У меня много общественной работы. Где-то член центрального совета. Где-то вхожу в президиум. Вот, например, возглавляю Национальную ассоциацию журналистов «Медиакратия» — энергичное объединение коллег, работающих в основном в российских регионах.

Как представитель этой организации, был на днях включен в состав общественного совета Северо-Кавказского округа. И полетел в Пятигорск на первое заседание. Пятигорск в этом году президентским указом стал столицей Кавказа. А Александр Хлопонин возглавил новый федеральный округ — СКФО, при этом еще и в ранге заместителя председателя правительства. Что необычно? Необычно, что именно он и стал председателем общественного совета. Необычен для региональных организаций и способ его формирования: треть — представители из Федерального центра. И это понятно. Проблемы Кавказа давно перестали быть анклавными. Они отражаются на всей России. Трудоизбыточность кавказских республик и демографические проблемы русского народа. Разность традиций и религиозных нюансов. Плохо контролируемое поведение молодых и горячих горцев, оторвавшихся от родных мест и влияния стариков и родственников. Коррумпированность бюрократии и правоохранительных органов. Изменения в национальном составе больших городов. Кавказская национальность и славянская наружность, как пишут в милицейских протоколах и газетных материалах. Каждая из этих проблем не просто сложна, она взрывоопасна. Каждая вызывает и бытовое брюзжание, и острые статьи и телепередачи, и стихийные выступления, и драки, и кровь.

В дни, когда буйствовала Москва, мы и собрались на Кавказе. Остальные тридцать человек в новом общественном совете — местные, кавказцы. Их мнение — старейшин, религиозных лидеров, журналистов, общественных деятелей и просто мудрых людей — было особенно важно услышать, когда неспокойно на улицах наших городов и станциях метро. Вот о чем они говорили, если коротко. «Футбольная вакханалия» вызвана вовсе не футбольным соперничеством. Одна группа молодых людей сцепилась с другой. В результате погиб молодой человек. Убийцу и других виновных участников драки надо судить. Трагедия для семей, но с точки зрения юрис­пруденции не самое сложное дело. Было ли это столкновением на национальной почве? Нет. Но страсти разжигаются. Драка в лагере «Дон», когда юные кавказские спортсмены приставали к девочке-подростку, а потом были жестоко избиты ворвавшимися на территорию детского лагеря взрослыми местными мужиками, большинство из которых также составляли кавказцы. Дело, возбужденное по данному инциденту, фактически не расследуется.

Приводили и много других фактов. О том, что всех пассажиров авиарейсов из Махачкалы подвергают дополнительному осмотру, словно они иностранцы. О том, что блокпосты на кавказских дорогах разъединяют российские регионы, а Ставропольский край отгородился от соседей чуть ли не государственной границей. 

Мне есть что добавить к сказанному коллегами. И есть что сказать в ответ. Вспомнить и о коррупции, и о религиозных экстремистах, о русских, вынужденно покидающих Кавказ, о лезгинке на площадях старинных русских городов — не как о прекрасном танце, а как о крикливом вызове. Но собирался совет не только для того, чтобы обменяться претензиями, даже если многие из них справедливы. Собрались понять, как строить страну дальше.

Не мы пришли на Кавказ, а наши предки. Не мы соединились в единую страну с Россией в центре государства, а наши предки. Россия получилась, выстроилась такой, какая есть — с Москвой и Курилами, Татарстаном, Башкирией, Кавказом, Якутией. Не нам отменять. И именно поэтому не может быть России только для русских, потому что мы  федерация. Народы вошли в единое государство со своими коренными землями. Но и со своими традициями. И опять же — не нам отменять. Не может быть Москвы только для москвичей. Потому что Москва — столица Федерации. Каждый гражданин в нашей стране имеет право жить где хочет. Воспрепятствование этому праву — преступление.

Но что же делать, если часть русских россиян не воспринимает нерусских россиян своими соотечественниками? Что делать, когда отношения обострены и потому, что переехавшие в неродные города люди не хотят жить по здешним правилам, а навязывают свои нравы? Делать только одно. Продолжать объединять страну. Русский экстремистский национализм сегодня не менее опасен для целостности России, чем кавказский или иной сепаратизм. Потому что он отталкивает от себя регионы, где живут люди другой национальности, вредит русским людям, проживающим там. Не этого ли, разрушения России, так хотят наши недруги извне? Москва не только для русских. Она общая. Кавказ не только для кавказцев. Он общий. Потому что есть общая Россия.
 
...У многих, полагаю, как и у меня, есть в жизни много общественных дел и поручений. Но сегодня важнее этой общественной работы — не допустить не только развала России по этническому или географическому признаку, но даже и мысли об этом — нет. Это главная задача общества. Потому что Россия может быть только единой. Или не быть.