«В сторону света»

Так названа юбилейная выставка превосходного фотографа Игоря Анатольевича Пальмина, открытая в Центре фотографии имени братьев Люмьер. Работы, здесь представленные, посвящены архитектуре в свете и тени. Более того, они — о свете, рождающем архитектуру, о свете животворящем. С архитектурой как самостоятельной темой Пальмин работает начиная с 1980-х годов, в 1990 году выходит главная для него книга «Русский модерн», в 1997-м — «Московские особняки», в 2002-м — «Русский неоклассицизм». Архитектуру русского модерна Пальмин снимал довоенной оптикой, допотопной камерой, модернизированной умельцами-кустарями. Издания, посвященные архитектуре модерна и символизма, принесли ему Государственную премию в области литературы и искусства.

Игорь Пальмин известен как уникальный летописец нонконформистского искусства, в его фотохронике, «фотографиях на память» — «встречи и переплетения», мастерские и выставки, все действующие лица художественной жизни 1960–1980-х годов — семья Кропивницких, Дмитрий Краснопевцев, Эрик Булатов, Виктор Пивоваров, Владимир Немухин, Дмитрий Плавинский, Оскар Рабин, Владимир Вейсберг, Георгий Костаки, Леонид Талочкин. А все же эти снимки нельзя назвать портретами художников и их первых коллекционеров, герой тут свершившееся время. «Мои фотографии о времени», — пишет Пальмин в предисловии к книге-альбому Past Perfect, построенной на контрапункте снимков мира неофициального искусства и фотографий города, зданий советской Москвы, запечатлевших в итоге куда более тонкую субстанцию — атмосферу тех лет. Объектом 25 работ, отобранных автором для нынешней экспозиции, стала столь же неуловимая субстанция: «на большинстве работ весь смысл — в свете. По этому принципу собрана эта серия».

Именно съемку архитектуры и репродукционную съемку Пальмин имеет в виду, когда говорит о «профессионализме», работе на заказ, называя себя дилетантом в том, что предшествовало этой работе и что стало фактом его биографии. Игорь Пальмин родился в 1933 году в Сталинграде в театральной семье, в 1941-м окончил первый класс в Воронеже, там же в 1964-м — геологический факультет университета, работал телевизионным оператором, сотрудничал с журналами, посвященными искусству. Говоря о том, что не существует застывших форм, понятых раз и навсегда вещей, Пальмин, разумеется, просто и без пафоса формулирует свое кредо: «Когда я снимал дом Кекушева на Пречистенке, который я знаю давно и хорошо, я несколько раз к нему подкрадывался, будто он изменится или вообще убежит».
По 30 июня

Святой Марк Франса Хальса

Полотно «Евангелист Марк» голландца Франса Хальса, ранее известное как «Портрет бородатого мужчины», привезли в Государственный музей изобразительных искусств имени Пушкина из лондонской галереи Jhonny Van Haeften, специализирующейся на голландской живописи семнадцатого столетия. Речь идет о возможном приобретении картины, которая возместит утраченную Россией коллекцию хальсовских «Евангелистов», включающую в себя «Святого Луку» и «Святого Матфея», приобретенных еще Екатериной Второй для Эрмитажа и обнаруженных после войны в Одесском художественном музее как работы неизвестного русского художника. Четвертый из живописного квартета «Евангелист Иоанн» был куплен на аукционе Sotheby's более чем за 3 млн долларов и ныне хранится в собрании калифорнийского музея Пола Гетти в Малибу. «Евангелиста Марка» также первоначально атрибутировали как произведение итальянского художника, правда, с вполне известным и добрым именем — Луки Джордано. Знаменитый Франс Хальс, харлемский старожил, автор чудесных жанровых сценок разной степени крепости и грубости, отец не только реалистического портрета, но и пятерых сыновей-портретистов, запечатлел немало реальных и воображаемых друзей бутыли, даже ротные стрелки на его коллективных портретах не то только что кутили, не то предвкушают пирушку, а то и закусывают прямо на банкете. С евангелистами все обстоит не столь приятельски, но и без академической официальности и маньеристских церемоний. Живописная теплота этих четырех образов сделала их каноническими, и если прежде в отношениях Церкви и кутилы Хальса чувствовался холодок, то создание этих образов принесло художнику кардинальскую милость, однако, не продлившуюся долго. Евангелист Марк, покровитель Венеции, всюду сопровождаем львом подобно тому, как святой Петр не расстается со своим главным атрибутом — связкой ключей. Именно изображение льва обнаружилось позади св. Марка, когда полотно очистили от позднейших записей — воротника и манжет, превративших святого в добропорядочного бюргера.
По 28 июля

 «Образы» Жоана Миро

В Московском музее современного искусства еще можно застать выставку каталонского художника Жоана Миро, старшего современника Дали и младшего — Пикассо, друга Эрнеста Хемингуэя. Здесь представлены работы, созданные им на Майорке в последние 30 лет жизни. Один из наиболее нарядных и декоративных живописцев сюрреалистического направления, Миро формально принадлежит к абстракционистам, однако его абстракции более всего напоминают космос непознаваемых, но дружески расположенных к художнику божественных сущностей и укрощенных субстанций, слегка напоминающих детсад и образующих на холстах Миро жизнерадостные композиции. В большинстве из них прослеживаются излюбленные мотивы: восклицательные капсулы запятых и других графических знаков, звезды, прочерчивающие свои пути по светлым безвоздушным холстам-небесам, орнаменты, нарушившие стройные ряды и весело выпроставшиеся из тенет симметрии, гибкие очертания дам и недреманное око, участвующие в мирном ликовании живописи Жоана Миро, которая отнюдь не экзальтированна, но и не умозрительно холодна.
По 9 июня

 100 работ Бенуа

С 23 мая галерея «Наши художники» выставит именно это количество работ Александра Николаевича Бенуа, основателя петербургского объединения «Мир искусства», искусного книжного графика, акварелиста, неистового критика, влиятельного историка искусства, автора воспоминаний, воссоздающих черты Серебряного века российской культуры. Одним из самых востребованных в наши дни произведений Бенуа стала созданная им «Азбука в картинах», которую переиздают с похвальной регулярностью, хотя и не всегда с должным тщанием. Художественное наследие Александра Бенуа хранится в частных и государственных собраниях. С момента его последней монографической выставки миновало более 40 лет — в 1970 году отмечали столетие со дня рождения художника. В нынешнюю экспозицию включили эскизы пяти букв для «Азбуки в картинах», графические листы из серии «Игрушки» и «Последние прогулки Людовика XIV», работы для издания Кнебеля «Картины по русской истории», знаменитые иллюстрации к «Медному всаднику», виды Версаля и сельской Франции, созданные художником в разные годы в том числе и в эмиграции. Бенуа оформлял спектакли Дягилевских сезонов «Павильон Армиды», «Петрушка», «Соловей» и других постановок, эскизы к этим монументальным работам составляют увлекательнейший цикл экспозиции.
По 21 июля