автор иронически недоумевает, каким образом его скромный опус смог послужить причиной возникновения целого общественного-политического движения. Однако, можно сказать, предвосхитил.

А я совсем недавно принимал участие в ток-шоу на нашем питерском телевидении. Тема была: неонацизм. А подразумевался, конечно, всё тот же «страшный русский фашизм», что и всегда. В питерской студии было несколько патентованных либералов, которые против русского национализма и шовинизма, и вполне сочувственно относятся к инородцам. А из московской студии им оппонировал Егор Холмогоров во френче и с тростью, защищая русский национализм и русскую культуру от инородцев и толерастов.

Однако вот что удивительно. В одном существенном моменте и либералы, и националисты оказались заодно. Либералы несколько раз высказались в том ключе, что сталинизм хуже гитлеризма, или что никакой разницы. И Холмогоров настойчиво твердил, что наши деды сражались не с фашизмом (точнее, не с германским нацизмом), а с иностранными захватчиками. Иначе надо признать, что коммунизм сражался с нацизмом и победил. А этого, по Холмогорову, никак нельзя признавать. Потому что коммунизм хуже фашизма. А наши деды не сражались против фашизма. То есть, собственно, против фашизма мы ничего и не имели. Пускай себе. Лишь бы нас не трогали. Но раз тронули, то получите. Вот такая священная война.

Однако это ложь. Нет, сударь. Именно против фашизма, против нацизма, против человеконенавистнической системы и идеологии сражались наши деды. Против торжества звериной теории о том, что одна нация или раса имеет превосходство над остальными, а все другие, второсортные, могут быть порабощены или уничтожены. Против адской морали, оправдывавшей любые злодения, против дьявола, за Бога, за добро, за человечность сражались наши деды, а не только за то, чтобы их не трогали на их печи и огороде.

И за родину. За нашу советскую родину. За идеалы социализма. И, да, за товарища Сталина.

С либералами всё давно понятно. Но несколько странно сознавать, что наши «русские националисты» испытывают нехватку патриотизма. Видимо, проявляется их мелкобуржуазная натура. И вот они уже готовы вместе с либералами подписаться под ахинеей «Сталин-хуже-Гитлера».

Я полагаю, что следует ввести уголовную ответственность за приравнивание советского строя к германскому нацизму. За любые пассажи на тему: «сталинизм» (или, вернее, социализм и весь советский строй) – то же самое, что гитлеровский нацизм (вариант – «ещё хуже»). Вот просто так, без изысков: уголовную ответственность. Я не хочу ни с кем спорить, я не собираюсь никому ничего доказывать. Про фундаментальные отличия советского социализма, который, при всех его трагедиях и перекосах, был и остаётся величайшим проектом добра и справедливости в человеческой истории, и гитлеризма, который изначально был спроектирован как ад для всех нас – меня, тебя, Холмогорова и всех наших «либералов» (если бы победил Гитлер, тот самый, что «лучше Сталина», они, скорее всего, вообще не смогли бы родиться). Не хочу и не буду.

Я твёрдо знаю одно: это мы, это моё, это наше. Большую часть двадцатого века мы были «русскими», «коммунистами» и «сталинистами». Это моя страна. Это наша великая история. Я не собираюсь ни перед кем каяться за то, что мы спасли мир от гитлеризма (ведь, получается, лучше бы не спасали – если «сталинизм хуже»). Я понимаю, что те, кто призывает к покаянию, кто твердит злую мантру «сталин-хуже-гитлера» или «большевики-хуже-нацистов» - это враги моей страны. Они хотят, чтобы мы потеряли веру в себя, чтобы сдались, чтобы сами, своими руками уничтожили свою государственность. Конечно, эти русские – разве они способны создать что-то хорошее? Всё, что у них получается – это Сталин. Или Путин. Лучше им принять внешнее управление.

Многие из искренне верующих в злые либеральные мантры – это хорошие, добрые люди. Они просто обмануты, введены в заблуждение, намеренно, теми, кто понимает, что он делает и зачем. И вот для них, для обманщиков, должно быть введено уголовное наказание. О, нет, я не призываю к какой-то там кровожадности. Пусть наказание будет не строгим, символическим. 120 часов обязательных работ. Пусть немного поубирают мусор на улицах моей страны, победившей Гитлера, и не только. Но уголовная ответственность должна быть введена.

А если человек так ненавидит «сталинизм», то есть – мою страну и её историю, то он может сам убираться, в какую-нибудь другую страну, туда, где его ненависть разделяют многие новые соплеменники. Например, в Румынию. В Румынии – Сталин однозначно злой гений. Не потому ли, что Румыния была во Второй мировой войне союзницей гитлеровской Германии и потерпела вместе с нею сокрушительное поражение от русских «сталинистов», слегка облегчённое лишь тем, что в самом конце войны, когда советские войска уже стояли на румынской земле, румыны «передумали» и стали союзниками победителей?

А пока живёт здесь, человек обязан уважать исторический путь моей страны. И за дискредитацию подвига советских воинов, за сравнение «гитлеризма» со «сталинизмом» в таком ключе, должно быть введено наказание. Ведь есть в демократических странах уголовная ответственность за «отрицание Холокоста»? Например, приходит историк, говорит: вот документы, вот фотографии, всё было не совсем так, как это подаётся в историографии Холокоста, и массовых захоронений на местах расстрелов нет, и в печах жгли только трупы погибших от тифа, и так далее. Ему говорят: так вы отрицаете Холокост? Пожалуйте в тюрьму. Потому что это уголовное преступление. Мы не будем вам ничего рассказывать, объяснять, оправдываться. Мы не хотим с вами даже разговаривать на эту тему. Просто посадим в тюрьму.

С точки зрения исторической науки – это как-то неправильно. Почему бы не выслушать аргументы и не опровергнуть их в строго академическом ключе? Но с человеческой точки зрения такая позиция понятна и оправдана. Потому что сам факт спора о Холокосте оскорбляет память погибших. И с точки зрения политической, идеологической – такая позиция закономерна. Ведь даже основанное на каких-то нестыковках официальной версии Холокоста его отрицание намеренно или нет, но «обеляет» преступников-нацистов. Поэтому мы не будем разбираться, -- просто накажем, потому что таково наше убеждение.

Повторяю, это в самых что ни на есть «демократических» странах. Таково должно быть и наше убеждение в верности и справедливости ключевых моментов нашей истории. Почему нет?

Нам говорят: покайтесь, вот немцы – покаялись же! Признали, что Гитлер – это зло и большая ошибка. А я что? Я не против. Я с немцами совершенно согласен. Их Гитлер был чистое зло и большая ошибка немецкой нации.

А мне, как лесному инспектору из рассказа Носова, «не в чем каяться».

Поэтому я – за Сталинград. За наш Сталинград. Навсегда.