РОБКОЕ БОЛЬШИНСТВО

фото: www.fedpost.ruПосле того как в 2008 году Обама одержал триумфальную победу на президентских выборах, эксперты поспешили провозгласить смерть консерватизма, полагая, что американское общество переживает «тектонический сдвиг влево». Бывший политтехнолог Клинтона луизианец Джеймс Карвилл утверждал, что демократы укрепились у власти на четыре десятилетия, и даже выпустил книгу под названием «Еще 40 лет».

Однако, получив, казалось бы, безграничную власть, воспользоваться ею демократы не сумели. За год своего правления они не провели через конгресс ни одной знаковой инициативы. «Партия, контролирующая обе палаты, — пишет The Foreign Policy, — до сих пор не может принять закон о здравоохранении, ставший прогрессивным Священным Граалем со времен Гарри Трумэна. Власть, как это ни парадоксально, принадлежит партии меньшинства, которая постоянно загоняет в угол робкое неповоротливое большинство».

Все более очевидным становится и кризис в правящей партии, которая расколота на старую клинтоновскую гвардию и молодых политиков, рассчитывающих сделать карьеру с помощью Обамы. Показателен эпизод, о котором стало известно из опубликованной недавно книги двух американских журналистов Марка Гальперина и Джона Хайлеманна «Смена игры». В начале 2008 года в телефонном разговоре с сенатором Тедом Кеннеди Билл Клинтон с гневом обрушился на Обаму, который «появился ниоткуда» и лишает его супругу полагающегося ей по праву кресла президента. «Этот парень мог бы подавать нам кофе», — заявил тогда он. После напряженной схватки на праймериз старые кланы заключили соглашение с молодым амбициозным окружением Обамы, и долгое время в партии сохранялась видимость консенсуса. До тех пор пока она не столкнулась с серьезными проблемами.


ТРОЙКА С МИНУСОМ

Осенью прошлого года на губернаторских выборах в либеральном штате Нью-Джерси ставленнику республиканцев федеральному прокурору Крису Кристи удалось переиграть действующего губернатора-демократа экс-президента Goldman Sachs Джона Корзайна. Хотя кандидаты шли ноздря в ноздрю, и Обама лично агитировал за Корзайна, сделав себя неформальным участником гонки. Но если этот факт еще можно было счесть за досадное недоразумение, то провал правящей партии в Массачусетсе, который издавна считается политической вотчиной демократов, развеял последние сомнения относительно их популярности. На протяжении 47 лет Массачусетс в сенате представлял Эдвард Кеннеди, глава легендарного клана политиков. Однако после смерти «либерального льва» на довыборах в верхнюю палату конгресса его протеже, генпрокурор штата Марта Коукли, неожиданно для всех проиграла безвестному члену законодательного собрания республиканцу Скотту Брауну. И это несмотря на то, что Обама снова решил рискнуть и приехал в Бостон, чтобы поддержать Коукли. Противники Обамы с удовлетворением констатировали, что его магия выдохлась. «Год назад демократы отправили республиканцев в нокаут, — отмечает американский политолог Джей Кост, — а сегодня они не могут отстоять бывшее место Теда Кеннеди в сенате».

Президента все чаще называют популистом и позером, который не способен ни на что, кроме личного пиара. Рекламные трюки вроде недавней акции семьи Обамы, которая в день памяти Мартина Лютера Кинга поработала в столовой для неимущих, всем уже порядком поднадоели. Хотя следует признать, что Барак был неподражаем в отведенной ему Клинтоном роли официанта. Рейтинг президента сейчас не превышает 50%. Спустя год после начала правления ниже он был только у Рональда Рейгана. Согласно данным опросов, от Обамы отворачиваются независимые избиратели, а как продемонстрировали выборы в Массачусетсе, в нем разочаровывается и самая преданная часть его электората — молодежь: 60% избирателей младше 30 лет отдали свои голоса республиканскому кандидату. Даже дети, опрошенные журналом Time Magazine for Kids, оценили деятельность Обамы на троечку с минусом. По словам скептиков, если бы президентские выборы состоялись сейчас, действующего главу государства «легко одолел бы Чарльз Мэнсон». «Избиратели сыты по горло либеральной повесткой дня. Они устали от пустых трат и чрезмерной опеки, которая исходит сейчас из Вашингтона», — заявляет республиканский конгрессмен от штата Вирджиния Эрик Кантор.

Потеряв место Кеннеди, демократы утратили конституционное большинство в сенате, и теперь им будет еще сложнее проводить новый курс. Один из самых либеральных законодателей — сенатор от штата Висконсин Расс Файнголд печально заметил, что реформу здравоохранения, скорее всего, придется начинать с нуля. Все больше демократов склоняется к тому, что на смену грандиозным проектам администрации должны прийти компромиссные решения, которые смогут удовлетворить часть республиканцев и покончить с поляризацией конгресса.


ВСЛЕД ЗА ТЕЛЬМОЙ И ЛУИЗОЙ

Именно такую политику начал проводить Билл Клинтон после того, как в 1994 году его партия с треском проиграла выборы в конгресс, впервые за десятилетия потеряв большинство в обеих палатах. По словам экспертов, нынешняя ситуация поразительно напоминает события, которые предшествовали этому разгрому. Как пишет американский журналист Кеннет Уолш, который с конца 1980-х входит в пул Белого дома, «это настоящее дежавю. Реформа здравоохранения застряла на Капитолийском холме, демократы сомневаются в президентской программе реформ, граждане недовольны увеличивающейся ролью «большого правительства» и обвиняют администрацию в отсутствии опыта — история повторяется». Вопрос только в том, согласится ли Обама пойти по стопам своего предшественника и сдвинуться в сторону политического центра. Отказавшись от лозунгов леволибералов, Клинтон легко избрался на второй срок в 1996 году и уцелел во время импичмента. «Главные успехи Билла Клинтона — договор о создании североамериканской зоны свободной торговли, реформа системы пособий для неимущих, а также сбалансированный бюджет, который обусловил финансовый бум конца 90-х, — были бы невозможны без поддержки рес-публиканцев», — пишет The Weekly Standard. Однако, по словам экспертов, Обаме не так просто порвать с леволиберальным лагерем, который обеспечил ему победу на выборах. К тому же нельзя забывать, что и сам президент является адептом современного либерализма. «Обаму окружают романтики, — утверждает американский политолог Джон Харрис, — которые видят его трансформационным лидером, возвышающимся на исторической арене. Клинтон для них в лучшем случае фигура переходная, и его прагматизм, основанный на чтении соцопросов, вызывает презрительное недоумение у рыцарей нового Камелота». Как рассказывает ушедший недавно в отставку конгрессмен-демократ Марион Берри, на встрече с ним Обама объяснил, в чем заключается главное отличие настоящего момента от 1994 года. «Теперь у вас есть я», — провозгласил президент. В последние месяцы он не раз давал понять, что не собирается сворачивать с выбранного курса и предпочитает пробыть на своем посту всего один срок, но быть «хорошим президентом», нежели просидеть два, но быть «президентом посредственным».

Намерение Обамы идти ва-банк доказывает и тот факт, что он вновь нанял консультантом Дэвида Плаффа, который был главой его предвыборного штаба. Плафф тут же напечатал статью в The Washington Post с призывом к демократам не отрекаться от собственных принципов и действовать еще напористее. «Мы должны без промедлений принять реформу здравоохранения, — отмечал он, — создать новые рабочие места, не слушать нотации республиканцев о сокращении расходов (администрация Буша пришла к власти, когда профицит бюджета составлял 236 млрд долларов, а в наследство Обаме оставила государственный долг в размере 1,3 трлн). Не надо писаться от страха. Вместо этого давайте сражаться, как черти, вести агрессивную предвыборную кампанию. И если даже повторить результаты 2008 года партии не удастся, ноябрьские выборы не станут для нас кошмаром или падением в пропасть, как это сейчас пытаются представить». В последнее время излюбленной метафорой американских политических комментаторов стало сравнение Обамы, отказывающегося отойти от выбранного курса, с героинями фильма «Тельма и Луиза», которые, спасаясь от полиции и не желая провести остаток жизни в тюрьме, на полном ходу слетают в пропасть.