«Однако» продолжает публиковать письма жительницы Дамаска, русской женщины, давно переехавшей в Сирию (во время одной из командировок в эту страну мы договорились, что она будет писать нам, сообщая о том, что происходит вокруг). В этом номере — очередная порция писем нашего непредвзятого автора. Стиль и орфография оставлены без изменения. Имена, адреса и другая информация личного характера по понятным причинам не публикуются.

26 сентября (продолжение письма от 24 сентября)

Инженеры умножают на спецкоэффициенты, учитывающие рост потребления и рост населения, ну, примерно на 20 лет вперед и вдруг! Лет через 5–6 аварии в сетях, плавятся провода, горят трансформаторы, перегрузки и отключения. В чем дело? Выезжают на место аварии для выяснения причин. А там — дома, дома, дома, которых не было на карте (многих и до сих пор нет). Еще хватает наглости писать письма с жалобами в министерство, что у них нету электричества.

Как возникают эти проблемы? Очень просто: кто-то построил на своей земле (вроде как хозяин-барин), хотя эта земля принадлежит к сельскохозяйственным угодьям и на ней запрещено строить, другие самовольно заняли государственную землю. Опять же есть закон, что выселять людей на улицу, в никуда — запрещено, а поэтому используют выходные и праздничные дни. Быстро-быстро строят лачугу и быстро заселяются. Все — их не выгонишь. Ну и, естественно, качество, таких домов соответствующее. Вот в таких домах и обитают боевики-террористы. Вот их и ровняют с землей. Конечно, бывают и в хороших районах бои, но редко. Я думаю, на 80–85% это самострой.

А еще здесь нету такого понятия как ПРОПИСКА. Это уж вообще идиотизм. Вся Сирия — в Дамаске. Когда им рассказываешь, как обстоит с этим вопросом в России, смотрят на тебя широко раскрытыми глазами и чувствуешь, что не понимают. Зато у них есть такое понятие как ПРИПИСКА. А вот этого нам не понять. Наверное, как корабль приписан к какому-то порту, хотя и плавает под другим флагом. В документах вместо графы «где родился» идет графа «откуда родом». То есть откуда идет твой род (отец, дед). А зачем это? Мне, например, до сих пор непонятно. Это так неудобно в жизни.

Кто-то, к примеру, живет в Дамаске, и он родился здесь, и дети его, но дед, к примеру, из Алеппо и вот каждый раз когда нужно оформить важный документ – ну, к примеру, загранпаспорт, нужно ехать в Алеппо, чтоб взять выписку о твоей принадлежности к этому роду.

А твой настоящий адрес пишется в удостоверении личности, но если ты продал дом (а это бывает неоднократно), то тебе удостоверение не переделывается, и ходишь ты с ним, пока не потеряешь или не испортится, со старым адресом. Я и говорю, тут если даже преступник потеряет свой документ на месте преступления — его не найдут по записанному адресу.

9 октября

Вчера вечером произошел очень сильный взрыв.

Звука не было слышно, но была очень сильная воздушная волна. Хлопали двери, у некоторых что-то падало на крыше или балконе.

Сначала я подумала — землетрясение.

Потом стали звонить знакомые. В испуге спрашивали: что это было?

По местному ТВ прошла строка-сообщение: взрыв в районе Хареста. Объект не уточняется.

От нас это прилично, может быть, 5 км или больше.

До сих пор никакой канал ТВ (ни местные и ни другие) ничего не показали и не сказали. Наверное что-то страшное.

11 октября

Информация к размышлению.

Вчера по каналу ТВ «АЛЬ ДЖАЗИРА» была еженедельная передача «Противоположные направления». Типа словесная «Дуэль».

И хотя этот канал находится в Катаре, в Дохе, в студии находились одновременно три сирийца: ведущий программы и два оппонента. Ведущий — ДРУЗ (по религиозному направлению), а оппоненты: один (за режим) — алавит, второй (противник режима) — представитель партии «Братья-мусульмане», наверняка суннит, не представился.

Последний с 1980 года живет за пределами Сирии, нес такую несусветную чепуху. Как только взрослый человек может такое говорить про свою страну? Даже если он давно покинул ее. А ведущий два раза кидал в лицо стороннику режима — ты алавит. Зачем? Вообще-то мы его знаем, как публичного человека, но никогда не приходило в голову, что он алавит.

А теперь основная мысль. Когда я посещала уроки в мечети здесь в Дамаске, нам объяснили, что религии как бы расположены в виде пирамиды: у основания — самая древняя ЕВРЕЙСКАЯ, потом идет ХРИСТИАНСКАЯ, ну и на самом верху самая современная — МУСУЛЬМАНСКАЯ (про буддизм что-то мы не разговаривали).

Если кто-то хочет поменять свою религию, то возможно ТОЛЬКО поступательное движение вверх, то есть еврей может стать как христианином, так и мусульманином. Христианин может стать мусульманином, но никогда не станет евреем. Ну а мусульманину закрыты все дороги назад. И так достиг как бы пика того, чего можно достичь и обратной дороги — нет.

При рождении маленькому человеку сразу же записывается религия его отца, а уж потом — согласно этой пирамиде, или у него есть выбор или у него никакого выбора нет.

Но вот у меня возник вопрос: а как быть с направлениями в религии? Вот, к примеру, так затюкали этих алавитов, что какой-нибудь алавит скажет сунниту: я полностью разделяю ваши взгляды, полностью признаю ваших пророков, уважаю вас и обожаю, и хочу быть вашим. И что?

А нельзя. Должен быть как его отец, и его дети, и дети детей до скончания веков. И какой выход?

Я хочу, но меня не примут. И в то же время меня ненавидят и стараются смести с лица земли (попросту вырезать). Вот такая безвыходная ситуация. Ответить мне пока никто не смог.

Может быть, в мечети смогу найти ответ.

13 октября

Встречалась с подругой, которая летела в том злополучном самолете.

Ну что можно добавить ко всему тому, что уже было напечатано в различных изданиях?

Напуганы очень. Посадили их на военном аэродроме, поэтому не было и речи о выходе в какое-то помещение аэропорта. К тому же они понимали, что пока они в самолете, они на территории Сирии. В Турцию никто не захотел. Может быть, турки думали, что кто-то попросит убежища на территории Турции? Никто на это не пошел. Желание было только одно: поскорее покинуть эту страну в любом направлении. Очень устрашающе выглядели вооруженные люди в масках вокруг всего самолета по периметру.

В какой-то момент пассажиры даже пытались сделать что-то вроде манифестации. Вышли из самолета и скандировали все вместе: «Мы хотим домой». По-русски, по-арабски и по-английски.

Им даже показалось, что их хотели разделить: арабов и россиян. Но они больше сплотились вместе и отказались делиться. (Я думаю — может, это был момент, когда хотели организовать встречу россиян с дипломатами? Но люди об этом не знали. Может и нет. Это мои предположения).

Видели, как вытаскивали ящики, естественно, не знали, что в них. Один открыли, показалось что-то в виде какого-то прибора. Это все фотографировалось с разных сторон. Видели, как куда-то уводили летчиков. Переживали за них.

Потом сидели внутри самолета и не хотели уже никуда выходить.

Два раза им раздавали бутерброды.

Потом летчики вернулись.

В конце, когда вооруженные люди сделали попытку подняться на борт для внутренней проверки (по-видимому, к ним поступил такой приказ), но команда быстро закрыла двери и не допустила их внутрь самолета. Это было очень страшно. Не знаю, что думали в этот момент мужчины, но женщины подумали, что самолет будут брать штурмом. Женщины старались прикрыть своих детей от (как им казалось) предстоящего ужаса.

Молили Бога, чтоб им быстрее разрешили вылететь. И даже когда взлетели, вертелась мысль: вдруг им что-то подложили в грузовой отсек? Вдруг самолет не долетит? Вдруг произойдет что-то страшное?

Слава Богу, все закончилось благополучно.

Но шок остался.

А тут еще позвонили из Москвы, представились: с 1 канала ТВ. Попросили рассказать о происшедшем. Она отказалась от каких-либо пояснений. Слишком тяжело было.

Так этот телефонный разговор и включили в вечерние НОВОСТИ на 1 канале.