За последние годы ни одна трагедия не вызвала в мире такого прилива злорадства, как землетрясение в Тохоку на северо-востоке Японии. Китайские блогеры назвали разрушения на атомной станции «Фукусима» «великолепным ударом», член тайваньского парламента заявил, что «японские собаки поплатились за свои прежние злоденияния», а в малазийской газете была опубликована карикатура, на которой популярный герой японских комиксов «ультрамэн» безуспешно пытается бороться с цунами. Даже в Соединенных Штатах нашлись комментаторы, увидевшие в нынешних событиях «возмездие за Перл Харбор».

Конечно, официальные лица, как и полагается, выражали сочувствие японскому народу, однако в массовом сознании превалировали менее благородные эмоции. «Во всем мире обыватели недолюбливают японцев, — пишет The Asia Times, — кому-то они успели насолить в период милитаризма, кто-то сгорает от зависти к их успехам в области высоких технологий». Именно поэтому многие комментаторы поспешили похоронить третью экономику мира, заявив, что оправиться от удара стихии ей уже не удастся.

Однако оптимисты настаивают, что история Японии — это череда природных катастроф, которые становятся, как правило, мощным стимулом к развитию. По их словам, проникновенная речь императора Акихито, традиционно воздерживающегося от публичных заявлений, знаменует собой начало нового мобилизационного рывка.

Наблюдатели отмечают необыкновенное единство, которое царит сейчас в японском обществе. Несмотря на то что чужое добро буквально валяется под ногами, никто на него не зарится. «Правительство Кана, — пишет The Economist, — которое еще пару недель назад, ругали последними словами, неожиданно превратилось в национальный символ, а разговоры о затяжной депрессии сменились призывами к возрождению».

Эксперты не исключают, что японская реконструкция будет осуществляться на деньги азиатских соседей, в первую очередь КНР. Ведь, как бы ни были сильны в Поднебесной националистические настроения, китайцы прекрасно понимают, что крушение японской экономики станет серьезным испытанием для всего региона.

Тяжелейшие последствия для Восточной Азии будет иметь и ядерная катастрофа, которую мировые СМИ уже окрестили «вторым Чернобылем». Причем предсказать, как будут развиваться события на японской атомной станции, никто не может: спасателям не удается пока восстановить систему охлаждения, и если в одном из реакторов вода полностью выкипит, произойдет тепловой взрыв. Тогда, по словам The Economist, «по сравнению с Фукусимой даже Хиросима покажется мелкой неприятностью». Продолжая аналогию с Чернобылем, необходимо отметить, что действия японского кабинета министров во многом напоминали поведение советской партийной верхушки. Информация о катастрофе скрывалась, факты замалчивались, а для ликвидации последствий аварии использовались войска.

И хотя взрывы на реакторах произошли в результате удара стихии, правительство вполне могло их предотвратить. Как выясняется из дипломатической переписки, опубликованной на сайте WikiLeaks, МАГАТЭ еще два года назад предупреждало японские власти о том, что атомные станции могут не выдержать мощного землетрясения. «Фукусима-1», оказывается, была рассчитана на землетрясение максимальной мощностью в 7 баллов. И потому неудивительно, что 9-балльное землетрясение стало для нее фатальным.

Халатность властей поражает. Ведь развитие атомной энергетики считалось одним из нацио¬нальных приоритетов Японии. К 2050 году планировалось удвоить объемы энергии, получаемой от атомных станций. Однако теперь не только в Японии, но и по всему миру строительство АЭС сворачивается, а старые станции закрываются. Германия, например, закрыла все свои ядерные реакторы, которые были сданы в эксплуатацию до 1980 года.

Но, пожалуй, больше всего паникуют страны, в которых атомные станции расположены в сейсмически опасных зонах. Это и иранский Бушер, и Мецаморская АЭС в Армении, и две калифорнийские станции, которые находятся в нескольких километрах от линии гигантского геологического разлома. Страх повторить японский опыт, скорее всего, вынудит двух крупнейших потребителей энергии — Индию и Китай — сократить масштабные планы строительства АЭС и вновь сделать ставку на уголь и нефть. Таким образом, синдром «Фукусимы», идущий на смену чернобыльскому синдрому, может остановить атомный ренессанс.