Правда в том, что мы — не понимаем украинцев. Я имею в виду не тех украинцев, который просто живут на Украине, точнее на территории, которая когда-то была Украиной, а украинцев настоящих — свидомых украинских патриотов.

Мы их не понимаем совершенно.

Мы разговариваем с ними не на разных языках — украинский и русский похожи как две капли воды, мы говорим на разных сознаниях.

Мы разные до смешного.

Помните мегабородатый анекдот про двух товарищей, которые решили в москалей пострелять?

 — А если они нас?

 — А нас за шо?

Смешно же?

Ну как это человек может не понимать, «за шо» в него будут стрелять, если он сам начал стрелять в другого? Как это взрослый человек может не понимать, что такое адекватный ответ? Что стрелять в людей — плохо? Что москали — люди? Конечно, не может. Поэтому и смешно. Смешно же?

Но это про простых, про сельских, немудрёных людей.

Мы-то — люди интеллигентные.

Давайте про интеллигенцию.

Дадим слово настоящему украинскому творческому интеллигенту Олегу Скрипке:

«Если бы мы все вместе были украинцами, знали язык, ходили на украинские концерты, читали украинские книги — невозможно было бы создать пятую колонну и опираться на русскоязычных людей, чтобы уничтожать страну и убивать патриотов на улицах. Надо было стать культурными людьми, знающими свой собственный язык и не прикрывать собственную лень и безграмотность — ханжеской толерантностью к языкам. Два языка — это ханжество. Это слабость — прикрывать свою безграмотность, лень и неуважение к истории и культуре какой-то псевдодемократией. В результате создаётся пятая колонна, и это очень хороший аргумент завоёвывать территории и убивать людей на улице».

Смешно? Ну, как взрослый, без психических патологий человек не видит, что уважение к украинскому языку у него подразумевает неуважение к неукраинскому — русскому? Как это взрослый человек может не понимать, что такое адекватный ответ? Что не уважать людей — плохо? Что жители Юго-Востока — люди и такие же граждане, такое же коренное население Украины?

Смешно?

Или вот этот совершенно нечеловеческий хохот про «горелых колорадов» после трагедии в Одессе? Чего не понимают эти радующиеся люди?

Кто мог оставить сотни комментариев в Сети с содержанием:

«Это не люди, всё происходящее в доме профсоюзов — это естественный отбор. так мы очищаемся от мрази (здесь и далее орфография и пунктуация авторов).

 — ТАК НУЖНО ПОСТУПАТЬ СО ВСЕМИ КОЛОРАДАМИ

 — Колорадосы сдохли? Тогда не жалко. Жалко только что мало всего 38… 9 мая будут сидеть как мыши и тихо бздеть.

 — Добра работа, попалили хлопцi колорадiв. Слава Украiнi!

 — Всего 38 козломордых парашников?Маловато, маловато… Вот 138 или 238 — вот это хорошо бы».

Словом, пора поговорить о ещё одном аспекте деятельности Украинского государства — украинизации.

Суть украинизации, той, что проводилась на бывшей Украине последние 23 года, отлично сформулировал украинский национально-сознательный политик Ростислав Новожёнец: «Всё русское мешает нам жить».

Почитайте его интервью в Сети, если испытываете интерес к ужастикам про ходячих мертвецов.

Я про мертвецов не только из желания оскорбить.

Я опять про человеческую полноценность.

Я уже говорил и никогда не устану повторять, что для полноценности человеку нужна культура. Только культура, создаваемая веками, может создать для человека среду, в которой он может стать полноценным. Только культура может помочь человеку различать Добро и Зло. Только нация может создать культуру. И только великая нация может создать культуру мирового значения.

Беда украинцев в том, что эта великая, сложная, дающая истинную человеческую полноценность, высокая культура мирового значения — у нас с ними общая.

Это — Великая Русская Культура.

Она у нас общая потому, что мы её создавали сообща.

А следовательно, с точки зрения того, кто хочет оторвать украинцев от русских навсегда, — эта культура — помеха. И значит, её нужно уничтожить.

Что и происходило в течение 23 лет.

Украинского патриота в Гоголе интересует не «но и у последнего подлеца есть крупица русского чувства», а ругательные письма Гоголя про российскую бюрократию. Слово «русский» вообще было вымарано из украинского издания «Тараса Бульбы». Лишённый русскости Гоголь — это польские погромы и выбор Андрия. Ничего больше просто не остаётся.

Пушкин для украинизатора — бабник и москальский негр. Лермонтов — автор стихотворения про «немытую Россию». Что, кстати, сомнительно.

Словом, на том месте, где у человека, полноценного человека, у русского должна находиться высокая культура, у продукта украинизации находится обугленная чёрная дыра, присыпанная по краям «кохайтеся чорнобривы, да не з москалями» и «вражою злою кровью волю окропите».

Потому, что больше ничего ему не оставлено.

Отдельный ужас в том, что и европейскую высокую культуру жертва сделать своей не в состоянии — потому, что не вырос, отсутствует необходимый понятийный аппарат.

Вырусь автоматически является вылюдью.

Подчеркну: Украина — проект по расчеловечиванию огромной общности людей, по производству из русских нелюдей под руководством выруси.

Если у кого-то внутренний интеллигент в ужасе запищал «не может быть!» — просто поглядите на пани Фарион.

Всё как в сюжетах голливудских ужастиков про зомби-апокалипсис. Хотели в военной секретной лаборатории вывести идеального неубиваемого солдата — получили кровожадного ходячего покойника. Так и тут: хотели идеального антирусского — получили существо с потусторонней моралью.

Эти люди избавлены от таких химер, как совесть и человечность. Их попросту неоткуда взять — потому что источник этих понятий для них закрыт. Потому что он — общий с нашим. А они не хотят иметь с нами ничего общего.

И когда люди Донбасса, Одессы, Крыма и так далее в ужасе бегут от этих созданий, стремятся отгородиться от них блокпостами и заборами — это не только потому, что нелюди много жрут и не работают. Не только из-за русского языка и Бандеры с Шухевичем. Бандера и Шухевич — это только два рога, что торчат на башке у чёрта из-под европейской шляпы. Дело в том, что у этих народов разное, принципиально противоположное понимание добра и зла. И русские Востока бывшей Украины хотят оградить своё понимание этих вещей, свою человечность от нелюди.

Историческая миссия России — не только положить конец античеловеческому проекту, но и вернуть культуру и человечность жертвам этого эксперимента.