CORBIS/FOTOSAВ Турции гибель 1,5 млн армян в 1915 году объясняют «хаосом военного времени», а признание этого факта геноцидом расценивают как оскорбление турецкой идентичности. Американские конгрессмены не в первый раз играют на нервах своих ближневосточных союзников: в 1975 и 1984 годах палата представителей уже принимала резолюцию об армянском геноциде, однако тогда ее не удалось протолкнуть через Сенат. Несколько попыток было предпринято и в эпоху Буша. В 2007 году раздражающая турок формулировка была одобрена комитетом по иностранным делам, однако республиканская администрация заблокировала ее обсуждение на пленарном заседании конгресса.

ЧЕРНАЯ МЕТКА

По вопросу признания геноцида до последнего времени баталии на Капитолийском холме велись между представителями двух влиятельных лобби — армянского и еврейского. Армяне призывали восстановить историческую справедливость, евреи же постоянно ставили им палки в колеса, опасаясь испортить отношения с Турцией, традиционным стратегическим союзником Израиля и США на Ближнем Востоке. Однако теперь еврейское лобби, разочарованное антисемитскими выпадами турецкого премьера Реджепа Тайипа Эрдогана, предпочитает сохранять нейтралитет.

Что касается нынешней администрации США, вряд ли Обама и Клинтон выполнят когда-нибудь свои предвыборные обещания и признают геноцид армян: не стоит всерьез воспринимать ритуальные заклинания кандидатов на президентское кресло, чьи шансы на выборах во многом зависят от штата Калифорния, где решающую роль играют голоса именно армянских избирателей. В традиционном выступлении по поводу годовщины событий 1915 года президент Обама даже не заикнулся о признании геноцида. Не допустит он и дальнейшего обсуждения резолюции в палате представителей. То, что он не стал препятствовать ее одобрению в комитете, многие наблюдатели объясняют желанием США проучить отбившегося от рук Эрдогана, который стремится вырваться из западной орбиты. Решение международного комитета политологи назвали черной меткой, которую американцы вручили турецким союзникам.  


МЕЖДУ АМЕРИКОЙ И ИСЛАМОМ

Несмотря на исламистскую идеологию, нынешний премьер Турции всегда считался в Вашингтоне предсказуемым партнером. Созданная им Партия справедливости и развития в отличие от своих предшественниц (вроде радикальной Партии благоденствия) во внешней политике ориентировалась на Соединенные Штаты и Европу. И хотя поначалу ее триумфальная победа на парламентских выборах 2002 года воспринималась на Западе как политическое землетрясение, со временем американские стратеги осознали, что власть умеренных исламистов в Анкаре в большей степени отвечает интересам США, чем господство турецких генералов, отстаивающих светские принципы. Оставаясь стратегическим партнером Америки, Турция постепенно избавлялась от образа троянского коня США на Ближнем Востоке. К ее мнению в регионе начали прислушиваться, и ради этого американцы готовы были простить турецким политикам их фрондерские высказывания, заигрывания с деспотичными режимами и даже такие демарши, как отказ турецкого меджлиса пропустить через территорию страны отправляющихся в Ирак американских солдат. Тем более что, дождавшись рукоплесканий ближневосточных соседей, правительство Эрдогана в итоге предоставило Соединенным Штатам возможность перебрасывать войска воздушным путем. Многим в Вашингтоне импонировал и тот факт, что проамериканский курс Турции обеспечивала не привилегированная каста военных, а демократически избранная власть.

И хотя США не удалось протолкнуть идею о скорейшем вступлении Турции в Евросоюз, в структурах НАТО они отводят стране ключевую роль (даже заместителем генсека альянса вскоре будет назначен турецкий дипломат). С приходом в Белый дом администрации Обамы с ее новым мышлением Анкару стали воспринимать как мост между Америкой и мусульманским миром. Турция, по мнению советников американского президента, может выступить посредником в диалоге Вашингтона и Тегерана и сыграть ключевую роль в обеспечении стабильности в Ираке после вывода американских войск. К тому же, по их словам, участие турецких солдат в афганской операции делает ее легитимной в глазах местного населения. За сотрудничество с Анкарой выступают крупнейшие оборонные компании США: Lockheed Martin, Boeing, Raytheon, United Technologies и Northrop Grumman, заинтересованные в продолжении поставок вертолетов, ракет и истребителей F-35 на турецкий рынок.

ТУРЕЦКИЕ ПРАГМАТИКИ

Тем не менее американские политологи все чаще высказывают сомнения в лояльности исламистского правительства Турции. Поддержка иранской ядерной программы, отмена сов­местных военных учений с Израилем, отказ от размещения американского радара, который планировалось сделать ключевым элементом новой системы ПРО, создаваемой администрацией Обамы, — все это, по словам экспертов, означает, что «Турция поворачивается к Западу спиной». Во многом политика правительства объясняется распространенными в турецком обществе антизападными и антисемитскими настроениями. Неслучайно Эрдогана встречали в Анкаре как героя, после того как он со скандалом покинул давосский саммит, обвинив израильского президента Шимона Переса в массовых убийствах. «Если укрепление отношений с Ираном можно обосновать с помощью географии, — пишет американский политолог Ариэль Коэн, — то связи с ХАМАС и  Суданом означают лишь одно: исламистская солидарность оказывается для правящей турецкой партии важнее декларируемого прозападного курса».

Конечно, новый поворот в политике правительства вызван не только желанием завоевать симпатии электората (хотя накануне намеченных на следующий год парламентских выборов это немаловажный фактор). Отдаляясь от Запада, турецкие исламисты в первую очередь руководствуются соображениями прагматизма. «Когда Россия является крупнейшим торговым партнером Турции, — пишет The Foreign Policy, — а Иран остается основным источником дешевого природного газа, поставки которого способствуют росту турецкой экономики, очень сложно по-прежнему играть роль верного союзника США. Интересы бизнеса диктуют и введение безвизового режима с Сирией, которую американцы считают государством, спонсирующим терроризм». 

С тех пор как МИД Турции возглавил Ахмет Давутоглу, которого прозвали турецким Киссинджером, внешняя политика государства кардинально изменилась. По словам профессора Лондонской школы экономики Джеймса Кер-Линдсея, «министр пытается создать на международной арене образ новой Турции  самостоятельного игрока, который обеспечивает стабильность в регионе. Проводя в жизнь неокемалистскую доктрину, Давутоглу сглаживает исторические противоречия с соседями на Ближнем Востоке, в Средиземноморье и на Кавказе, отказывается от характерного для его предшественников догматичного подхода, чтобы утвердить региональное лидерство Турции». В этом смысле симптоматична предложенная Эрдоганом после российско-грузинской войны платформа безопасности и сотрудничества, смысл которой заключается в том, что проблемы Закавказья должны решаться региональными державами без участия Соединенных Штатов.

КРАХ КЕМАЛИСТСКОГО ГОСУДАРСТВА

По мнению ряда американских экспертов, корни неокемализма следует искать не в учении Ататюрка, а в идеологических концепциях османских времен, когда «власть не была зациклена на внутриполитических проблемах». Футурологи пророчат, что в ближайшие десятилетия динамично развивающейся Турции удастся воссоздать империю, которая бросит вызов Соединенным Штатам. Неслучайно американцы начинают сомневаться, что сделали правильный выбор, поставив на турецких исламистов, и задумываться о том, как восстановить в Турции позиции сторонников светской власти, способных уравновесить влияние ПСР.

Команда Эрдогана всерьез была напугана визитом в Анкару замгоссекретаря США Уильяма Бернса, который первым делом провел встречу с заместителем начальника турецкого генштаба генералом армии Асланом Гюнером. Возможно, именно эта встреча послужила поводом для новой волны арестов по делу о заговоре против исламистского правительства. На скамье подсудимых оказались не только отставные, но и действующие генералы турецкой армии, обвиненные в подготовке так называемого плана «Кувалда», целью которого было создать в стране атмосферу хаоса и страха, чтобы вынудить военных взять власть в свои руки. Проходящая чистка армейского состава, по мнению экспертов, должна привести к тому, что военные окончательно утратят влияние на политическую ситуацию в стране. Аресты оппозиционных судей и прокуроров нанесут удар по судебной власти, которая также считается хранительницей светских устоев (турецкие суды не раз пытались добиться конституционного запрета правящей партии).

Согласно учению известного мусульманского фи­лософа Фетхуллаха Гюлена, которого высоко ценят лидеры ПСР, постепенная исламизация турецкого общества должна в итоге привести к падению светского государства.