Украинский кризис перешёл в хроническую фазу с периодами обострений в виде ожесточённых боестолкновений, а потому, кроме грохочущих артиллерийских орудий и сражающихся между собой бригад и полков, средством борьбы становится время, которое воюющие стороны — Киев и народные республики — используют для реформирования своих государств. По истечении года гражданской войны на Украине стоит провести анализ процесса трансформации и распада украинского государства и понять, во что превратится то, что ранее было единой Украиной, а также предсказать, по какому пути пойдёт эволюция народных республик.

Вперёд в прошлое: строили неофеодализм, а получилась колония

Украина с момента своего основания изначально проектировалась как олигархический проект, условиями выживания которого были баланс между олигархическими кланами, благоприятная для Запада геополитическая обстановка и прочность советской инфраструктуры.

 Целью правления всех украинских президентов было создание таких условий, при которых станет возможным передавать свою власть детям по наследству, что превратило бы Украину в неофеодальное государство — естественно, при сохранении многовекторности во внешней политике.

После майдана и введения полного внешнего управления единственным способом сохранения олигархии как силы, подменившей собой государство, становится максимальный сброс обязательств и демонтаж социального, правового и демократического государства с последующей милитаризацией общества и остатков экономики. Война же стала средством, которым можно оправдать решительно все провалы власти.

Собственно, демонтажом да войной Киев и занялся. Однако США столкнулись с повальной некомпетентностью украинского политического и управленческого классов, а потому, во избежание преждевременного коллапса государственной машины и утраты контроля над Украиной, было принято решение о привлечении «варягов» к перестройке. Варяги в Киеве — последняя попытка американцев добиться хоть какой-то управляемости того, что когда-то было Украиной, а теперь распалось на множество феодальных княжеств во главе с олигархами и местными князьками, которые лишь формально подчиняются Киеву.

Итак, управлением украинскими ведомствами и министерствами в настоящий момент занимаются:

 — Минфин — американка Наталья Яресько, а её советником стал экс-вице-премьер Словакии Иван Маклош;

 — Минэкономразвития и торговли — литовец Айварас Абромавичус;

 — Минздрав — грузин Александр Квиташвили;

 — Минюст — Джамбул Эбаноидзе; примечательно, что он уже фактически разогнал регистрационную и исполнительные службы при Минюсте;

 — в МВД массовыми чистками кадров, искоренением «совка» и прочим занимается грузинка Эка Згуладзе, известная единомоментным увольнением свыше 15 тыс. грузинских полицейских, а патрульную службу создаёт американец Рональд Гленсор.

Для полного «счастья» в уголовно-исполнительном ведомстве Украины не хватает лишь грузинки Хатуны Калмахелидзе — впрочем, наверняка власти обойдутся местными способными учениками.

Примечательно, что Саакашвили умудрился не только перетянуть на Украину своих соратников, но и смог их всех трудоустроить, даже самых молодых. Параллельно, правда, в Киев съехались и самые бестолковые.

 Ставка Вашингтона на Саакашвили как куратора украинских «реформ» более чем разумна: Николозович плоть от плоти «свой», предельно покладист и в состоянии вылепить из Украины то, что ранее было сделано с Грузией, — образцово-показательное полицейское государство с невероятными полномочиями в сфере террора. А его подчинённые, не задействованные в Грузии, являлись тем самым кадровым резервом, который задействовали на Украине. Только в администрации президента свыше сотни соратников Саакашвили, и ближайшие его подчинённые — такие как идеолог и практик грузинского внутреннего террора Зураб Адеишвили — уж точно не провалят дело, порученное Вашингтоном. Потому отказ Украины от выдачи Саакашвили и реплика Виктории Нуланд о нужности и важности Саакашвили для украинских реформ не должны удивлять.

Однако в действительности попытки грузин «оживить» Украину, на территории которой фактически сгнила система государственной власти, превращаются в бессмысленные потуги гальванизировать покойника. Впрочем, бессмысленность занятия компенсируется возможностью грабить Украину, чем «варяги» и занимаются.

Таким образом, первый этап постмайданного государственного строительства привёл не к построению неофеодального государства, как того хотелось олигархам, жаждавшим сбросить Януковича, а к превращению Украины в стремительно деградирующую колонию, которой управляет администрация из подконтрольных США специалистов.

Репрессивный аппарат и пропаганда превыше всего

Так как темпы деградации Украины, обнищания населения, развала экономики и энергетики являются беспрецедентными, а на Восточном фронте успешно завершилось зимнее наступление Вооружённых сил Новороссии, то основной угрозой для Киева, кроме некомпетентности политиков, являются народные бунты и кланово-олигархические противостояния.

Меры по предотвращению и борьбе с бунтами уже приняты. Трансформации подверглись в первую очередь правоохранительные органы. Но дело в том, что никакой толковой реформы милиции у Киева не выйдет. Максимум, что получится создать, так это облегчённый аналог СБУ с репрессивными функциями и единым силовым спецподразделением для подавления бунтов. Личный состав деморализован, демотивирован, а олигархи на местах фактически создали свои аналоги правоохранительных органов, с помощью которых могут взять под контроль свои вотчины.

Точечными ударами по врагам режима занимаются СБУ и Генпрокуратура. Информационным сопровождением ведает Министерство информации и кураторы от СБУ при всех СМИ, взявшие на себя обязанности цензоров.

Украиной фактически управляет серый кардинал — Александр Турчинов, ради которого переписали закон о СовНацбезе. Пётр Порошенко оказался непригоден для целей военного времени, он был лишён практически всех рычагов власти и загнан в угол радикалами и группой Турчинов – Яценюк – Коломойский, временами даже теряя большинство в парламенте.

Внутренняя политика Киева в стране свелась к:

 — подавлению локальных бунтов и нейтрализации врагов режима;

 — нагнетанию военной истерии и расчеловечиванию масс посредством СМИ;

 — милитаризации общества, члены которого «вяжутся» кровью.

Республика подготовлена к официальному введению военного положения (ВП), которое де-факто и так введено, создан даже механизм использования принудительного труда.

Механизм работы ВП уже обкатан на частях Луганской и Донецкой областей, где введены военно-гражданские администрации, а после введения ВП они будут созданы по всей Украине и власть окончательно перейдёт к единственно возможному методу управления — террору.

 К подавлению бунтов Киев подготовился, однако никакого консенсуса в элитах нет, как и желания милиции верой и правдой служить режиму. Конфликты между Порошенко, Яценюком и Коломойским сглаживаются исключительно с помощью Вашингтона, а часть областей Киев контролирует ровно настолько, насколько ему это позволяет Игорь Коломойский. Регионы Западной Украины лишь формально подчиняются Киеву.

Слабость центральной власти после «винницкого майдана» и батальонных бунтов в Киеве стала очевидной, а единственным способом удержания в узде местных элитариев является страх их отстранения с занимаемых должностей (как в случае с мэром Запорожья) и ареста (как с одним из николаевских депутатов). Впрочем, страх эффективен ровно до тех пор, пока у Киева сохранялась относительная монополия на применение силы.

За год с момента переворота лояльность населения к власти упала до таких отметок, что принудить массы к совершению необходимых действий возможно лишь с помощью репрессивного аппарата, террора и пропаганды СМИ, которая теряет эффективность вследствие усиливающегося диссонанса между телевизионной картинкой и реальностью. Доказательством данного факта служит абсолютный провал последней волны мобилизации и антимобилизационные бунты в различных регионах Украины.

Активность партизан и чуть ли не ежедневные взрывы — свидетельство широкой подпольной сети в городах и признак слабости Киева, который не в состоянии подавить подполье. Потому единственное, что остаётся делать власти, — передислоцировать в бунтующие города подразделения силовиков, которых и так отчаянно не хватает.

Итого: власть Киева держится на репрессивном аппарате, теряющих эффективность средствах пропаганды и утекающих, будто песок сквозь пальцы, деньгах.

Построй государство с нуля

В отличие от Украины, где государственные институты ускоренно разлагаются, а социальная сфера подошла к моменту обрушения, в народных республиках всё это уже произошло, причём по вине Киева, который эвакуировал органы государственной власти из республик. Следовательно, война дала руководству ЛДНР некий карт-бланш, который оно истратило на создание ряда государственных институтов.

Пока успехи государственного строительства у республик следующие:

1. Посредством регулирования потоков гуманитарной помощи и грузов военторга, привлечением военспецов удалось ликвидировать атаманщину и подчинить всех полевых командиров руководителям республик. Из разрозненных отрядов ополчения созданы более чем боеспособные вооружённые силы и народная милиция.

2. Созданы ряд министерств, пограничная, таможенная службы, а также военная полиция и органы госбезопасности.

3. Начал функционирование ЦБ ДНР и 57 отделений на базе бывших банков Украины.

4. Начат процесс выплаты пенсий, социальных выплат, а также сбора налогов с коммунальными платежами.

5. Осуществляется подключение республик к электросетям Российской Федерации, на предприятиях ТЭК введено внешнее государственное управление.

6. В сфере образования принято решение об отказе от украинских учебников и образовательных программ, переходе на 5-балльную систему оценивания знаний, а Министерство образования России планирует оказать помощь и содействие во внедрении в ЛДНР российских стандартов образования. Студенты ЛДНР получат дипломы о высшем образовании российского образца.

7. Предпринимаются попытки борьбы с рейдерством и переделом собственности.

Беда всех созданных министерств и ведомств народных республик в том, что они не способны быстро справиться с огромным количеством одновременных проблем, испытывают острейший кадровый голод и крайне ограничены в ресурсах. Например, дефицит по медикаментам перекрывается гуманитарной помощью и гумконвоями.

Так как военное поражение ЛДНР является решительно невозможным, то ключевыми угрозами безопасности республикам являются:

 — беспокоящие обстрелы украинской артиллерии, цель которых — уничтожение инфраструктуры и убийство мирных жителей;

 — активность диверсионных групп украинской армии в тылу ЛДНР;

 — низкая эффективность государственного аппарата и высокий уровень коррупции.

В то же время республики развиваются с разной скоростью и в разных направлениях. Если ДНР создаёт свою правовую систему, то ЛНР заявляет о создании законодательства на основе российского.

Донецк и Луганск не стали вводить свои денежные единицы, а многочисленные слухи и даже образцы купюр, с завидной регулярностью утекающие в сеть, по словам Александра Захарченко, «распространяются аферистами», однако эти же «аферисты» демонстрируют в Крыму образцы расчётного знака Новороссии — предшественника полноценной валюты. Без перехода на свою денежную единицу не получится создать суверенные экономики, а потому государства ЛДНР будут постоянно испытывать денежный и ресурсный голод.

Нет информации о запуске работы судебных органов, а от заседаний народных судов решено отказаться.

И тем не менее, процесс государственного строительства идёт, хотя темпы его явно недостаточны. Впрочем, учитывая отсутствие у республик реального суверенитета и их полной подконтрольности РФ (а иначе в текущих геополитических условиях и быть не может), то часть реформ, вполне возможно, тормозится указаниями из Москвы. Проще говоря, в республиках создаются только те государственные институты, создание которых целесообразно на текущий момент и оправданно с точки зрения интересов РФ. Потому фактически можно говорить о том, что и в Донецке с Луганском, и в Киеве введено внешнее управление, следовательно, их уровень суверенитета является одинаковым.

От Украины-колонии к хаосу Руины

Логика развития ситуации на Украине в ближайшее время приведёт к прекращению существования даже того формально централизованного украинского государства во главе с киевскими элитами.

Единственный способ сохранить формально централизованную Украину для Вашингтона — одобрить масштабные денежные вливания по линии как МВФ, так и иных кредиторов, что, собственно, и произошло 11 марта. Отсутствие кредитных денег прямым путём приводило к дефолту по внутренним платежам (тот самый сброс социальных обязательств Киевом) и непрекращающемуся ослаблению гривны, которое толкает население к снятию депозитов. Это означает ежедневные удары по банковской системе, которая и так на ладан дышит, что опять-таки лишь приближает дефолт.

Выполнение Киевом требований МВФ по части повышения тарифов за газ и услуги ЖКХ приведёт к валу неплатежей и только ускорит приближение инфраструктурного коллапса. Массовые увольнения лишь усугубят ситуацию. Неизбежно обрушатся банковская и налоговые системы, окончательно деградируют правоохранительные органы, а после дефолта произойдёт отмена всех социальных гарантий.

Так как Запад не пойдёт на содержание Украины, то жителям республики предстоит воочию увидеть и прочувствовать на себе демонтаж централизованного государства, хаотизацию Украины и превращение её в дикое выжженное поле. Страны, которые США не могут сохранить в качестве тарана против своих геополитических врагов, Вашингтон предпочитает уничтожить. Всё равно последствия хаоса предстоит ликвидировать России при молчаливом согласии Евросоюза, которому будет просто некуда деваться.

В такой ситуации единственной силой, способной навести порядок (пусть и весьма условный в силу ограниченности ресурсов и кадров), станут власти ЛДНР. В наихудшей ситуации окажутся максимально отдалённые от фронта регионы, они перейдут под власть местных элит, которые уже по факту создали неофеодальные княжества.

В то же время не стоит полагать, что крах Украины приведёт к прозрению масс и сворачиванию курса на построение неонацистского государства. Создать полноценную нацистскую диктатуру у США на Украине не выйдет. А выйдет возврат в годы классической Руины XVII века с продолжающимся распадом страны на части, которые лишь формально будут именоваться Украиной, но без централизованной власти. При этом исчезнут даже централизованные вооружённые силы и органы правопорядка. В качестве идеологии будут использоваться национализм, неонацизм и русофобия. Не исключены в таком случае погромы и охоты на «ведьм».

От ЛНР и ДНР к Новороссии

Народным республикам параллельно с распадом Украины предстоит пройти через болезненный процесс государственного строительства и стать Новороссией, обладающей признаками государства, в том числе денежно-финансовой и налоговой системами.

Во-первых, республикам придётся пройти процесс политического объединения и создания более-менее эффективных общих органов государственной власти. Во-вторых, выйти к своим административным границам. В-третьих, создавать полноценную экономику, которая пребывает в руинах. Для республик первоочередным делом является создание и запуск полноценной финансовой и денежной систем, однако полагаю, что старт им будет дан лишь после дефолта на Украине. В-четвёртых, ликвидировать последствия разрухи, восстанавливать инфраструктуру и промышленность.

Логичным итогом процесса государственного строительства в Новороссии станет построение чего-то похожего на военный коммунизм с жёстким перераспределением ресурсов государством.

***

Процесс превращения Украины в Руину и трансформации ЛДНР в Новороссию может занять годы. В любом случае жителей Украины не ждёт ничего хорошего, впрочем, как и соседей Украины, в первую очередь европейских, которые прочувствуют на себе все прелести «сомализации» Украины (рост трансграничной преступности, контрабанды, нелегальной миграции, наркотрафика и торговли людьми/оружием), которую страны ЕС сознательно допустили, следуя в фарватере политики Вашингтона.